лунный календарь 2022 в газете Кузбасс

Непрощенный. Житейская история

22 декабря 2010 | Галина Бабанакова
Месяц назад у шефа фирмы Маргариты Борисовны появился новый водитель Алексей. Женская часть коллектива уже успела заметить отсутствие обручального кольца на его правой руке. Начали строить глазки, напрашиваться на комплименты и даже приглашать к себе в гости. Алексей же был стойким и на заигрывание прекрасной половины фирмы отвечал лишь сдержанными, ничего не обещающими улыбками.
– А может, сама Маргарита на него глаз положила? – поразмышляла вслух любвеобильная Полина.
– Исключено. Маргарита все-таки бизнес-леди, а он обыкновенный шофер, – сразу же отмела эту версию одинокая Анюта.
– Не скажи: у него высшее образование. Говорят, что диплом политеха. Мало ли что заставило человека сменить профессию, – заступилась за Алексея еще одна сотрудница – Ирина.
– И что же заставило? – уже втроем попытались поразмышлять женщины.
Но в этот самый момент вошла Маргарита Борисовна. Разговоров «между нами, девочками» Маргарита Борисовна никогда не поддерживала. В свою личную жизнь никого не впускала. Единственное, о чем стало известно всем, так это о болезни Маргариты Борисовны. И то все в прошлом: тяжелая болезнь, операция, белая палата. Маргарита (так ее все за глаза называли) все победила. Не просто выкарабкалась – взлетела. Вот только (но ведь об этом только говорят) муж от нее ушел…

I. Конечно, у Маргариты немало поклонников.

– Им нужна не я, а мои деньги, – прокомментировала как-то Маргарита ситуацию с очередным кавалером. И тут же попросила секретаря Ирину никого к ней не пускать и ни с кем не соединять. И вообще у Маргариты на первом месте ее дело. Все остальное – потом. Вернее, все было раньше. Ведь был муж, была любовь и есть дочка Ника. Ника уже и сама жена. Живет теперь в ближнем зарубежье – на родине мужа. Пока Ника не торопится стать мамой и сделать бабушкой свою респектабельную маму Маргариту Борисовну.

– Это я слишком долго шла к своему бизнесу, а Ника пусть спешит. Родить еще успеет, – вроде бы так сказала кому-то шеф. Или не так. Или, может, просто взяли и сочинили. Во всяком случае, на столе Маргариты Борисовны была только фотография красавицы Ники.

Да и сама, всегда ухоженная и собранная, Маргарита Борисовна была еще ничего. Она из тех женщин, которых вряд ли когда-то назовут бабульками. И в семьдесят, и в восемьдесят лет – только по имени-отчеству. Но сейчас-то Маргарите Борисовне сорок семь лет. По паспорту. А выглядит на тридцать с небольшим. Так что, может, и не было никакого страшного диагноза, никакой операции? Но почему тогда муж ушел? От таких, как Маргарита, мужчины не бегают. Держатся за таких. Хотя, конечно, не всегда Маргарита была бизнесвумен. Самый обыкновенный инженер, которых пруд пруди. Если кто и поднимался по служебной лестнице, то в основном мужчины. Вот и муж Маргариты стал возглавлять отдел. Так опять же говорили. А еще говорят…

…Вновь помешали посудачить о Маргарите. На этот раз Алексей – ее персональный водитель. Он вопросительно качнул головой в сторону двери, за которой была Маргарита Борисовна.

– Она просила ее не беспокоить, – тут же сообщила Ирина.

– Ничего, я подожду, – Алексей сел на свободный стул. Пришлось всем разойтись по своим местам.

Назавтра все было, как вчера. Деловая Маргарита, ее тень-водитель, болтливые сотрудницы, уже не пытавшиеся влюбить в себя холостого Алексея. Все уже не просто предполагали, но были уверены, что неприступный водитель «дышит неровно» к Маргарите Борисовне. Не обращал внимания на молодых, смазливых и откровенно доступных. Не так уж и прост он, однако: у Маргариты не только возраст, но и бизнес, и авторитет, и вообще ею восхищаются: «Ах, какая женщина!»

Поговаривали, что раньше Маргарита сама водила машину. И не только ради экономии денежных средств. После операции все-таки стала не столько боязливее, сколько осторожнее.

– Я так долго боролась с «костлявой», что не намерена сдаваться всяким там дорожным лихачам, – как-то обронила Маргарита, обсуждая очередное дорожное ЧП. Однако и свою «крутую» иномарку, да и себя тоже она доверила Алексею. Считай, что человеку с улицы. Во всяком случае, человеку, приехавшему не так давно в их город. Все-таки здесь была какая-то тайна.

II.Это уже потом все узнают, что Алексей вовсе «не с улицы», а из прошлой жизни Маргариты. Той, которая была у нее до болезни, до больницы…

…Алексей не был бедным студентом. Уже после третьего курса подрабатывал, да и у своих родителей был единственным, и они ему помогали. Однако на день рождения своей сокурсницы Риты Алексей преподнес не дорогие розы, а скромненькие… маргаритки. Ей это понравилось. А потом, конечно, будут и другие цветы. Много цветов. На дни рождения, праздники, свадьбу, в родильный дом, откуда Алексей вынесет конверт с розовой ленточкой. А в конверте – Никочка. Такая тоненькая, но такая крепкая и надежная ниточка, связывающая Маргариту и Алексея.

Жили молодые не в шалаше, а в отдельной квартире. За дочкой приглядывала бабушка – мама Маргариты. И финансы «не пели романсы». На помощь молодым родители Алексея не скупились. Да и сам он старался. В общем, идиллия. Если и ссорились Маргарита с Алексеем, то об этом никто не знал. Родные, друзья, соседи – все радовались благополучию в этой семье. Стучали по дереву, сплевывали три раза через плечо (чтобы не сглазить) и с удовольствием ходили к Маргарите и Алексею в гости. Так бывает: хочется иногда у чужого костра, у чужого огня погреться, если свой почти угас.

Но потом все стали замечать, как угасли огонечки и в глазах Маргариты. Казалось бы, она должна жить и только радоваться. Есть семья, квартира, работа, поддержка родных. Ника растет умной, послушной. Неужели верный Алексей кем-то увлекся? Неужели появилась третья лишняя? Кто она?

…И все-таки она действительно появилась, злодейка-соперница – болезнь. Все меньше людей стало бывать в квартире Маргариты и Алексея. Да и сам он находил причины, чтобы припоздниться, а то и вовсе не прийти ночевать.

– Я устал от твоих слез, – признается он жене.

Но в больницу, где время от времени лежала Маргарита, приходил часто. И всегда не один. То с Никой, то со своей мамой, а в одно воскресенье пришел с незнакомой девушкой. Маргарита подумала, что это кто-то из родственников со стороны Алексея. Он говорил, что родня разбросана по всему белому свету. Но Алексей, нисколько не смутившись, представил незнакомку:

– Это моя подруга Светочка. Ты не волнуйся, Ника с ней подружится.

– Но ведь я еще живая, – простонала тогда Маргарита.

А еще она сказала Алексею, чтобы он больше не приходил к ней в больницу. И вообще ушел. И он ушел, правда, пообещав вернуться, если что.

– Не дождетесь! Не будет этого «если что». Я встану! – закричала тогда Маргарита. Вернее, прошептала. Просто не хватило сил крикнуть.

III. Случилось то, что врачи называют чудом. Маргарита стала поправляться. Ей говорили, что она родилась в рубашке. Но сама-то она знала, что просто началась ее новая жизнь. Без Алексея, без прежних друзей. Они грелись уже у других семейных очагов. Зато остались Ника, родители, близкие люди. Они не стали отговаривать Маргариту, когда она собралась продать квартиру и уехать из родного города.

– Я не боюсь его встретить. Я просто не хочу его видеть, – так объяснила Маргарита свою охоту к перемене места жительства. – Я теперь все смогу.

Она ничего не делала ему назло. Не пыталась что-то доказать, а уж тем более его вернуть. Просто она теперь по-другому смотрела на жизнь. И знала цену не только дням, но и часам, минутам.

У Алексея же, напротив, все не заладилось. Вернее, быстро разладилось с молодой женой. Светочка никак не могла простить, что Алексей не делил с Маргаритой ни квартиру, ни совместно нажитое имущество. И вообще она не собирается считать копейки какого-то там инженеришки. Алексей подрабатывал частным извозом, не высыпался, злился на неумеренные аппетиты Светочки. Но больше, конечно, злился на себя. За предательство по отношению к Маргарите.

Да и Ника стала почти чужой. Даже на свадьбу не позвала его, родного отца. И от подарков, и от денег отказывалась тоже.

– Поезжай, попроси у Риточки прощения, – говорили сыну родители, к которым в конце концов он и перебрался после очередной ссоры со Светланой.

И он поехал.

– Ты стала еще красивее, – скажет он Маргарите.

– Я стала сильнее, – уточнит она.

Потом он приедет еще и еще, хотя точно знает, что прощенным не будет.

Да и сама Маргарита так объяснила близким появление Алексея в своей жизни:

– Я его приняла, но не простила.

Приняла на работу личным водителем, приняла в квартиру, которую, кстати, недавно отремонтировала. Алексею там и руки-то приложить негде. Хотя ему очень хочется быть необходимым, а не просто водителем для бывшей жены.

Как назвать их нынешние отношения?

– Совместным проживанием без отрыва от производства, – шутит Маргарита Борисовна. Но через мгновение она вновь становится серьезной, почти железной леди: – Он был нужен мне тогда… А он меня предал.

Маргарита Борисовна понимает, что сейчас она нужна Алексею. И дело вовсе не в деньгах, не в ее бизнесе. Уж на хлеб-то с маслом Алексей всегда заработает. Просто он может сломаться под тяжестью своей вины перед ней. И вообще зря называют мужчин сильным полом. На поверку они оказываются слабее. Как Алексей. Испугался, что Маргарита уйдет, и пожалел себя. Прислонился к молоденькой. Хороша же эта Светочка! Прийти в больницу к умирающей (тогда все об этом шептались) жене своего любовника…

– Я бы на твоем месте… – начала как-то воспитывать Маргариту Борисовну подруга из бывшей (до операции) жизни.

Маргарита бросила трубку. Теперь нет и этой подруги. Да и вообще пора было ехать в офис фирмы. Дисциплинированный Алексей уже поставил машину к подъезду…

Галина БАБАНАКОВА
Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс