Соцсети:

Нужны ли нам квоты?

25 мая 2011 | Газета «Кузбасс»

Пока у нас идут споры и дебаты насчет миграционной политики, дешевых и трудолюбивых мигрантов активно вербуют другие государства. Так, Италия и Израиль уже заключили договоры на поставку рабочей силы со странами СНГ. Гастарбайтеров приглашают на работу по уходу за пожилыми людьми, в строительную сферу и сельское хозяйство. Только эти страны пошли другим путем – на государственном уровне организовали цивилизованный набор мигрантов, включающий обучение языку и своему законодательству. А в нашем обществе продолжаются споры: нужно ли отменять квотирование на привлечение рабочей силы из-за рубежа, не будет ли это угрозой для национального рынка труда и т.д.

Квоты были введены в 2007 году вместе с мерами, упрощающими порядок законного привлечения иностранцев. Это позволило увеличить число легально работающих мигрантов (по данным УФМС по Кемеровской области, с 10 до 40%). Сейчас озвучено еще одно предложение от ФМС — отменить разрешения на временное проживание и сразу давать вид на жительство при условии, что мигрант пройдет квалификационные экзамены, в том числе на знание русского языка. Оценивать пригодность гастарбайтера будут баллами, но систему оценки еще предстоит разработать.

По официальным данным, в Кузбассе от числа экономически активного населения гастарбайтеры занимают всего 0,2% рабочих мест. Но эксперты полагают, что у нас трудятся тысячи мигрантов-нелегалов, которые не получили рабочие места по квоте.

Нелегалы являются самой низкооплачиваемой, бесправной и наиболее привлекательной для предпринимателей рабочей силой. Да и работающие легально вне конкуренции по сравнению с местным населением.

Ведь иностранцы занимают свободные вакансии — рабочих строительных профессий, мойщиков посуды, уборщиков помещений, швей и т.д. Среди них востребована работа, на которую молодые россияне идут неохотно. Одна из причин, по которой эти вакансии пустуют, – непопулярность рабочих профессий среди нашей молодежи.

По мнению специалистов в сфере занятости населения, изменение механизма квотирования вряд ли может стать угрозой для местного рынка труда. Он нуждается не в защите от мигрантов, а в возрождении системы профтехобразования. Если на рынке будет достаточно местных молодых рабочих кадров, ситуация изменится.

Как говорит Юрий Садоха, заместитель директора Кемеровского центра занятости населения, не рвутся на эту работу потому, что уровень оплаты труда для гастарбайтеров ниже того, на который претендуют наши люди. Для тех 10 тысяч рублей – большие деньги, они отправляют их на родину, где низкий уровень жизни.

— Кстати, у нас в городе безработица идет на спад, — говорит Юрий Иванович. — На сегодня у нас зарегистрировано 4697 безработных, а на 1 января 2010 года было 6645. То есть потихоньку снижается. Это чувствуется еще и потому, что вторую неделю обращений граждан меньше. Возможно, это связано с началом дачного периода. К концу года люди снова пойдут к нам в поисках работы, но к этому времени обычно всегда больше вакансий открывается.

Квота в какой-то степени дисциплинирует работодателя. В заявке прописаны условия, на которых он может принять мигранта. При наличии квоты мы знаем предприятия, которые запросили и получили иностранцев. С каждым таким работодателем у нас заключено соглашение, что кроме иностранцев он будет брать и местных работников. Кстати, иногда сами мигранты создают новые рабочие места. Например, у нас есть врач-стоматолог из Индии. Он создал стоматологическую фирму, у него работают кемеровчане. Сейчас он, кажется, получил вид на жительство. Кстати, квотируют не только рабочие специальности но и топ-менеджеров – генеральных директоров, например.

Между тем «неинтересные» для молодых профессии становятся высокооплачиваемыми. Предприниматели нашли возможность повысить зарплату гастарбайтерам (и собственную прибыль) за счет увеличения интенсивности труда.

 

О новой схеме клининга нам рассказал руководитель одного кемеровского предприятия.

— Мне предложили уволить техничек, которые убирают производственные помещения. Я плачу им зарплату за весь рабочий день, но они работают от силы несколько часов, остальное время сидят без дела. Вместо этого мне предложили заплатить фирме, которая привезет бригаду уборщиков-гастарбайтеров, те вымоют помещения за час и уедут на другой объект…

К слову сказать, возражения против квотирования звучат давно. Больше всего предпринимателей не устраивает длительный период планирования, что усложняет порядок законного трудоустройства иностранцев.

По словам начальника отдела внешней трудовой миграции УФМС по Кемеровской области Светланы Цура, сейчас потребность в рабочих руках из зарубежья рассчитывается на основе заявок работодателей, квоты на год устанавливает Министерство здравоохранения и социального развития. Квота разбивается по работодателям, по профессиям, при этом для того, чтобы ею воспользоваться, требуется длительный период планирования.

Предприниматели вынуждены на год вперед определить свою потребность в рабсиле (заявка на следующий год должна быть подана весной нынешнего года). В большинстве случаев заявки подают строительные фирмы, для которых потребность в рабочей силе зависит от результатов тендеров. Будет очередной конкурс выигран или проигран – предугадать невозможно. Получается, что компания, подавшая заявки, может ими не воспользоваться. А другой работодатель, которому рабочие руки нужны позарез, не может их нанять, потому что год назад он и не предполагал, что получит выгодный заказ.

Законодатель, казалось бы, предусмотрел и этот момент, создав механизм корректировки квоты.

— В этом году Кузбасс получит возможность дополнительно принять на работу 3 тысячи иностранцев (плюс к уже утвержденным 6704), — говорит Светлана Павловна. — Но эту квоту утвердят не раньше сентября 2011 года, когда строительный сезон идет к концу. Таким образом, квотирование не дает возможности действовать гибко и оперативно в условиях рыночной экономики.

Вводятся и новые механизмы привлечения иностранцев. Как мы уже сообщали, с июля 2010 года работает патентная система для гастарбайтеров (на эту категорию квотирование не распространяется), приезжающих для трудоустройства у физических лиц. Платить за патент нужно одну тысячу рублей в месяц. В этом году на получение патентов УФМС по Кемеровской области приняло 5 тысяч заявлений. Порядка 3 тысяч получили патенты сроком на год. Кстати, рабочие кадры Кузбасса тоже становятся внутренними мигрантами, то есть переезжают в трудоизбыточные регионы – Норильск, Магадан. В 2010 году в другие регионы выехали 22 кемеровчанина. Желающих было в десятки раз больше, но отбирали высококвалифицированных рабочих. Да и такая работа подходит не для всех. Несколько месяцев люди зарабатывают деньги, а домой едут только зимовать.

К слову сказать, поездка в другой регион – это своего рода лотерея. Известны случаи, когда граждане возвращались домой без заработков. А были и очень выигрышные. Например, хорошие отзывы были от граждан, вернувшихся с работы в ЗАО «Омсукчанская горно-геологическая компания». Раньше там работали представители Канады, добывали золото, серебро. Потом канадцы уехали, а система жизнеобеспечения осталась. Наши люди остались довольны условиями — пятиразовое питание в столовой и хорошие заработки. Но попасть туда оказалось нелегко, приглашения на работу получили только высококвалифицированные рабочие, которые и в Кузбассе на вес золота.

Надежда ПАВЛОВА.

 

 

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс