Соцсети:

Победа: лики памяти. Анка- пулеметчица

6 мая 2011 | Галина Бабанакова
– Подрастайте, девочки!
Именно это почти целый год слышали в свой адрес подружки-студентки Аня и Маша, когда прибегали из педучилища в военкомат.
Уже несколько раз были переписаны заявления с просьбой отправить их на фронт добровольцами. Да, им только по 17. Но ведь обе они – комсомолки, и потому просто не могут, не имеют права отсиживаться, когда Родина в беде и ее надо защищать!
Аня, Маша и присоединившаяся к ним Катя стали ждать, считать месяцы, недели, а потом уже и дни до своего совершеннолетия. Конечно, все это без отрыва от учебы на 3-м курсе педучилища, а еще и шефства над бойцами эвакогоспиталя №1230. Там студентки выступали с концертами, приносили гостинцы, помогали писать родным, рассказывали, как дела здесь, в тылу, и как, судя по газетным и радионовостям, – на фронте.
– Не рвитесь вы туда, девочки! – говорили раненые, успевшие хватить военного лиха.
Куда там… Но вот однажды в мае сорок второго наконец-то повестки получены. И вдруг стало страшно. Очень-очень. Анна натянула на себя одеяло, уткнулась в подушку и тихо заплакала. Но отступать-то было уже нельзя…
Дорога на вокзал от общежития пролегала мимо госпиталя. День был солнечный. Все, кто мог, вышли из палат на улицу. Выстроились по ту сторону ограды, что-то кричали, махали. Кто – рукой, кто – костылем. Все понимали, что уходят эти милые девочки не на танцплощадку, а на войну. Никого не щадящую…

I. Анна Васильевна Котенко достает альбомы с фотографиями. Вот она среди подружек по общежитию, а вот уже в военной форме. Симпатичная и славная. Так и хочется назвать ее по-сказочному – Аленушкой. Но не столько шутя, сколько любя все называли Анкой-пулеметчицей. Кто же не читал тогда или не смотрел фильм про легендарного героя гражданской войны Василия Чапаева! И командира пулеметного расчета бесстрашную Анку из чапаевского войска. В общем, все совпадало. Сибирячка Анна тоже была командиром пулеметного расчета. Но уже 4-го зенитно-пулеметного полка.

До этого «учебку» проходила в 3-м батальоне противовоздушной обороны. Как в педучилище, так и здесь она была усидчивой. Пулемет «максим», винтовку, гранату, телефонную связь – все это освоила быстро. Но надо было сосредоточиться на главном: звуках и силуэтах летящих самолетов. Чтобы отличить наши от фашистских. У каждого самолета, как потом убедилась Анна, был свой «голос».

В учебном батальоне девушки еще были в своей гражданской одежде – юбочках, кофточках, платьицах с рукавами-фонариками. Такими же «разноцветными» принимали и присягу. Волновались. Юля Репкина (она из Киселевска) даже в обморок упала.

После присяги было и боевое крещение… Немецкая авиация бомбила армейские тылы, железнодорожные узлы, через которые шло снабжение наших войск, бомбили Воронеж. Наши отступали. А с ними и новоиспеченные пулеметчицы. На машине-полуторке привезли девушек в березовую рощу. Вроде в ней безопаснее. Но с рассветом немцы стали бомбить и эту рощу. Побежали девушки. И рядом было много бежавших. Коней много. Боясь быть смятыми этой неудержимой «волной», девушки свернули на хлебное поле… Ноги Анны Васильевны все еще помнят горячую хлесткость спелых пшеничных колосьев. А «юнкерсы» и «мессеры», будто издеваясь, все кружили и кружили. Они опускались над полем и дорогой так низко, что даже были видны лица фашистских летчиков. Какими же они были страшными!

Вот так мужали и взрослели вчерашние девочки, со временем сменившие поизносившиеся гражданские кофточки и платьица на военное обмундирование.

В мае сорок третьего взвод, где служила Аня, передали на пополнение в четвертый зенитно-пулеметный полк. У последнего были большие потери под Воронежем. Там, на воронежской земле, вместе с другими пулеметчицами Анна копала могилы для подруг. Похоронили Олю Канину. Прощальным салютом для Олюшки стал огонь зенитных установок по самолетам противника. Еще огонь! Еще! За Олю-землячку.

Из отбитого и освобожденного Воронежа – на Курскую дугу…

II. Перелистано еще несколько альбомных страниц. Уже зрелые, но по-прежнему красивые и добрые лица смотрят не только с черно-белых, но и цветных фотографий. Это – память о встречах бывших однополчанок. По возможности они съезжались, собирались, вспоминали. А сейчас Анна Васильевна вздыхает, разглядывая лица на снимках.

– Елизаветы Монастыренко уже нет… Шурочки Михайловой… Кати Медведевой… Нины Ушаковой…

Анна Васильевна произносит фамилии так, будто читает реквием. Хотелось бы ей всех поименно назвать, но это невозможно.

– Тогда, 27 мая сорок второго года, с вокзала уезжало на фронт 270 девчат-добровольцев. Сейчас вместе со мной пятеро осталось… Девочки мои родные…

В «прихожке» зазвонил телефон. Засветилась, заулыбалась Анна Васильевна, поспешив на этот звонок. Подумалось: «Как хорошо, если есть от кого ждать звонка и есть кому звонить». Приглашают в школу – приглашение принимает, не ссылается на нездоровье. Напротив, радуется: значит, помнят ее. Да и будет возможность рассказать о своих боевых подругах – зенитчицах и пулеметчицах.

Для прикрытия наших эшелонов создавались группы противовоздушной обороны. Пулеметы устанавливали на железнодорожные платформы. Одна платформа следовала в «голове» эшелона, другая – в «хвосте». Девушки у пулемета днем и ночью. По очереди ходили погреться и чуть передохнуть в вагон-теплушку. Там же, на печке-буржуйке, варили еду. Перекусили, погрелись – и снова к пулемету. В ватных шароварах, шапках-ушанках, валенках не по размеру и потрепанных полушубках… Конечно, было тяжело. А еще было страшно. И очень-очень хотелось жить. Но для этого нужна была Победа.

Жизнь и бой на колесах платформы, под паровозный гудок длилась девять месяцев. Правда, были и остановки. Когда время позволяло – бежали на рынок. Купишь там семечек – уже праздник.

Как-то девушек задержал военный патруль. За то, что не поприветствовали идущих навстречу лейтенанта с двумя солдатами.

В комендатуре лейтенант решил употребить свою власть:

– Вымоете здесь полы – отпущу.

Девушки не кинулись исполнять приказ. И тут появился комендант. Узнав, откуда зенитчицы, прямо тут же отчитал… лейтенанта, не нюхавшего пороху. А девушкам пожелал доброго пути…

И он продолжился, этот путь. Вновь над эшелоном кружились вражеские самолеты. И строчили, строчили по ним пулеметчицы. А потом получали от командования награды и благодарности. Ведь все воинские эшелоны, которые девушки сопровождали и прикрывали, приходили на станции назначения без повреждений.

III. Да, есть что вспомнить. Вот уж действительно «не за красивые глазки» наградили Анну, помимо медалей, еще и знаком «Отличный пулеметчик».

Однако, давая врагам огня, мечтали девушки о жаре-паре для себя. Да, да, о баньке мечтали. И наконец-то он наступил – банный час на станции Валуйка. Баня стояла недалеко от вокзала. Если что, добежать до своих платформ недолго. Но сейчас громыхало где-то вдали. Так что легкого пара нам, девочки! От удовольствия все запели. В следующий раз удалось попасть в настоящую баню только в сорок пятом. Но это было уже дома. А до этого было и участие в Берлинской операции.

– Та мартовская ночь, когда я заступила на пост, была теплой и лунной, – вспоминает Анна Васильевна. – Пулемет в боевой готовности направлен к небу. А оно от луны светлое. И вдруг в небе я увидела вражеский самолет. Это был «Мессершмидт». Он шел на высоте примерно 700 метров. Чуть сбросив скорость, самолет взял курс на город. Лучшей цели и быть не может. Я открыла огонь. Ур-ра-а! Самолет, загоревшись, стал падать…

IV. За этот подбитый самолет, точнее, за этот подвиг «Анка-пулеметчица» была награждена орденом Красной Звезды. Всего же бойцами ее полка было сбито 62 вражеских самолета…

Накануне Дня Победы не могу не спросить Анну Васильевну, где встретила она 9 Мая 1945 года. Оказалось, что на… мосту через Одер. Как всегда они заняли свои места у пулеметов. Вокруг липовая роща. Красиво, конечно, но обзор невелик. Еще одна ночь без сна. А в пять утра телефонный звонок.

– Победа, девочки! Наша победа!

Вот и все. Сданы на длительное хранение пулеметы. И – дорога домой. А потом стали сбываться девичьи мечты. Она сшила себе платье из ткани, похожей на цветочный луг. А со временем справила отрез на пальто. Надоела тяжелая шинель. Спасибо сестре. Она была портнихой. Так что благодаря ей Анна слыла в женском кругу даже модницей. А потом у нее был служебный роман. Свою первую (и последнюю) любовь – будущего мужа – встретила там, где и работала. А именно – в управлении внутренних дел.

В личной жизни Анна Васильевна была счастлива. Хотя жизнь прожить, сами знаете, не поле перейти. И даже то хлебное поле, обстрелянное фашистами… Тогда, увидев самолет, девочки падали, зарываясь в колосья и землю. А после жизненных бед – смерти мужа, сына она не согнулась, не упала – выстояла. Потому что была не одна. У нее славная дочь, внуки, друзья. А еще помогала работа. Разная. На заслуженный отдых ушла только в 75 лет.

Не так давно решением регионального общественного движения «Ветераны комсомола» Анна Васильевна Котенко была награждена медалью «Солдат Победы». Как и медаль «За боевые заслуги», эта – уже мирная – дорогого стоит.

…Еще один звонок. Вновь улыбкой озарено лицо.

– Мои девочки звонили. Надо встретиться.

Закрыты альбомы. Мы снова здесь, в очень уютной и очень чистой квартире Анны Васильевны. Да и сама хозяйка ухоженна, опрятна. Вот что значит истинная женщина.

А кто первым в батальоне назвал ее Анкой-пулеметчицей, так и не вспомнила…

Галина БАБАНАКОВА.

Фото автора.

Кемерово.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс