Соцсети:

Спектакль за три дня

18 мая 2011 | Ольга Штраус

Помните, во времена популярного телешоу «Угадай мелодию!» бродил такой театральный  анекдот: «Я поставлю этот спектакль с трех репетиций!» – хвалится один режиссер. «А я – с двух!» — отвечает ему коллега.Сегодня эта «абсурдная», на первый взгляд, ситуация практически воплощена в жизнь.В Прокопьевске, в местном театре, состоялась лаборатория-семинар по созданию эскизов спектаклей. Три молодых столичных режиссера за три дня поставили тут три спектакля. На четвертый-пятый день их отсмотрела прокопьевская публика и после обсуждения вынесла свой вердикт («оставить в репертуаре», «доработать» или «забыть, как страшный сон»).Чтоинтересно: на показах присутствовала преимущественно молодая публика, которую отнюдь не отнесешь к театральным завсегдатаям. И второе: обсуждение проблем, поднятых в спектаклях, все три раза превращалось в настоящие диспут-клубы «о жизни». То есть взамен «места, где вам представляют зрелище», театр в одночасье стал «местом коллективного общения». Разве ради этого не стоило рискнуть?

Депровинциализация провинции

— У обитателя провинциальной глубинки сегодня, по сути, осталось два развлечения: сходить в супермаркет и потусоваться на скамеечке, — жестко, но справедливо замечает Олег Лоевский, эксперт фестиваля «Золотая маска», театральный продюсер, один из инициаторов проекта «театральных лабораторий». – Кинотеатры закрыты, ночных клубов нет. Театр, особенно театр в небольшом городке, — это градообразующее предприятие. Образующее культурную и духовную среду.

К сожалению, далеко не всегда и не везде театр справляется с этой миссией. Впервые о том, как преодолеть «театральный разрыв» между столицей и провинцией, заговорили на фестивале малых городов России. Евгений Миронов, художественный руководитель Театра наций, предложил правительству России программу под-держки театров малых городов – и получил грант на проведение вот таких «мастерских»: лабораторий по постановке театральных эскизов. Команда во главе с Олегом Лоевским взялась за осуществление этого проекта. Уже состоялись лаборатории в Новошахтинске, Рыбинске, Балакове… Прокопьевск – единственный город Сибирского федерального округа, включенный в этот список. Бедняжка? Или счастливчик?

Чем хорош проект?

По мнению специалистов, главное достоинство проекта «Театральные лаборатории» – экстремальный режим существования. Условия стресса, в которые нарочито ставится театр, выявляют его скрытые ресурсы, высвобождают энергию творчества. В результате все начинают работать по-другому. Актеры избавляются от привычных штампов. Молодые режиссеры творят, не боясь «лопухнуться» («это же всего-навсего эскиз!»), и в итоге, бывает, осуществляют настоящий художественный прорыв. А молодая современная драматургия находит своего зрителя и почитателя. Происходит открытие новых литературных имен. На лабораториях даже административные цеха удивляют своей креативностью! В Прокопьевском театре, например, пригласительные билеты на спектакли-эскизы взялись распространять при помощи… Интернета. Потому и лица в зале были зачастую незнакомые: новая, «компьютерная» публика пришла сюда. Многие – впервые.

Каким же «продуктом» удивили нас организаторы?

«Язычники», «Развалины»,«Малые деньги»…

Главный режиссер театра Марат Гацалов выбрал для постановки «эскизов» три пьесы: «Малые деньги» финского автора Сирокку Пелтола, «Развалины» Юрия Клавдиева (один из сценаристов сериала «Школа») и «Язычники» Анны Яблонской.

Мне удалось посмотреть лишь два последних спектакля – о них и скажу.

Молодого столичного режиссера Павла Зобнина вдохновили «Развалины». Это – не руины, это – фамилия одного из семейств. Хотя руины в спектакле тоже присутствуют: ведь дело происходит в блокадном Ленинграде. Семья беспомощного интеллигентного профессора абсолютно не справляется с ужасами блокадного быта. Зато это хорошо получается у беженцев из разбомбленной деревни Развалиных, которые прибились в квартиру по соседству. Постепенно, шаг за шагом, зритель вслед за профессором постигает, какова цена этого «умения жить». Развалины не брезгуют мародерством, умеют ловко прибрать то, что плохо лежит. А еще они охотятся за… свежими трупами. Вырезая куски чужой погибшей плоти («а что такого? Не мы же убили!»), многодетная Марья Развалина (Татьяна Бесчастнова) спасает жизнь своему роду. Профессор Неверин (Роман Михайлов) в ужасе: это – полный распад личности и культуры, это – возвращение в Средневековье. Однако для его дочери, близко сошедшейся с детьми Развалиной, такая проблема, похоже, не стоит вовсе. Рисковое дежурство на крышах (чтобы тушить бомбы-«зажигалки»), волнения первой влюбленности, нежная подростковая дружба занимают молодежь гораздо больше.

Вообще пьеса Клавдиева (человека достаточно молодого) умело работает с нашими мифологическими представлениями о великой войне. Эти штампы и стереотипы, переплавленные в бытовую историю, ставят перед зрителем вечные философские вопросы. О цене выживания, например. О том, что важнее – спасти свой род как биологический вид или себя как человеческую личность? О сложностях взаимопонимания и взаимоотношений интеллигенции и народа. Жесткая пьеса усилена и «жесткой» постановкой. В качестве сценической площадки режиссер выбрал… центр зрительного зала, откуда вынесли все стулья. А зрители сидят на балконе бельэтажа. Отсюда возникает странное ощущение: будто ты, словно исследователь, под микроскопом рассматриваешь «каплю истории», вглядываешься, словно в глубины археологического раскопа, в наше общее прошлое, примеряешь его на себя. Этот эффект присутствия усиливают и другие режиссерские находки. Например, сцены в бомбоубежище происходят на авансцене с низко опущенными колосниками, отчего актерам поневоле приходится ходить там пригнувшись. Сцены на крыше перенесены на балкон второго яруса…

«Язычники» Анны Яблонской – пьеса совершенно иного рода. На первый взгляд, это незатейливая семейная драма, осложненная всевозможными перипетиями. У дочери — несчастная первая любовь, у матери – тяготы быта: три работы, ремонт квартиры, муж — пьянчужка и бездельник, у отца – страдания по несостоявшейся карьере музыканта… И вот в разгар этих всеобщих страданий в дом является свекровь, мать отца, богомольная старушонка, когда-то оставившая своего младенца ради странствий по монастырям. Вся жизнь семьи и вовсе идет наперекосяк, чтобы в конце концов обрести устойчивость и смысл.

Режиссер Вера Попова выбрала очень точную интонацию спектакля: комическая до колик в животе, она вдруг оборачивается напряженными размышлениями. О вере и безверии. О фанатизме и любви. Об отношениях со своим даром, со своими близкими, со смыслом жизни. Просто поражаешься, как за столь короткий срок режиссер сумела филигранно выстроить все главные сцены спектакля, вплоть до его кульминации. Действие тут тоже перенесено в зрительный зал (только теперь — малой сцены). Не из модного «сделаем все наоборот» — из художественных задач. Наверху зала, выкрашенного в черный цвет, есть два окна. И когда одно из них открывается (по сюжету — юная героиня бросается с балкона), и актриса исчезает в нем, вышагивая, кажется, прямо в небо, зал замирает от подлинного ужаса.

Вообще актерские работы тут завораживают правдой жизни. Просто роскошно ведут свои роли Анна Соколова, Сергей Жуйков, Анатолий Огнев. Узнаваемые, смешные и трагические, как каждый из нас, они и влюбляют в себя, и раздражают, и вызывают бесконечное сочувствие.

После наступившей кульминации актеры оканчивают спектакль читкой по ролям, но это уже ничуть не мешает зрительскому восприятию: ведь мы все уже знаем про их персонажей, как про близких знакомых или родственников.

Восторг собравшихся был единодушен: эта пьеса НЕПРЕМЕННО должна явиться в репертуаре театра. И даже не страшно, если вот в таком, полусделанном виде.

Каковы итоги?

Надо отметить, Анна Яблонская – фигура в сегодняшней драматургии уже мифологическая. Талантливая молодая драматургесса из Одессы (ей было всего 29 лет!) погибла при теракте в аэропорту Домодедово. Единственная со своего рейса. Она прибыла в Москву, чтобы получить приз за пьесу «Язычники», которая была признана лучшей драмой по версии журнала «Искусство кино». Все это, понятно, тоже накладывает на произведение особый отпечаток. Но, поверьте, отнюдь не из-за него «Язычники» повергли прокопьевскую публику в настоящий культурный шок. Спектакль Веры Поповой и впрямь получился замечательным.

Если бы это было единственным художественным результатом состоявшейся лаборатории, уже было бы довольно, чтобы смело заявить: проект себя вполне оправдал!

Но он – не едиственный.

Для любителей точных измерений приведу цифры: более 700 человек (преимущественно студенческого возраста) посетили прокопьевский театр в эти три дня. Запомнилось горячее выступление одной из молодых зрительниц: «Я сюда обязательно сестру приведу! Она ведь у нас – во! (постучала костяшками пальцев по спинке кресла. – Прим.авт.). А после такого зрелища, уверена, мозгами начнет шевелить. И у нас дома все пойдет по-другому… Как в спектакле».

Для тех, кто понимает, что в искусстве отнюдь не все измеряется цифрами или «воспитательным эффектом», назову другие факты.

«Эскизы спектаклей» открыли много новых имен. Прежде всего, конечно, актерских. Например, все заметили, сколь хороша и талантлива юная Саша Булатова, сыгравшая дочь Неверина. Или: какими иными, новыми, свежими, яркими и непредсказуемыми могут быть опытные Татьяна Бесчастнова, Владимир Марченко… Надо отметить, что из 26 артистов труппы в эксперименте был задействован 21! И это тоже важная составляющая актерского тренинга.

А главный итог – открытие публики. В очередной раз прокопьевский театр убедил город и убедился сам: зритель (настоящий, чуткий, талантливый и понимающий) в глубинке есть. Его следует только пригласить к общению на равных.

На снимках: сцена из спектакля «Развалины»; режиссеры Марат Гацалов, Олег Лоевский, Павел Зобнин обсуждают «эскизы».

Ольга ШТРАУС

Фото

Федора Баранова.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс