Соцсети:

«Вы нам не подходите!»

6 декабря 2010 | Елена Щербакова

В Кемерове и других городах Кузбасса отмечен рост числа вакансий. Но устроиться на работу по-прежнему непросто.

Она не захотела назвать своего имени. Потому что, как считает, уже столько предприятий обошла, что лишнее напоминание о ней ни к чему.
– Назовите меня просто посетительницей центра занятости, – предложила женщина. У нее приятный внешний вид, умные глаза. И голос, как говорят, поставленный для работы с клиентами солидной фирмы. Но, увы, ее не берут даже на рабочие должности.
«Просто посетительница» не понимает, почему всюду, куда бы ни обратилась, поначалу выражают желание принять, а буквально через несколько минут произносят уже привычное:«Вы нам не подходите!».
История ее безработного существования началась не сегодня. Антикризисная программа службы занятости, куда сразу же после распада предприятия обратилась «посетительница», помогла ей выжить. Платили пособие по безработице, да еще была оплата за участие в общественных работах. Но вечно на пособие надеяться нельзя, т.к. выплата рассчитана лишь на определенный срок. У «посетительницы» сегодня по два собеседования в день. С разными работодателями.
Вот страховые компании набирают агентов. У нее есть опыт продаж, но при разговоре с работодателем выясняется, что окладов, хотя бы минимальных, агентам не положено. Рассчитывай только на проценты от заключенных с клиентами договоров. Но каковы суммы реальных доходов агента? Вот пройдет месяц, и надо будет вносить коммунальные платежи за жилье, за связь и прочее. А что у нее будет на тот момент в кошельке? Работодатель, увы, ответить не может.
Нет, все эти страховые компании, а также издательства, где менеджеры работают на голые проценты, только для тех, у кого уже есть хоть какие-то доходы, считает «посетительница». Для пенсионеров, например.
В общем, ее опыт интеллектуальной деятельности, видимо, не востребован. Значит, надо поискать что-нибудь попроще. Например, согласиться стать мойщиком посуды в общепите. Пришла в кафе.
«Посетительница» наивно думала, что многочисленные благодарности в трудовой книжке заставят принимающую сторону отнестись к ней с особым вниманием. Но вышло наоборот: ее, еще даже не оформленную на работу, заставляют… идти мыть пол.
– Но я же мойщик посуды, а не пола! – удивляется женщина.
Ей дают понять: какой работник заболеет, того и надо подменять. А посуда – это само собой разумеется. Вот вчера был банкет, гора немытой посуды осталась. Значит, засучивай рукава и – вперед, к мойке. Затем еще и пол…
«Посетительница» – бегом отсюда. Может, с продажей газет в киосках у нее получится? Работают же пенсионерки продавцами мороженого, СМИ.
Первое, что предложили потенциальному киоскеру, – заполнить анкету. Мол, у нас конкурс на рабочие места, побеждают те, у кого анкетные данныелучше. Но что за анкета? Требуется указать все паспортные данные, номер сотового, e-mail и прочие сведения, которые «посетительница» сочла строго конфиденциальными.
– Я не знаю, кто директор этой фирмы, да и офисное помещение снято в аренду временно. А сама я должна выложить о себе все?! – возмущению «посетительницы» нет предела. – Такое ощущение, что нужен не работник, а его данные, чтобы использовать их потом в каких-то целях. А вдруг криминальных?
В других аналогичных организациях и фирмах, столкнувшись с тем же анкетированием, все же решила заполнить анкету. И что? На анкету даже не взглянули, положили в стол и сказали: «Мы вам позвоним». – «Когда?» – «После изучения вашей анкеты».
Но изучать-то что? Я же не сотрудником ФСБ прошу устроить, а всего лишь газеты продавать либо мороженое.
Следующий адрес с указанной вакансией – детский сад. К сожалению, директора садика на тот момент не было, но «посетительницу» все же решили выслушать. Садику действительно нужен младший воспитатель, так что – раздевайтесь, проходите в группу и… начинайте работать. А пока вы там работаете, оставьте свои документы вот на этом столе…
«Посетительница» опять удивлена такому приему. Простите, с какой это радости я должна отдать непонятно кому свой паспорт на все рабочее время? Быть может, вы с моим паспортом успеете куда-нибудь сбегать и провернуть какую-нибудь финансовую операцию? Доказывай потом, что это была не я!
Наконец, «посетительнице» важно знать, что это значит – быть младшим воспитателем? Существует же документ, где прописаны все его обязанности – что-то типа «должностной инструкции». Иначе получится так же, как с мойщиком посуды: вот тебе гора грязных тарелок, а в придачу еще и пол, и окна, и туалет.
Термин «должностные инструкции» подействовал на принимающую сторону, как красная тряпка на быка. Ничего объяснять не стали, а сразу – «Вы нам не подходите!»
– Наверное, я для работодателя слишком умная, – делает вывод женщина. – Знаю законы, требую должностные инструкции, хочу, чтобы все было правильно.
А действительно, почему у «посетительницы» даже такие скромные претензии остаются без ответа?
Вероника Гаврилова, зам. директора Кемеровского центра занятости населения, разбиралась в ситуации, изложенной выше. Она согласна с мнением «посетительницы»: рост количества вакансий еще не есть свидетельство качественных положительных сдвигов на рынке труда.
Более половины заявленных вакансий – от индивидуальных предпринимателей, которые плохо ориентируются в законодательстве. Бывает, они не готовы оплачивать труд месяц в месяц, требуют от наемного работника, чтобы не просто сотрудник был, но еще и единомышленник. Чтобы не спрашивал про размер вознаграждения, а по 12 часов в сутки выполнял ту работу, за которую ему заплатят потом. А когда «потом» – неизвестно.
В крупных организациях такого безобразия при приеме на работу нет. Там кадровые службы законы знают и права соискателя при найме не нарушают. Там элементарно понимают, что гражданин тоже должен подумать, нужна ли ему такая работа с таким заработком. Ведь он сам с собой на компромисс идет, рассуждая: заработок мал, зато есть стабильность, коллектив или еще что.
У индивидуальных предпринимателей, рассуждает Вероника Газимовна, зачастую все иначе: сотрудника готовы эксплуатировать по 12 часов, а платить – как за 8. Иногда работодатель, заявляя в службу занятости вакансию, выставляет зарплату даже меньше прожиточного минимума. А по-хорошему надо заявлять не ниже полуторакратного минимума, т.е. примерно 7 тыс. рублей. Да, в центре занятости готовы принять заявки и с оплатой 5629 руб., но работодатель будто не слышит требований, предлагая соискателям вакансий по 5 тыс. руб. в месяц. Спрашивается, почему так мало? Мол, работник нужен на неполный рабочий день.
Встречаются и откровенно нечестные работодатели, которым рабсила не нужна, но их заявки о вакансиях принимать приходится. Как-то один комиссионный магазин вел прием продавцов с условием, что они сначала сделают здесь покупку. Были также жалобы на некоторые негосударственные пенсионные фонды, которым агенты-новички нужны лишь для того, чтобы перевели из государственного фонда сюда свою пенсию. И люди подписывали не глядя документы о переводе. Приходилось тем работодателям ставить условие: либо прекращайте подобную практику, либо ваши вакансии служба занятости немедленно снимает.
Встает вопрос: а есть ли у службы занятости право отказать в приеме вакансии у работодателя? Увы, почти нет. Поводом для отказа может быть либо отсутствие у работодателя уставных документов, либо тот факт, что фактическая вакансия не соответствует заявленной. В этих случаях безработных не направляют к обратившимся в службу занятости работодателям.
На взгляд В. Гавриловой, претензии «посетительницы» к работодателям справедливые. Анкетирование соискателей вакансий – это противозаконная практика. Но если человек ставит свою подпись на анкете, значит, согласен на передачу данных о себе.
Снимать копии паспортов у тех, кто только пришел поговорить с работодателем, – тоже незаконно. Но в страховых компаниях это делали, как свидетельствуют жалобы.
Однако и самой «посетительнице» надо было действовать более гибко. В частности, в детсаду: не изображать сразу недовольство, а сослаться на отсутствие директора и уйти. Может быть, разговор с руководителем был бы более конструктивным.
А вообще работодатель не любит тех, кто не готов работать. Пришел – значит, приступай к обязанностям.
Нодари Зухбая, зам. начальника Госинспекции по труду Кемеровской области, тоже дает пояснения:
– Законодательством о труде, к сожалению, не урегулированы вопросы общения с работодателем при приеме на работу. Но если человек пришел устраиваться по направлению службы занятости, то отказ в приеме должен быть мотивированным. Иначе есть у гражданина право обратиться в суд, и судья может наказать руководителя за отказ в предоставлении работы.
Трудовым кодексом не предусмотрено заполнение анкеты при приеме сотрудника. В статье 65 ТК лишь указана необходимость представить работодателю паспорт, трудовую книжку, воинский билет (для военнослужащих) и документ об образовании. Но если с вас требуют еще и анкету, то вместо анкеты пишите работодателю заявление с просьбой принять вас на работу. Если ответа на заявление нет – это тоже можно обжаловать в суде.
Теперь о действиях «посетительницы». Она все видит и анализирует правильно, но не умеет разговаривать с принимающей стороной. Поэтому ее сначала готовы принять, потом заявляют: «Вы нам не подходите». В частности, должностные инструкции для посудомойки или младшего воспитателя требовать не надо. Их нет и быть не может. Должностные инструкции на предприятиях есть лишь у специалистов и служащих. А у рабочих – трудовой договор, где оговорено место, объем и время работы, размер оплаты труда, возможность совмещения с другой работой и многое другое. Те индивидуальные предприниматели, у которых штат состоит из 3-5 человек, знать не знают, что такое «должностные инструкции». И вполне понятно, боятся таких грамотных людей, как героиня нашего рассказа. Трудовой договор – это и есть для рабочего и его должностная инструкция, и право требовать от работодателя учета своих интересов.
Елена ЩЕРБАКОВА.
Кемерово.
Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс