Соцсети:

Язык под матерным соусом

29 апреля 2011 | Газета «Кузбасс»
Акция «Чистому городу – чистое слово», которая проходит в Кемерове с 24 марта по 24 мая, завербовала в свои ряды тысячи участников. На сайте «Береги слово», который создали студенты и преподаватели Кемеровского университета культуры и искусств, уже более 3500 посещений. В школах, колледжах, вузах проходят заседания дебат-клубов и психологические тренинги, КВНы, посвященные русскому языку, литературные конкурсы.
Организаторы акции, которых поддержала администрация города, получили грант в 50 тысяч рублей: деньги пойдут на изготовление баннеров, плакатов, видеороликов, ратующих за чистоту языка. Маленький пример: по договоренности с УЕЗТУ студенты КемГУКИ на субботнике отмыли 15 автобусов и расклеили в них листовки, призывающие беречь наш великий и могучий… Союз молодежи Кузбасса в детских домах, детсадах и школах проводит уроки доброты «Чистое слово»…Словом, в дискуссии о языке, на котором мы говорим, включаются и дети  и студенты, и ученые, и простые люди
Брань теряет  свою силу?
Все это прекрасно, но отчего-то как только заходит речь о красоте и богатстве русского языка, все дискуссии непременно сворачивают на тему нецензурной брани. В либеральном варианте обсуждается вопрос: мат – это хорошо или плохо? А уж крайние ревнители чистоты все усилия направляют на тотальное искоренение из нашей речи «крепких выражений».
Всегда удивлялась: почему их так волнует именно мат? По-моему, гораздо гаже засоряют сегодня наш язык дикие аббревиатуры типа МУДО, ТУЦР, ГИБДД, придуманные чиновниками. Не случайно премьер-министру уже молодые активисты правящей партии задают вопросы: «Как быть с аббревиатурами ПУПС (полицейское управление патрульно — постовой службы) или ГЕИ (государственная единая инспекция)? Неужели они и впрямь войдут в наш обиход?» Да что далеко ходить за примерами? В областной научной библиотеке имени Федорова меня недавно насмешили: мы, говорят, сейчас будем называться БУНТ (библиотечное учреждение нового типа).
А использование с самых высоких трибун лагерной фени? Выражение «правовой беспредел», на мой вкус, не менее грязнит язык, чем обсценное словцо. Я уж молчу про тяжеловесные, труднопроизносимые англицизмы, которые нормальный человек с ходу и не вышепчет (все эти франчайзинги и мерчендайзинги).
С матом-то хоть бороться просто: надо всего-навсего неумолимо применять ст. 20 Административного кодекса РФ («Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, влечет наложение штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток»). Представляете, как можно бюджет муниципалитетов пополнить? Буквально из воздуха, одними этими «волшебными» словами!
Но в том-то и беда, что закон этот практически не применяется. И к матерному словцу у нас сегодня «не прибегают» – на нем просто разговаривают. Оттого происходит действительно скверная вещь: границы нормы и ненормы размываются. При этом мат (что совсем уж страшно!) теряет свою силу. Ведь вся его экспрессия в том и состоит, что эти слова – запретные. Употребляемые всуе, они разжижаются, вянут, теряют крепость и аромат.
Мат – как острый перец в блюде. В каких-то случаях без него не обойтись, но питаться одним перцем?.. Бр-р…
Так что борьбу за чистоту языка я бы искоренением мата из обихода не ограничила. Я бы вообще сконцентрировала усилия на другом. Беда современной русской устной речи, по-моему, заключается сегодня не столько в «загрязнении языка», сколько в его обеднении. Набор слов, которым мы пользуемся, крайне скуден. Чувствуя это, носители языка (особенно молодые, активные, с подвижными мозгами) истошно пытаются его насытить. Чем? Жаргонизмами, иноязычными заимствованиями, словечками из профессионального арго «продвинутых юзеров»… (Недавно вычитала прелестное выражение, которое, уверена, было бы непонятно нам еще каких-нибудь 10-15 лет назад:
«…фитнес, пластическая хирургия, то есть надо отфотошопить себя, но в реале»). В общем, как при любой генеральной уборке, идет нормальный процесс: что-то выкидывается на свалку, что-то приобретается взамен. Только грустно, что «источники питания» языка, которые мы при этом используем, очень ограниченны.
Чистенько, но бедненько?
Можно ли их расширить? За счет чего следует обогащать русскую речь, чтобы не очистить ее до полной стерильности? Об этом на координационном совете акции «Чистому городу – чистое слово» мы размышляем с членом общественной палаты Кемеровской области Александром Коноваловым. Сходимся во мнении: один из несправедливо забытых источников – старинные обороты речи.
— Я недавно проштудировал все четыре тома замечательного словаря под редакцией Евгеньевой, — делится Александр Борисович. – Там такие перлы есть! Например, «ангел вам на трапезу» (вместо «приятного аппетита»). Или – «ангел вам в путь!». Часто сейчас к ним прибегаю.
И я с удовольствием ввертываю в свою речь все эти «полноте», «воля ваша», «ах, оставьте!».
Между прочим, замечательный современный поэт Сергей Гандлевский в одном из своих интервью рассказывал, как он борется с тенденцией обеднения речи. Буквально так: учу, говорит, русский язык, как иностранный. То есть развешивает по квартире записки с редкоупотребляемыми русскими словами и старается чаще вставлять их в свою речь.
А известный исследователь русского языка, филолог и философ Михаил Эпштейн и вовсе создал в 2000 году уникальный проект «Дар слова». Суть его – в составлении проективного русского словаря, проще говоря – в сочинении новых слов, которые в перспективе могли бы обогатить наш великий и могучий. Ведь сочинил же когда-то Игорь Северянин слово «бездарь», а Крученых – слово «заумь», без которых сегодня наш язык представить трудно. Как и без «прозаседавшихся» Маяковского или «головотяпства» Салтыкова-Щедрина…
Эпштейн привлек к своему проекту сотни тысяч пользователей, и теперь любой желающий может упражняться в изобретательности, а лучшие слова-неологизмы входят в базовый состав словаря. Таким образом там уже появились, например, «солночь» (яркий мрак, сияющая темнотой полночь), «сбывчивый» (который непременно случится), «однословие» (литературный жанр), «обсетить» (сделать достоянием Интернета), «нехоть» (тоскливое состояние, когда ничем не хочется заниматься)…
Кстати, один из активистов этого проекта предложил вводить в речь незаслуженно и снобистски исключенные из нее выразительные диалектизмы. Например, в украинском суржике есть вкусное словцо «мряка» — обозначает оно сумрачное, моросливое состояние погоды, между дождем и снегом.
А сколько таких обаятельных словечек гуляет по нашему Кузбассу, начиненному, как тот плавильный котел, выходцами из разных регионов России? И уходят они вместе с нашими бабушками и дедушками…
Путать бяку с букой запрещено наукой
О том, как мы говорим, против чего и за что следует бороться, можно спорить до бесконечности: ведь профессионалом в русской речи (и это справедливо!) мнит себя каждый.
Бесспорно одно: та акция, которую затеяли ученые-культурологи Кемеровского университета культуры и искусств (в частности – доцент Наталья Романова) – великое дело. И оно не ограничивается одними молодежными аттракционами вроде раздачи листовок или конкурсов грамотеев. Запас прочности этой акции придает серьезное научное сопровождение.
В КемТИППе в рамках акции проводят конкурс художественного перевода. Кафедра иностранных языков, рассказывает преподаватель английского Лидия Овчерук, раздала студентам задание: перевести на русский два стихотворения британских поэтов ХIХ века Р.Гэррика и К. Мэнсфрид. (Заметьте, речь идет не о филологах – о пищевиках!). Тем не менее, в состязании приняли участие 17 студентов. Сравнить 17 разных переводов одного и того же произведения – само по себе увлекательное занятие! И – разве не в таком вот сопоставлении своего языка и чужого обнаруживается вся прелесть того, чем владеешь?
Вообще, примечательно, что особой популярностью у юных участников акции «Чистому городу – чистое слово» пользуются отнюдь не «развлекушечки», а… серьезные научные лекции о языке. В частности, и у медиков, и у технарей нарасхват идет выступление доктора филологических наук профессора КемГУ Павла Катышева «Знакомая незнакомая фатика» (фатика – это контактноустанавливающая, бессмысленная форма речи: все эти наши «Привет – как дела – все нормально – бывай!»). Оказывается, без знания законов и приемов фатики легко стать жертвой манипулирования или завязнуть в конфликтном общении.
Итогом акции, ее, так сказать, апофеозом станет научно-практическая конференция, посвященная проблемам современного русского языка. Доцент КемГУКИ Наталья Романова призналась, что там будут озвучены и результаты социологического исследования, которое она проводит сейчас в школах города, выявляя отношение детей к речевым нормам и их нарушению.
Там же состоится и награждение наиболее активных участников акции.
Впрочем, кто за что и какие получит призы – согласитесь, не так уж важно! Важно, что нас всех заставили задуматься о языке, на котором мы говорим. Это и есть лучший способ его чистки.
На иллюстрациях: работы Е. Ефремова,
И. Рудасева и Е. Батышевой с прошлогоднего конкурса плакатов..
Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс