Соцсети:

Особый случай.Мамино соло в домашнем оркестре

25 мая 2011 | Галина Бабанакова

– Вы их не вовремя родили, – вроде даже с сочувствием сказала Ларисе Владимировне одна из чиновниц. – Сейчас вот и материнский капитал есть, и детские сады на дому, и вообще льготы разные. А ваша семья, вы уж извините, ни под какую категорию не подходит. Разве что только многодетная. Но ведь у вас все в порядке с прожиточным минимумом.– Да, да, вы правы: у нас все хорошо. Мы не просто живем, а с музыкой и песнями, – тихо сказала Лариса Владимировна, пожалев, что пришла сюда.

Хорошо еще, что не достала из сумки грамоты, благодарности, дипломы своих детей. Подумала бы та чиновница, что хвалится многодетная мать. Но это неправда. Она не жалуется, не хвалится, а гордится своими детьми. А их у нее и ее мужа Николая Николаевича Никитина не семеро по лавкам, а девять! Светлана (30 лет), Вера (20 лет), Таня (18 лет), Зина (17 лет), Володя (15 лет), Лена (12 лет), Филипп (11 лет), Андрей (10 лет) и Лидочка (7 лет).

Между прочим, лавки – симпатичные, современные, из чистого дерева – у Никитиных действительно есть. Стоят в просторной кухне вдоль обеденного стола. И нет большей радости для Никитиных, чем когда за столом на эти лавочки усаживаются все. А уж если всем семейством пожалует в гости старшая дочь Светлана, то приходится еще и стулья подставлять. Светлана тоже многодетная мама. У нее и мужа Ивана пятеро деточек: Надя, Катя, Оля, Алена, Слава.

– Хорошо тебе, Лариса, вон сколько помощников. И радости сколько, – говорят соседи.

Улыбается Лариса Владимировна. Ведь было время, когда те же соседи жалели ее:

– Ни днем, ни ночью покоя и отдыха ты не знаешь.

Что верно, то верно. Мало в чьих окнах на улицах свет в окошке появляется так рано и гаснет так поздно, как у Никитиных. Но она-то – мама, жена, бабушка, теща – все равно не жалуется. И не держит обиды на тех, кто, сославшись на наши законы, только разведет руками.

Так было однажды, когда Никитиным надо было во что бы то ни стало купить музыкальный инструмент. Семья копила деньги, экономя даже на хлебе насущном. Так что каждая сотня рублей была бы кстати. И ведь именно ста рублями (с какими-то копейками) и «озолотили» Никитиных. Такой суммы не хватало тогда им до прожиточного минимума…

Аккордеон, пусть и «бэушный», был все-таки куплен. Точно так же, из вторых, а может быть, даже и третьих рук были приобретены и другие инструменты. Так что не зря в местной музыкальной школе, шутя по-доброму, называют Никитиных «Бременскими музыкантами».

Кто-то из детей «музыкалку» уже окончил, кто-то одолел лишь несколько классов, а потом сказал: «Это – не мое». А кто-то, как Лена и Андрюша, «доигрались» до губернаторской стипендии. Самая младшая, семилетняя Лида, к музыке тоже неравнодушна. Она – отличный слушатель и зритель. Но в то же время уже заявила:

– А я буду учиться в художественной школе.

Рисунки Лидочки (для мамы не только на праздники, но и каждый день) – прямо как мелодия: за душу и за сердце берут. Сразу видно: автор – счастливый ребенок.

 

Сама Лариса Владимировна на свое детство тоже не жалуется. Правда, ее заветная мечта – учиться в музыкальной школе – не сбылась. У родителей Ларисы было четверо детей. И хотя концы с концами семья сводила, «лишних» денег не было. И Лариса не говорила вслух, что хочет научиться играть. А потом, когда эту мечту уже бесполезно было загадывать в новогоднюю ночь, стала мечтать о том, что ее дети непременно пойдут в «музыкалку».

Она хоть и не педагог, и не психолог по профессии, но была уверена, что неталантливых детей нет. А уж ее-то дочки и сыночки – особенные. Потому что все – желанные.

Иной раз, правда, накатит грусть (а у какой мамы такого не бывает) оттого, что даже всесильная материнская любовь отступает перед финансовыми проблемами. Вот сейчас десятилетнему Андрюше (отличнику в двух школах) нужен аккордеон. Правда, для нас он решил сыграть на аккордеоне старшей сестры Татьяны. Андрюшу из-за инструмента почти не видно. Со стороны кажется, что звуки льются сами по себе. Да еще какие звуки! Андрей уже и в конкурсах побеждал. На фортепиано стоит и его награда. Рядом с теми, которые получили его сестры.

Девочек тоже не надо долго уговаривать исполнить свои любимые произведения. Еще мгновение – и – какое же это задушевное чудо – домашний концерт «Бременских…» Впрочем, почему «Бременских» – краснобродских музыкантов. Знайте наших! Знайте Никитиных

И тут на середину комнаты выходит Лариса Владимировна. Не просто мама, а самая-самая. Она начинает петь. К ней присоединяется Татьяна. Дуэт Ларисы и Татьяны удивителен. Браво! Браво!

…Одна из сестер расскажет мне потом по секрету, что если вдруг их маме станет грустно, то они все, кто дома, тут же собирают свой семейный оркестр. И – все. Улетают тучки, улыбается их мама. И папа – Николай Николаевич – улыбается тоже.

Лариса и Николай учились не только в одной школе, но и в одном классе. В восьмом стали дружить. Первая любовь переросла в большую и единственную.

 

Их семейная лодка не разбилась о камни быта. Конечно, споры случаются. Но чтобы какой-то сор выносить на улицу – этого нет. Лучше не с сором на улицу, а с… музыкой. Татьяна берет свой аккордеон и – за калитку, на лавочку. Один за другим подходят соседи. Одни подпевают, другие танцуют, а третьи опять же завидуют.

– Весело вы, Лариса, живете. Хорошо вам…

Она не отрицает. И не рассказывает, что это такое, их семейное «хорошо». Двадцать лет из своих пятидесяти (она возраст не скрывает) Лариса Владимировна «сидела» дома. С детьми. Я не случайно слово «сидела» поставила в кавычки. Многие женщины и после отпуска, а то и после выходных спешат на работу от бесконечных домашних, что таить, нередко неблагодарных дел. А тут – двадцать лет. Правда, о своей первой профессии торгового работника (после кооперативного техникума) Лариса не скучала. Может, потому, что за прилавок она встала в дефицитное время. На полках – шаром покати. Но под прилавком кое-что бывало. Однако Ларисе строго-настрого было запрещено даже калоши продавать «кому попало». Только нужным людям. Не нравилось это Ларисе. Она вообще на стороне справедливости.

– А тебя-то эта справедливость стороной обходит, – нет-нет да и скажет кто-то из «доброжелателей». – Другим-то многодетным и машины дают, и детей в заграничные лагеря отправляют. Да и родителей медалями награждают. Видно, что-то не так в вашем семействе…

Однажды она и сама подумала об этом: «Что-то не так?». Было это во время одной поездки в Кемерово на солидный прием.

Одну за другой вызывали мамочек на сцену, вручали медали «За достойное воспитание детей». Но ее фамилии не назвали. Не заслужила, значит?

– Только вы не подумайте, что я жалуюсь, – уже в который раз говорит мне Лариса и в который раз убедительно просит обязательно написать, как мы с ней познакомились.

Выполняю просьбу. С Ларисой мы оказались попутчицами в одном междугородном рейсе. Разговорились. Она была радостной. Еще бы, удалось навестить дочек – Веру и Зину. Они – студентки Кемеровского музыкального колледжа по классу скрипки. Только у этих дочек на двоих сто (!) грамот и дипломов за учебу и победы в смотрах-конкурсах.

Одно плохо: нет у колледжа своего общежития. Арендуют. Потому и плата за комнату (с удобствами по коридору) немалая. По 2800 рублей за человека в месяц.

– Вот, с пустым кошельком домой возвращаюсь. Зато за все заплачено, – разоткровенничалась тогда Лариса, не зная, конечно, что ее случайная попутчица в газете работает. В этом я ей уже перед остановкой призналась. И напросилась в гости. Семья-то вон какая особенная. Не просто многодетная, но еще и талантливая. Начиная с главы Николая Николаевича. Он – машинист экскаватора на разрезе, кавалер знаков «Шахтерская слава». За ним идет она, Лариса Владимировна. В прошлом году она всех удивила тем, что стала… студенткой. Поступила в Беловский филиал Московского института железнодорожного транспорта. Отделение заочное. Экзамены сдала успешно, а потому за учебу платить не надо: бюджет. Да и не потянула бы семья еще и эту плату. Сейчас вот Татьяна собирается в студентки. И Володя после девятилетки хочет поступать в железнодорожный кадетский корпус. Тянет паренька к технике.

А Филипп (11 лет) в историю влюблен. Свою родословную изучил, теперь вот интересуется царскими. Тренер футбольной команды, где играет Филипп, говорит, что у мальчика спортивный талант. Но сам Филипп не прочь в будущем видеть себя президентом страны.

Над мечтой Филиппа никто не шутит. Сами знаете, что вредно не мечтать.

Вот и Лариса Владимировна исполнила еще одну свою мечту: пойти работать. Теперь она, как и ее муж, тоже горнячка. Удивительно, но по-прежнему все успевает. А в последнее время стала перечитывать Достоевского, Чехова, Толстого…

– Одно дело «проходить» классиков по обязательной программе, другое – читать для души, уже осмысленно, исходя из своего жизненного опыта, – говорит Лариса.

– И материнского, – добавила я.

Именно материнский инстинкт заставил ее однажды остановиться около плачущего мальчика. Было это в детском отделении больницы, где Лариса лежала со своим ребенком.

– А где твоя мама? – спросила Лариса мальчика, вытирая ему слезы.

Оказалось, что Илюша (так зовут мальчика) из приюта. Лариса уже не раз ездила в тот приют. Мальчик рад. Сотрудники удивляются: разве у Ларисы Владимировны своих проблем мало?

Немало, конечно. Но после свидания с чужим мальчиком на сердце становится теплее. Ведь Илюша уже не плачет… Вот и ей вновь петь захотелось. Своих домашних музыкантов уговаривать не надо. По твоему желанию звучит музыка, мамочка!

Галина БАБАНАКОВА .

пгт. Красный Брод.

Фото Кирилла Кухмаря.

 

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс