Султан из «тьмутаракани»

8 декабря 2010 | Галина Бабанакова

Вообще-то по паспорту он Сергей. Да и деревня, где он живет, имеет другое название. Но с тех пор, как злыдня-теща окрестила Сергея Султаном, местный народ будто напрочь позабыл, как Сергея отродясь звали. Что за глаза, что в глаза твердят: «Султан. Настоящий султан!»

Сергей-султан молчит, сопит, но про себя думает: «Лучше бы ты совсем не приезжала».
Если бы не теща, то, возможно, Сергей и остепенился бы, не жил на два дома, на две семьи, как сейчас. Выбрал бы какой-то один вариант. Но из-за нее, из-за Натальи Николаевны, Сергей все еще не решил, к какому берегу прибиться: к Полине или к Анне. Полина – его законная жена и мать его 18-летней дочки. А Аннушка-отрадушка обещает Сергею сына родить. Но с условием, если он с Полиной разведется…
I.
Вот уже три года, как мечется Сергей между двух женщин, как между двух огней. И седины вроде еще нет, а бес в ребро засел. Да так крепко, что никакими клещами не вытянешь.
Целую неделю, уже ни от кого не прячась, жил Сергей у Анны. Днем, правда, домой бегал. Но не к Полине, а к… скотине. Большое подворье держат Полина с Сергеем. Корова, бычки (на мясо), поросята, куры, гуси, уточки. Не так давно индюков прикупили. Они с Полиной из-за хозяйства и переехали в деревню. Дочку Кристину с тещей в городе оставили. А в свою двухкомнатную квартиру пустили надежных квартирантов. Как выйдет Кристина замуж, так и переберется в родительскую квартиру. Правда, Кристина своих маму и папу утешила, что она не такая дурочка, как ее родители. Вначале она получит высшее образование, а еще лучше два, сделает карьеру, а уж потом подумает, надо ли ей замуж.
Наверняка теща так отрицательно (по мнению Сергея) влияет на Кристину. В присутствии зятя Наталья Николаевна ничуть не стесняясь, говорила:
– Не повторяй, Кристиночка, судьбу своей матери. Она-то, дурочка, меня не послушалась, выскочила замуж за этого увальня.
А он-то, Сергей, может быть, назло теще из увальней (в городе и впрямь тише воды, ниже травы был) превратился в донжуана. Пусть деревенского, но все-таки… Зачем же сейчас она опять приехала? Как будто Сергей с Полиной сами не разберутся, разбежаться им окончательно или жить как прежде благополучной семьей.
А ведь еще недавно про Сергея и Полину все действительно так и говорили: «Дружные, любящие, трудолюбивые». Неказистый дом бывших хозяев прямо-таки в теремок превратили. Оказалось, что городской Сергей вполне может справиться с крестьянскими заботами. Ненормированными и не знающими выходных. И вот уже не кто-то из местных мужчин, а приезжий Сергей стал первым парнем на деревне. Его ставили в пример, к нему обращались за помощью одинокие старушки, зная, что расплачиваться будут только одним «спасибо». Это их деревенские за самую малость по хозяйским делам будут требовать выпить, выпить, еще раз выпить, а потом закусить. Сергей же непьющий и некурящий.
– Зато гулящий! – с презрением произносит теща Сергея, когда начинают хвалить ее зятя.
А все случилось опять же из-за порядочности Сергея. Мать Анны Ирина Михайловна, не справившись с прохудившейся крышей, попросила Сергея помочь им с дочкой. Правда, в доме был еще третий жилец – пятилетний сынок Анны. Но какой из него работничек? Про Анну в деревне судачили: «Нагуляла парнишку». Но и она не пыталась никому доказывать, что отец у ее сыночка есть. А уехала от него Анна потому, что не смогла простить измены.
– А чего же он алименты не платит? – допытывались любопытные соседки у матери Анны.
– Сами прокормим, сами воспитаем, – отвечала та, души не чаявшая во внуке. Она даже была благодарна дочери, что та ей Мишутку – внука подарила. Не представляет, как бы сейчас без него жили.
Но вот что не нравилось Ирине Михайловне, так это желание дочери оставаться в деревне. Это пенсионерам еще можно прозябать в их «тьмутаракани» или вот таким, как трудолюбивые Сергей с Полиной. Но Анна-то каждый день моталась в райцентр и обратно, потому что для нее работы в деревне не нашлось. А в городе Анну могла бы приютить ее бабушка – бывшая свекровь Ирины Михайловны. Анна – это все, что связывало старую женщину с ее безвременно умершим сыном. Правда, заболел он, когда уже был в разводе с Ириной Михайловной. Но последняя не запрещала видеться ему с дочкой. И у бабушки Анюта тоже гостила. Когда в техникум поступила, то у бабушки жила. Мишутку тоже в городе нажила.
Бабушка не выгоняла, конечно, внучку с правнуком. Анна сама в деревню приехала. Другие из деревни рвутся, а эта – наоборот.
II.
– На беду ты вернулась, Анюта! Не дадут тебе здесь наши бабы житья. К мужикам своим ревновать будут, – говорила дочке Ирина Михайловна.
– Зачем они мне?! – смеялась Анна. – Нормальных-то нет. Или женатые, или алкоголики. Такие мне не нужны.
– Не они тебе, а ты им, – вздыхала мать, не очень-то радуясь, что ее Аннушка больше похожа на цветущую невесту, чем на маму-одиночку. Мужики-то и впрямь чуть шеи свои не сворачивали, оглядываясь на Анну. Но она-то им глазки не строила. Поднимет свою белокурую голову и – мимо. Но вот на Сергея засмотрелась… Ирина Михайловна уже и не рада была, что позвала его. И он тоже хорош. Отремонтировав крышу, взялся за ограду. Углярку новую пообещал поставить. А Мишутке вдруг машинку подарил с пультом управления. И тут еще как назло звонок от бывшей свекрови. Позвала она Ирину Михайловну к себе, чтобы дарственную на квартиру оформить.
– Может, лучше Аннушке? – растерявшись, спросила Ирина Михайловна.
– Это ты потом на Анютку перепишешь. А я тебе квартиру дарю. Приезжай.
Уехала Ирина Михайловна, оставив дома Анну с Мишуткой и… Сергеем. Он уже и не скрывался ни от кого, зачастив к ним. И Полина будто смирилась, зная, что утром-то Сергей все равно придет. Управится по хозяйству, оставит денег, свозит ее, куда она захочет. Со стороны будет казаться, что семья у них по-прежнему благополучная. Но ближе к ночи Сергей уйдет к Анне. И не задворками, не крадучись, как это было раньше, а прямо по освещенной улице…
Узнав о двойной жизни своего отца, приедет дочка-студентка Кристина. Сергею она ничего не скажет и не поздоровается даже, а вот Полину обидит, назвав ее дурой. Точь-в-точь как Наталья Николаевна, мать Полины. Та не только на зятя-султана ворчит, но и на дочь:
– Неужели тебя такая жизнь устраивает?
– Ма… Но ведь наш отец тоже гулял, – отмахивается Полина.
– Гулял, но втихушку. А этот… тьфу, султан, прости меня господи, в открытую с двумя живет.
– Я же говорила, что уж давно мы не спим вместе, – чуть не плачет Полина.
– А зачем он тебе тогда?! – не отступает мать.
– Потому что дура. Умная дура наша мама. «Декабристку» из себя строит, – бабушке помогает ворчать Кристина. Она намекает на то, что Полина, бросив в городе и хорошую работу, и квартиру, и ее, тогда дочку-старшеклассницу, поехала вслед за мужем. В самую что ни на есть «тьмутаракань».
– Наелась, мамулечка, деревенского г.., то есть экзотики? – ехидничала дочка.
И ведь права она. Что Полина здесь обрела? Только сочувствующие взгляды, разочарование, а еще… жалость к Сергею. Вроде за откровенное предательство любовь должна была смениться ненавистью. А тут – жалость. Извел ведь себя мужик. Будь понаглее, оставался бы спокойным. Как другие, кто не мыслит свою жизнь без подруги на стороне. Но ее-то Сергей пыжится изо всех сил поддерживать марку «порядочного семьянина». Неужели не видит, что все вокруг или смеются, или укоризненно качают головой? Да и она, Полина, в «интересном» положении. Жена без мужа. Разве что только при штампе в паспорте. Выходит, что и мама тоже права: султан ее Сережа. Вот бы решиться прямо сегодня, прямо сейчас показать ему рукой в сторону дома Анны. Иди, мол, там ты нужнее. Полина при всем желании уже не сможет родить второго ребенка. Вот и пусть это сделает Анна. Странно, но к своей сопернице Полина вообще не питала никаких чувств: ни отвращения, ни ненависти, ни жалости. Над историями героинь из «мыльных» сериалов может всплакнуть, а тут свое деревенское кино. Она, Полина, тоже вроде из главных действующих лиц, и в то же время как будто в стороне от всего, что происходит. Будь что будет…
…А случилось то, чего «тьмутаракань» не ждала вовсе. Однажды к дому Анны подъехала черная иномарка. Вышел из нее кряжистый человек лет 30-35. Навстречу Анна. Видно, что знала она гостя. О чем она говорила с ним, только матери Ирине Михайловне известно. А последняя не из болтливых, как некоторые. Никому ничего не сказала, но заметно повеселела.
Приходил ли в тот вечер к Анне Сергей, даже Полина умалчивает. Может, был, а может быть, выходной сделал. Но то, что еще через несколько дней у дома Анны вновь появилась черная иномарка, многие видели. И как в эту машину садились Анна с Мишуткой. И как провожала дочь и внука Ирина Михайловна. Она даже перекрестилась, когда машина отъезжала от дома…
…Кто и поделится последними новостями с жителями деревни, так это Наталья Николаевна, теща Сергея. Она, до этого не бывавшая в магазине, специально придет туда и сообщит, что Анну увез в город отец ее Мишутки. Так что зять ее, Сергей, теперь уже не султан. Хотя лично она, Наталья Николаевна, Сергея ни за что бы не простила. Но поскольку Полина его жена, то за ней и последнее слово.
А Полина в это время молча собирала свои вещи, оставляя в доме-теремке своего Сергея. Со всем хозяйством. Народ будет долго дивиться, почему Полина не сделала этого раньше. Почему терпела, прощала, жалела? Полина и сама не знает почему. Просто она из тех женщин и жен, которых называют странными…
Галина БАБАНАКОВА.
Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс