Соцсети:

Игра в монополию

18 мая 2011 | Газета «Кузбасс»

Всякий раз в командировках на «электрические» темы выслушиваю сетования людей на обилие элекроконтор. Оборвалась ЛЭП, сгорел в селе трансформатор, нет стабильного напряжения. Раньше, говорят, знали, что звонить нужно «диспетчеру». Приедут – разберутся. Сегодня этого недостаточно. Нужно ехать в офисы компаний, с которыми у людей договоры на электроснабжение. Народ хоть и путается в названиях, но к другим порядкам, установленным при реформировании энергосистемы страны, привыкает. Но все равно не понимает, зачем столько контор с директорами, кассирами, бухгалтерами, водителями и прочими расходами. Покрываются которые, понятное дело, из тех денег, что все мы платим за свет. Оттого, собственно, и привлек к себе внимание на прошлой неделе глава крупнейшей в Сибири электросетевой компании – МРСК Сибири Константин Петухов. В Кемерове перед встречей с руководством региона он заявил, что его компания заинтересована в консолидации электросетей на своей базе. Оперировал при этом исключительно интересами потребителей. С чего бы это?

В озвученной идее особой новости нет. В июле будет пять лет, как кузбасская большая энергетика разделилась по видам деятельности – генерация, транспорт и сбыт энергии. И все это время главные сетевики Сибири говорили о своих проблемах. Реформа народила множество электросетевых компаний в регионе. Сейчас их 44. «По нашему мнению, таких компаний должно быть не более 5-7, – категоричен Константин Петухов, поясняя, что с большинством «младших» коллег у его структуры одни проблемы. – Ряд компаний, которые находятся на территории Кемеровской области, не имеют ни своего персонала обученного, ни оборудования. Эти сети съедают часть тарифа, а в итоге, если что случится, администрация, как правило, обращается к нам за помощью в восстановлении этих сетей. А деньги получают те люди, которые не вкладывают в сети».

Припомнить сколько-нибудь серьезного инцидента в электрохозяйстве региона (так, чтобы люди без света сидели сутками) за последние годы не могут ни во властных структурах, ни в сетевых компаниях. Все признают, что уж что-что, а ликвидировать аварии у нас умеют. Признают, впрочем, и то, что устраняют неполадки частенько не те, кому сети принадлежат. Так уж, как говорится, сложилось. Но оценить эту кузбасскую традицию в деньгах – на сколько конкретно крупная компания помогает малым – никто не берется. Говорят лишь, что «надежность электроснабжения» все равно дороже. Именно в надежности, считает Константин Петухов, должна быть заинтересована кузбасская власть. Потому и рассчитывает он на помощь обладминистрации при консолидации. Ведь ясно же, что никто просто так свое хозяйство, пусть самое маленькое, большому «брату» не отдаст.

Вопреки расхожему мнению, что власть у нас может все, ее возможности в энергетике сильно ограниченны. Представить себе «наезд» на какую-нибудь провинившуюся сетевую компанию, оставившую деревню или городской квартал без электроэнергии, конечно, можно. Но током ударит тогда и ту компанию, и самих чиновников. Зачем тогда везде трубили, что в области всегда начеку аварийные бригады? По крайней мере, персонально виновные кресел своих лишатся. Есть, правда, другая возможность повлиять на процесс. Тарифы для электросетевых компаний устанавливает Региональная энергетическая комиссия. Она – орган исполнительной власти региона. Следовательно, тарифы для нерадивых компаний, которые хотела бы собрать МРСК, в руках той же власти. Но с большой оговоркой в виде федеральных законов и нормативов, регулирующих тарифообразование. Просто так отказать кому-то в тарифах невозможно.

Жизнь тем временем берет свое. Количество сетевиков в регионе сокращается. Причина тому – в самой структуре кузбасского электросетевого хозяйства. Как правило, на сетях и подстанциях завода или шахты «сидят» жилые дома, больницы, школы, целые поселки. И часто добиваться отдельного тарифа для того, чтобы доставить энергию для этих потребителей (так требуют действующие правила), невыгодно. На одну «бумагу» предприятия больше потратят. Это сейчас сетевых компаний в регионе 44, а поначалу-то было больше полусотни. Филиал МРСК Сибири – «Кузбассэнерго-РЭС» в стороне от процесса не остался. Уже есть примеры, когда предприятия, «наигравшись» в самостоятельность на энергорынке, решили передать все «обратно» профессиональным энергетикам добровольно. Пока на техобслуживание. Так что идею, озвученную г-ном Петуховым, стоит расценивать, видимо, как желание ускорить естественный ход событий. Именно естественный. Потому что теория постоянного укрупнения чего-то большого не требует доказательств.

И в этом смысле энергетики, которых принято до сих пор считать естественными монополистами, ничем не отличаются от тех же угольщиков или машиностроителей, которые в конце апреля-начале мая вновь дали повод для разговоров о переделе собственности. Другая формулировка происходящего – сделки на рынке. Молодой Новокузнецкий вагоностроительный завод купил завод котельно-вспомогательного оборудования в Калтане. Предприятие в последнее время испытывало массу проблем в связи с отсутствием крупных заказов, накопило долгов и попало под банкротство. Но само производство оказалось привлекательным для вагоностроителей. А угольно — металлургическая группа «Стройсервис» расширилась за счет мало кому известного ООО «Разрез «Дунаевский». Актив этой фирмы – лицензия на освоение участка с запасами угля, который хотел разрабатывать разрез «Черемшанский». Это так и не построенный разрез, вокруг него за последние годы было много историй, фигурантами которых были депутат Госдумы Нина Останина и бывшие профсоюзные лидеры региона. Прирасти запасами намерена и компания «Южный Кузбасс». Федеральная антимонопольная служба на днях одобрила ее ходатайство о приобретении у другой кузбасской структуры – группы «Белон» фирмы с лицензией на освоение нового участка в Новокузнецком районе. Чуть раньше стало известно о том, что транснациональный холдинг ArcelorMittal, владеющий угольной компанией «Северный Кузбасс», подыскивает покупателя на новые запасы угля, лицензия на освоение которых была получена в 2005 году еще при прежнем владельце нынешних активов «Северного Кузбасса». Я уж не говорю о бесконечном потоке информации по поводу намерений владельцев «Распадской» продать свои акции.

Примечательно то, что далеко не все сделки тут формально подпадают под антимонопольное законодательство. То есть под правила игры, установленные для всех. С арбитрами и оговоренными с порога баллами за очередной ход. Игра тут у каждого своя, что далеко не всегда устраивает тех, кто за этим процессом сначала наблюдает, а потом волей-неволей сталкивается с новыми правилами.

Татьяна ДУМЕНКО

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним