Соцсети:

Ученья проходят. А что остается?

20 июня 2011 | Газета «Кузбасс»

Меньше месяца назад в селе Каменка Крапивинского района прошли крупные тактико-специальные учения, на которых отрабатывались вопросы защиты населенных пунктов от лесных пожаров. Отработали тогда образцово-показательно. Каменка осталась в противопожарном «всеоружии». А остальные деревни и села? Готовы ли ко всякому пожарному случаю? Корреспонденты «Кузбасса» отправились в рейды в поисках ответов.

До и после Каменки
Снова Крапивинский район. Дорогу до Каменки прихорошили. Обновили дорожные знаки. Нанесли свежую разметку. Причем она появилась даже там, где отродясь не бывало.
В самой Каменке тихо. Местные жители заняты окучиванием картофельных плантаций. Противопожарные щиты, в красно-белом порядке пестревшие на каждой улице во время учений, заметно поредели. «Потому что были учебные, чтобы на учениях их продемонстрировать, — пояснил «Кузбассу» глава Крапивинского района Денис Ильин. — А стационарные как были в Каменке до учений, так там и остались. Три противопожарных щита, предусмотренные нормативами, базируются возле здания администрации».
Старожилы кивают: «Да чего уж, и так знаем, что делать, если где пожар какой».
Едем в Арсеново, что в десятке километров от Каменки. В деревне явно не было учений. Из противопожарных подручных средств – небольшой пруд и водонапорная башня. Арсеновцы рассказывают, что в селе давно не было пожаров. У них создана добровольная пожарная дружина из четырех человек, которые весной прошли специальное обучение. Трое – местные, арсеновские, один из Ключей, что в 5 км. Нам удалось с ними побеседовать.
Евгений Вылегжанин, тракторист по основной профессии, рассказал, что сегодня на вооружении у команды только специальная пожарная форма да топоры. Из транспорта – тракторы, бульдозеры, экскаваторы:
— На учения в Каменку нам бочку давали, водолейку, а после учений ее того… забрали куда-то, и теперь мы без всего остались. Ни багров, ни лопат, ничего нет из подручных средств.
В Ключах вот нынче баня горела ночью. Мы узнали только утром. Слава богу, у нас все тихо, давно пожаров не было. Нынче пока, тьфу-тьфу, даже поля не жгли. Если у кого что загорится, конечно, помогаем. Пожарные до нас, деревень, обычно приезжают когда? Когда уже все догорает. Как друг другу не помогать?
Ближайшая пожарная часть у нас в Крапивино, в Борисово вот открыли. Так от них до нас километров 25. Пока доедут… Благо пруд у нас рядом. И пожарный гидрант есть на водонапорной башне.
— Хотелось бы, чтобы у нас было, как в Каменке, — говорит Андрей Вылегжанин, другой добровольный пожарный. — Хоть когда-нибудь. Да хотя бы водолейку нам дали обещанную, техника-то хорошая – там 4 огнетушителя, 5 рукавов… Водолейку с Каменки к нам повезли было, в гараж поставить. А приехали – ее нет.

Едем в соседние Ключи, где ночью сгорела баня. На пепелище разбирают завалы погорельцы.
Галина Суховольская, хозяйка сгоревшей бани, со слезами в голосе вспоминает:
— Загорелось в полвторого ночи. Мы спали все. Парни наши из Арсенова с танцев возвращались и заметили. Подошли, открыли баню – а там все огнем уже полыхало. Нас давай будить.
Спасибо соседям, прибежали. Тушили ведрами, из ванн в огородах, из бочек воду таскали. Потом пришли пожарные машины: из  Борисова, из Зеленогорского, еще одна была какая-то от МЧС. Только сгорело все уже. Одна, правда, позаливала тут все. А то уже на крышу дома огонь перекинулся. Шифер раскаленный был.
Слава богу, дом отстояли.

Мариинский район: во всеоружии
Надо же было случиться такому совпадению: едва мы переступили порог администрации Лебяжьесельского поселения, как звонит телефон: «В Николаевке – пожар». И. о. главы Валентину Алексеевну Афанасьеву как ветром сдуло. А вместе с ней и главного здешнего «пожарника» – Николая Меркулова. Николай Иванович — водитель, отвечает в этом сельском поселении за работу добровольной пожарной команды (ДПК). Сегодня именно он сутки дежурил в ожидании тревожных сигналов. И неважно, где возгорание – на своей ли территории либо в соседнем сельском поселении, Меркулов «запрягает» пожарную машину и едет.
Николаевка – это как раз территория соседей. Но у них нет пожарной машины, потому глава администрации Николаевского поселения каждый раз просит срочно прислать Николая Меркулова. Либо обращается в Сусловское поселение, где пожарная техника помощнее.
Жители Лебяжьесельского поселения, куда входит шесть населенных пунктов, всегда начеку. Ведь тайга здесь – совсем рядом, потому и меры пожарной охраны усилены.
Кроме ДПК, в которой трое штатных пожарников, есть еще добровольные «дружинники» (ДПД) – 24 человека. В ДПД включили тех, у кого какая-то техника дома имеется – либо тракторы, чтобы опахивать опасную территорию, либо большегрузные «Уралы».
А еще двоих рабочих устроили временно в администрации специально для того, чтобы ежедневно было кому заниматься осмотром территории, выявлять возможные источники пожара. Например, легковоспламеняющийся хлам у заборов жилых домов. Да и просто ветхое жилье, которое уже пустует, может стать очагом возгорания. Поэтому в обязанности рабочих входит еще разбор этих ветхих домов.
Кстати, пока мы ехали по поселку Лебяжий, невольно обратили внимание на безупречный вид улиц. У заборов домов – ни досточки, ни кусочка угля, одна трава растет. А вот водоемов нет. Местные жители, чтобы искупаться летом, ходят в
д. Рубино – там речка. Для питья используют колодезную воду, которую приходится таскать в ведрах.
Но случись пожар, куда бежать-то? Не в Рубино же!
Валентина Алексеевна повела нас к кочегарке, которую зимой используют для обогрева домов, а летом – как запас воды на случай пожаров. Резервуар воды рассчитан на 20 кубов, а подают ее с помощью установленной здесь же водонапорной башни. А в 300 метрах от кочегарки два малых водоема для технических целей.
Семья Марины и Михаила Лобановых живет у самой тайги. И все дома на их улице Новой, можно сказать, в опасной зоне. Но вопрос, где воду брать будут в случае чего, их не озадачил.
– У нас тут рядом четыре котлована с водой для технических нужд, – поясняет глава семьи Михаил Владимирович.
За последний десяток лет во всем Мариинском районе не помнят случая, чтобы лесной пожар вдруг перекинулся на населенный пункт. Или наоборот. Видимо, спасает п. Лебяжий объездная дорога (бетонные плиты со щебнем), отделяющая тайгу от жилья.
– За весь весенне-летний сезон в нашем районе было 17 лесных пожаров, – поясняет ситуацию Александр Кориневский, начальник отдела по делам ГО и ЧС администрации Мариинского района. – Но горела не тайга, а колки, растущие посреди поля. Поэтому огонь быстро потушили.
Причина всех возгораний, как это ни печально – поджоги травы либо детское баловство, либо сельскохозяйственные палы. В итоге людского легкомыслия горело на 60,6 га территории Мариинского района (в прошлом году – 35 га).
Из 12 сельских поселений в опасной близости к тайге находятся лишь две: это Лебяжьесельское и Таежная Михайловка. Однако в каждом поселении есть пожарные дружины, а в семи поселениях – ДПК со спецтранспортом. На случай больших пожаров закуплены ранцы из брезента емкостью на 10 литров воды с опрыскивателем. Будут также использованы машины ЖКХ – водовозки.
Если участок пожара вдали от поселения, то извещают об этом отряд №8 федеральной пожарной службы и лесников, 11 парашютистов подразделения пожаротушения.
10 июня на территории Калининского сельского поселения прошли учения, в которых участвовали все главы сельских поселений и все силы, которые могут быть задействованы при тушении. Так что Мариинский район встретил пожароопасный сезон, можно сказать, во всеоружии.

Новокузнецкий, Прокопьевский районы: поможет лишь дозор
В августе этого года у семьи пенсионеров Лапшиных – юбилей: полстолетия с тех пор, как поселились в селе Таловая Новокузнецкого района. Местность, которую они выбрали для жительства, окружена со всех сторон тайгой. Она и кормит жителей села, предоставляя им возможность делать грибные и ягодные припасы. И в то же время представляет немалую опасность…
Загорись она – придется эвакуировать всех жителей села, а сегодня  это, вместе с дачниками, более сотни дворов. «За пять десятков лет, что здесь живу, ни разу не видел, чтобы применялись какие-то противопожарные меры, — рассказывает Александр Филиппович Лапшин. — Никакого опахивания притаежной местности сроду не было…Хотя возможность того, что тайга может загореться, существует постоянно – и весной, и летом. Горожане, пришедшие в тайгу за ягодами, жгут костры, бросают непотушенные окурки…В жаркое время года трава и лесной сушняк могут вспыхнуть моментально». Вспомнил Александр Филиппович и случай, когда дачник запалил на огороде траву, да просмотрел – огонь вырвался наружу, прямо на поляну, от которой до массива сосен рукой подать… «Еле всем миром  потушили… — вспоминает старожил села. – Да в случае чего, дозвониться из нашей Таловой до пожарных, что новокузнецких, что костенковских, можно с большим трудом. Мобильная связь работает плохо. И стационарный телефон, установленный в селе, по нашей жалобе лишь недавно починили…»
— Однажды пожарные приезжали сюда из Костенкова с пустыми бочками. Чтобы быстрее, порожняком до нашего села добраться… Дорога у нас  не из легких, вот и едут в надежде набрать воду либо из речки Таловой, либо из водопровода…А тогда и Таловая обмелела, и водопровод не работал – свет отключили, а он у нас с электроподключением…Сгорела баня.
— Свои территории мы каждую весну с целью защиты от огня  опахиваем. Техника есть, — рассказывает фермер Игорь Куряков из фермерского хозяйства села Матюшина Прокопьевского района. – Самая опасная в этом деле всегда – сухая трава. Из-за нее недавно в селе баня сгорела… Еще одна беда: в окрестности много брошенных земель. На них каждую весну полыхает сухая трава. Будь у них хозяин – он бы следил за состоянием этих земельных угодий. А так – жги, кому не лень…

Междуреченский район: готовность на 10 процентов
В Междуреченском городском округе по соседству с таежными массивами находятся несколько поселков, в том числе отдаленные – Теба, Майзас, Ортон, Учас, Трехречье и Ильинка. Удаленность от цивилизации в каком-то смысле и служит защитой для этих населенных пунктов. Посторонних здесь бывает мало, а местные жители прекрасно осведомлены, чем грозит неосторожное обращение с огнем в тайге.
Тем не менее, меры предосторожности не помешают. И в Майзасе нынче озаботились противопожарной безопасностью всерьез. Поселок с одной стороны граничит с рекой, а с другой к нему примыкает тайга. Чтобы подстраховаться на случай лесного пожара, здесь сделали защитную полосу. На протяжении 4 км с углублением в лес на 30 м избавились от древесного хлама, на деревьях обрубили снизу сучья и ветки, чтобы огонь низом не пришел в поселок.
— Кроме того, мы оборудовали семь водоемов для забора воды: три на Томи, а в четырех местах углубили речку Майзас, — говорит начальник Майзасского территориального управления Римма Кочерова. – На каждом доме висят таблички с изображением инструментов – у кого ведро, у кого топор или лопата. Это для того, чтобы в случае пожара люди не растерялись и взяли то, что необходимо. Сформирована добровольная дружина из восьми человек. В поселке Камешок уже прошли два учения добровольных дружин. В ближайшее время проверим готовность добровольных дружинников и в Майзасе. Есть у нас в поселке свой «набат», оповещающий о чрезвычайных ситуациях. Уличный комитет прошел по домам, расположенным в непосредственной близости к лесу, и проверил, имеются ли на усадьбах баки с водой или другие емкости. Пожарная машина у нас в исправном состоянии, есть договоренность с колонией-поселением, в случае бедствия готовы действовать сообща.
Директор Междуреченского лесхоза Василий Куркин отметил, что в целом профилактические мероприятия в поселках проводятся на неплохом уровне. Окрестности Междуреченска пока считаются благополучным районом с точки зрения пожарной безопасности, за три года здесь не возникло ни одного пожара. Однако меры предосторожности необходимы.
В отдаленном поселке Теба, например, беспокойство вызывает техническое оснащение добровольной пожарной команды. Проведенная в начале июня проверка выявила, что тебинские пожарные лишь на 10% готовы бороться с огнем. Их старый автомобиль не сможет даже забрать насосом воду из реки, заправить автоцистерну возможно только с помощью мотопомпы. Все имеющееся на автомобиле пожарно-техническое вооружение в неудовлетворительном состоянии, ветхое, с истекшим сроком эксплуатации. У личного состава пожарной команды нет ни боевой одежды, ни соответствующего снаряжения.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс