Соцсети:

Его величество рабочий класс. Класс есть, величества нет?

9 декабря 2010 | Елена Щербакова

Мастеровые люди были в цене всегда. А сейчас, когда только и говорят о необходимости развития реального сектора экономики, умелые рабочие руки должны цениться вдвойне. Но так ли это?

I.

Зайдите в любой центр занятости населения и уже при беглом взгляде на список предложений мест для рабочих убедитесь, что не так. 8-10 тыс. рублей – вот средняя цена рабочим рукам.

В Кемерове в дефиците профессия токаря (39 человек надо). Но зарплата новичку – от 8 тыс. Правда, токарю-карусельщику (это эксклюзив для рынка труда) готовы платить до 25 тыс. руб., токарю-расточнику – 16-24 тыс. руб. Электросварщику с опытом – 12-16,5 тыс. руб.
Лишь два предложения в этом большом списке для рабочих – из ряда вон. Машинист автомобильного крана (одно место) с зарплатой от 50 тыс. руб. и кузнец ручной ковки (два места) с оплатой от 40 тыс. руб. Но «крановщику» его сытный хлеб придется зарабатывать вдали от дома – 30 суток в Красноярском крае. То есть в рабочую элиту, которую действительно ценят, попасть совсем не просто.

II.

Кузнец ручной ковки – штучный товар. А производству требуются представители массовых рабочих профессий. Швеи, например. В Кемерове 62 предложения для швей! Но минимальная оплата их труда – 4330 руб., максимальная – 12 тыс. С точки зрения зарплаты швея ни на какую рабочую элиту не тянет.
Но вот что любопытно: в списке предложений рабочих мест достаточно много пометок «Китай», «Турция», «Польша» и т.д. Что это значит? Как пояснил Василий Виноградов, начальник информационного отдела центра занятости Кемерова, любой работодатель обязан перед тем, как набрать иностранную рабочую силу, сначала предложить кузбассовцам свободные места.
– Тогда, быть может, проще всего усадить за швейные машинки представителей Поднебесной и решить проблему дефицита швей? – напрашивается вопрос.
– Но у нас политика такая – привлекать только высококвалифицированных рабочих и специалистов, – поясняет Дмитрий Мелешкин, начальник отдела департамента труда и занятости населения Кемеровской области. – С другой стороны, получается: иностранцы как высококлассные кадры занимают лучшие позиции, а наши – на обслуживающих должностях. А по-хорошему свои кадры надо взращивать до высококлассных.

III.

Доморощенные представители массовых рабочих профессий нужны в большом количестве. Объединению «Прокопьевскуголь» надо как минимум 400 шахтеров. Березовское предприятие «Ровер» уже второй год просит службу занятости направить к ним 200 водителей «БелАЗов» с опытом работы не менее трех лет. Опытных грузчиков только одному предприятию Кемерова требуется 20 человек.
В любом центре занятости населения можно встретить представителей массовых профессий. Но почему они не реагируют на запрос рынка труда?
Юрий, солидный мужчина лет 50:
– Предлагали мне кадровики с разрезов «Черниговский», «Березовский» работать на большегрузных «КамАЗах». Оплата – 1 тыс. руб. в день. Но я в свое время налазился по этим машинам, сейчас у меня хондроз, надо машину полегче, а за деньгами уже не гонюсь.
Мужчина средних лет в красивой меховой одежде:
– У меня более 15 лет опыта работы сварщиком. Получаю 22 тыс. руб., а здесь вакансии сварщиков с предложением до 20 тыс. руб. Вот если бы кто согласился платить больше да предложил работу в помещении! Надоело мне на улице торчать все рабочее время. Готов пойти на экскаватор, но у нас на разрезе меня не берут. Говорят, в 40 лет уже поздно менять профессию.
Парень с приятными манерами, 29 лет:
– В реальный сектор экономики рабочим? Зачем? Это же убыточное производство! Нет, я хочу барменом в ресторан. Хоть официальная зарплата скромная, но украсть что-то можно. Реальные деньги всегда в руках. По специальности я младший инженер сельского хозяйства, должен был после колледжа заняться фермерством. Но зачем мне заведомо ясное банкротство?

IV.

Рабочие в дефиците не только потому, что оплата их труда оставляет желать лучшего. Еще и некому взращивать такие кадры.
Рикис Вахтеев, зам. директора ООО «СМК Спецмонтаж», тщетно пытается найти готового полимерщика, хотя просиживает в центре занятости на мини-ярмарках рабочих мест днями.
– Раньше на предприятиях были учебно-курсовые комбинаты, где обучали новичков рабочим профессиям, – объясняет Рикис Ахмедович. – Теперь ПУ переименованы в колледжи и ориентированы на модные профессии менеджеров, бухгалтеров среднего звена. А новым рабочим профессиям, например, полимерщик или замерщик оконных блоков, обучать негде, даже краткосрочных курсов нет.
– Тогда где возьмете полимерщика вы?
Р. Вахтеев считает, что выход один: принять на работу маляра (хотя и маляра еще тоже поискать надо!) и отдать его в руки наставника по системе «делай, как я».
А если поиски готового полимерщика вести через частное кадровое агентство? Р.А. Вахтеев этот способ уже пробовал. Во-первых, он слишком затратный, так как кадровому агентству за поиск одного работника надо заплатить 10-15 тыс. руб. Доводы «у нас рабочий столько зарабатывает» не учитываются. А если работодателю нужны рабочие оптом (10-15 человек), а не поштучно, за услугу подбора рабочих надо отдать тысяч 200. Это накладно. В-вторых, подбор рабочего еще не означает, что тот отработает хотя бы весь испытательный срок. Либо запьет и перестанет выходить на смену, либо найдет аналогичное место, где пообещают хотя бы на рубль больше. Получается, работодатель заплатит рекрутерам за воздух.
Да и сами кадровые агентства за подбор рабочих берутся неохотно. Разговаривать с рабочими сложно: они крайне скупо сообщают свои данные и порой обидчивы, агрессивны и чаще всего не считают молодых сотрудниц агентств настоящими профи, способными оценить мастеровых людей по достоинству.

V.

За девять месяцев в Кузбассе было заявлено работодателями более 116 тыс. свободных мест, сообщили «Кузбассу» в службе занятости. Из них 89 тыс. мест – для представителей рабочего класса. При этом работодатель мог гарантировать только зарплату. Лишь на некоторых разрезах предоставляют соцпакет: отпуск большей продолжительности, санаторно-курортное лечение для работника и оплата проезда к месту отдыха раз в три года для всей его семьи.
– Некоторые работодатели, – отмечает Дмитрий Мелешкин, – ставят себе в заслугу, что соблюдают нормы законодательства в отношении рабочих. Предоставляют ежегодный отпуск 28 дней, оплачивают «больничные». Мол, на других предприятиях и этого нет. На дополнительные бонусы, которые предоставляют  в Московском регионе рабочим (медстраховка, абонемент в спортзал, возможность повысить квалификацию), у нас в Кузбассе, к сожалению, рассчитывать пока не приходится. Хотя два года назад, кроме зарплаты, предоставляли рабочим еще и служебное жилье.
На вопрос: «А кто из рабочих будет востребован завтра?» – Дмитрий Николаевич ответить не может, так как стратегическое планирование утеряно. Пока что по программе развития моногородов служба занятости направила на обучение для Прокопьевска 70 человек слесарями по ремонту подвижного состава. Других своих клиентов направляет на курсы водителей, облицовщиков-плиточников, столяров, стропальщиков и прочих.
Кто идет осваивать рабочие профессии? Из числа безработных – все подряд. Даже выпускники университетов. В нынешнем году согласились обучиться востребованным на рынке рабочим профессиям 83 выпускника средних профессиональных учебных заведений и 63 – высших. Этот процесс переориентации на рабочие профессии пошел бы более заметно, если бы удалось поднять зарплатную планку рабочим. А пока о формировании рабочей элиты говорить рано, считают специалисты.
Елена ЩЕРБАКОВА.
Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс