Соцсети:

Почём вода для народа?

27 декабря 2010 | Евгений Беседин

В министерстве регионального развития разрабатывается федеральный законопроект «О водоснабжении и канализовании». Его принятие планируется в марте следующего года.

Защитить природу

В настоящий момент водоснабжение и водоотведение в границах населенных пунктов регулируется Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Однако многие его положения не конкретизированы; не прописан также механизм исполнения. «Реализация указанных полномочий органами местного самоуправления показала их кадровую, организационную и финансовую несостоятельность в этом вопросе, в результате чего под угрозу поставлено здоровье, качество жизни населения, а также экологическое состояние водных объектов» — говорится в аналитической записке министерства. Исправить сложную ситуацию призван новый закон о чистой воде. По замыслу разработчиков, он должен регламентировать взаимоотношения участников коммунальной отрасли, повысить ее инвестиционную привлекательность и экономическую целесообразность, предотвратить экологическую деградацию. Иначе говоря, через несколько лет мы должны смело пить воду из крана, не боясь наглотаться ржавчины или бактерий.


Водозаборы, сети, фильтровальные станции

Для нашего урбанизированного и в экологическом плане сложного региона водная тематика крайне актуальна. Хотя драматизировать ситуацию не стоит: в Кузбассе несколько лет действует программа «Чистая вода». Кроме того, на природоохранные мероприятия значительные средства направляют угольные и металлургические предприятия. И наша питьевая вода из-под крана, оказывается, чище, чем в Москве. Правда, она «достаточно сильно хлорируется, поэтому должна подвергаться отстаиванию». Об этом заявила директор новокузнецкого информационно-экологического агентства «ИнЭкА» Елена Перфильева.

В областном департаменте ЖКХ сообщили, что в этом году на замену и реконструкцию изношенных сетей были выделены порядка 150 млн. рублей, в 2011 году планируется затратить 300 миллионов. При этом общая протяженность водопроводных сетей в области составляет 11262,5 км, из которых 5 708,8 км, или 50,7%, подлежат замене. Длина канализационных ниток равна 3 393,1 км, в замене нуждается 1 693,2 км, или 49,9%. На сегодня заменено и реконструировано 37 км ветхих канализационных сетей. Чтобы вода в жилища граждан поступала безопасная, в регионе ведется строительство и реконструкция насосно-фильтровальных станций. Так, завершена реконструкция НФС в поселке Крапивинский. Раньше вода в жильё и социальные учреждения поступала напрямую из скважин, без какой-либо очистки. Поэтому жители часто жаловались на неприятный болотный запах и посторонние примеси. В процессе модернизации на станции установлено современное оборудование, которое благодаря трехступенчатой системе — отстаивание, фильтрование, обеззараживание — эффективно очищает воду. Работа НФС полностью автоматизирована. Сейчас мощность обновленного объекта позволяет обеспечивать чистой водой более трети посёлка. В перспективе здесь планируется перевести весь населённый пункт на современное водоснабжение. В городе Тайге ведутся работы по реконструкции водозабора на реке Яе. Запуск восстановленного сооружения намечен на первый квартал следующего года. Завершается строительство канализационной станции в Новокузнецке, заканчивается реконструкция канализационной системы в селе Безруково Новокузнецкого района, выполнены работы на напорном канализационном коллекторе от поселка Зеленогорский до поселка Крапивинский. Как видим, сделано немало. Однако предстоит построить либо модернизировать еще половину инженерных сетей и объектов.

— Вопрос замены либо ремонта инженерных сетей остро стоит в Анжеро-

Судженске, Белове, Кемерове, Ленинске-Кузнецком, Новокузнецке, Прокопьевске, а также Кемеровском, Новокузнецком, Прокопьевском, Топкинском и Яйском районах, — проинформировали в департаменте ЖКХ.

Цена — копейки

С первым заместителем генерального директора ОАО «Северо-Кузбасская энергетическая компания» Владимиром Полещуком мы посмотрели на проблемы отрасли «изнутри».

— Основная проблема, которая до сих пор остается нерешенной, в том, что состояние водозаборных и очистных сооружений, которые в большинстве своем были построены в 60-х годах прошлого века, не в полной мере соответствует нормам современного природоохранного и санитарного законодательства, — говорит Владимир Александрович. — Необходима их реконструкция, а это миллиардные затраты. Ни с помощью тарифа, ни местным бюджетам такие средства не найти. Требуются соответствующие федеральные программы.

Еще одна проблема, с которой приходится сталкиваться всем сетевым коммунальным предприятиям, – это опережающее старение основных фондов. Например, в Кемерове средний уровень замены водопроводных и канализационных сетей составляет 30 км в год. Между тем необходимо менять не менее 100 км, а если учесть, что четверть сетей в областном центре является бесхозными (около 300 км с почти стопроцентным износом), то цифра вырастает до 150 км в год. Но инвестиционно-ремонтный потенциал многих водоснабжающих организаций недостаточен. Сейчас главное, в чем местные власти должны помочь коммунальным организациям, – это решить проблему бесхозных коммунальных сетей. В первую очередь нужны средства на их восстановление. Финансирование существует, но его явно не хватает. Мнение же, что многие задачи можно выполнить за счет долгосрочных кредитов, пока несостоятельно: существующая тарифная политика не сможет обеспечить их возврат.

Говоря о региональной специфике водопроводно-канализационного хозяйства, как и других инженерных коммуникаций, Владимир Полещук заметил, что его содержание в Сибири значительно дороже, чем, например, в Сочи. В прошлом году во время сильных морозов перемерзло более 120 уличных водоводов и около трех тысяч частных вводов в дома. На их восстановление были направлены значительные средства. Строительные расходы у нас также намного выше, чем в более теплых регионах. Так, глубина укладки подземных сетей должна находиться ниже уровня промерзания земли – на уровне 2,8 м от поверхности. О затратах говорит такой пример. В среднем на прокладку 1 км трубопровода диаметром 100 мм требуется 1,5 млн. рублей. После этого вполне логично возникает вопрос о стоимости питьевой воды. В «СКЭК», согласно тарифу, стоимость 1 л воды для населения составляет 1,7 копейки, а для предприятий – 4 копейки. Между тем люди сегодня реально платят за питьевую воду в разы больше, причем добровольно. Практически во все офисы, многие квартиры горожан приобретается чистая бутилированная вода. В Кемерове один литр живительной влаги обходится покупателям в 7 рублей. Фактически получается, что это ее реальная рыночная стоимость. Однако люди вряд ли согласятся оплачивать этот коммунальный ресурс от водоснабжающих организаций по 7 руб. за литр. Мыть такой водой посуду либо наполнять ею смывной бачок крайне дорого — не хватит никаких зарплат и пенсий.

Логичным выходом из этой ситуации было бы разделение водоподачи на два русла – для питья и хозяйственных нужд. И в зависимости от назначения устанавливать разную стоимость: для внутреннего употребления — дороже, для помывки и уборки – дешевле. Но наши многоквартирные дома технически не готовы к таким изменениям. Наконец, своего оперативного решения требует и тарифная политика. Если некоторые инженерные сети, как говорилось выше, не имеют хозяина и сильно изношены, то было бы несправедливо взваливать на потребителей услуг все утечки и вынужденные затраты на поддержание бесхоза. Возможно, новый федеральный закон ответит на все эти трудные вопросы.

Евгений БЕСЕДИН.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс