Дареная западня

1 декабря 2010 | Галина Бабанакова
В этом доме, который не только без окон и дверей, но и без крыши, зарегистрирована Валентина Рябикова. Точный адрес прописки: г. Салаир, улица Первомайская, 5, кв. 2.Ее печальная квартирная история может послужить наглядным примером того, как человек, по натуре своей законопослушный и стремящийся жить нормально, в конечном итоге лишь навредил себе.Теперь этот дом, существующий лишь на бумаге, стал для Валентины настоящей западней. Вроде и без окон, и без дверей, и без крыши, а никак не может Валентина найти выход. Бьется, бьется и о стены равнодушия, и о «непроходимые» буквы закона…

I.

Встретились мы с Валентиной на маленьких квадратных метрах, которые она сейчас снимает на окраине своего городка. Хоромы Валентине не по карману. Ее пенсия как инвалида 2-й (нерабочей) группы составляет чуть более четырех тысяч рублей. Но в прожиточный минимум она укладывается, а потому статус малообеспеченной с нее был снят. По закону.
И опять же поэтому ей однажды отказали в материальной помощи. В администрации Салаира ей так и сказали:
– Вы еще неплохо живете. Не то что другие.
Ушла она с мыслью, что больше никогда не будет просить материальной помощи. Наверное, кому-то действительно деньги еще нужнее. А ей-то, одинокой…
Но и одинокой Валентина была не всегда. Про бывшего мужа не говорит плохо. И не откровенничает, почему они сейчас не вместе. А их семейная жизнь именно в доме №5 по улице Первомайской и начиналась. Квартиру давали ему от горноспасательного участка. Конечно, мечтали пожить в новом благоустроенном доме, однако от руководителей Салаирского горно-обогатительного комбината Рябиковым поступает другое предложение — принять квартиру под №2 в дар. С чего такая щедрость? Объяснили: дом снимается с баланса предприятия. А в случае отказа от дара последует немедленное переселение в общежитие.
Надо было, конечно, «посмотреть в зубы дареному коню». То есть изучить все юридические аспекты, предусмотреть последствия, но… Это уже потом Валентина узнает, что и на 1998 год (тогда была заключена сделка с дарением) дом имел 80 процентов износа. То есть был аварийным. И потому город не стал вешать на себя такой «хомут». И потому комбинату надо было, грубо говоря, кому-то спихнуть ветхий дом-барак.
Сейчас те, кто ловко свалил на Валентину свой ненужный груз, на комбинате уже не работают. Да и сам горно-обогатительный комбинат приказал долго жить. Сейчас это уже совершенно другое предприятие. С кого теперь спрашивать, что и договор дарения был составлен с нарушениями? «Щедрый» даритель умолчал о фактическом состоянии дома…
Поскольку СГОКа (бывшего комбината) нет, в качестве ответчика Валентина назвала администрацию салаирского городского поселения. Однако та ответчиком себя не признала. Потому что вопрос по владению, пользованию и распоряжению имуществом, находящимся на территории Салаира, – это уже компетенция отделов администрации Гурьевского района. Салаир в его составе.
Это – во-первых. И во-вторых, как было сказано в судебном заседании, В. Рябикова не могла не видеть состояния дома. Еще в 1996 году он стоял в списке строений, подлежащих списанию.
Не признали себя ответчиками и представители администрации Гурьевского района. Она-то в сделке договора дарения не участвовала. И уж тем более не собирается забирать в муниципальную собственность дом, которого, по сути, нет. За «качество» сделки можно спросить только с Салаирского горно-обогатительного комбината. А поскольку его уже нет, то и в суде его представителей не было.
В своем решении Гурьевский городской суд отказал Валентине Рябиковой в ее исковых требованиях. А именно о признании договора дарения квартиры недействительным. И в постановке квартиры на учет как бесхозной.
Областной суд решение гурьевских коллег оставил без изменений…

II.

…Мы бредем с Валентиной по улице Первомайской мимо останков деревянных домов. Валентина
рассказывает, когда и кому из ее бывших соседей по улице были даны квартиры по программе сноса ветхого жилья. В эту же программу попала и хозяйка одной из четырех квартир дома №5. Она сделки дарения с комбинатом не совершала, вот ее и не обошли вниманием. Живет теперь по-человечески со всеми удобствами. Еще одна старенькая соседка по дому умерла. А парень из третьей квартиры куда-то уехал. Только одна она, Валентина, как неприкаянная…
– Все эти годы, как дом разрушился, вы снимаете жилье? – спрашиваю ее.
Оказывается, добротное благоустроенное жилье было и у Валентины Владимировны.
– Брат моего мужа (теперь уже бывшего) купил нам двухкомнатную благоустроенную квартиру. Там и я была зарегистрирована… Но после развода при разделе имущества я отказалась от своей доли в квартире. Ведь ее, повторяю, купил брат мужа. Да, по всем документам квартира проходила как наше совместно нажитое имущество. Но я-то знаю, что не участвовала в приобретении квартиры. Претендовать на свою долю было бы нечестно…
Однако еще в одном решении суда (о восстановлении Рябиковой на учет как нуждающейся в улучшении жилья) сказано, что Валентина добровольно ухудшила свои жилищные условия, передав при разделе имущества бывшему мужу квартиру, которую они совместно приобрели в 2000 году. В этом случае (при добровольном ухудшении) поставить в очередь могут только через пять лет – согласно статье 53 Жилищного кодекса Российской Федерации. А поскольку с просьбой поставить ее на учет В.В. Рябикова обращалась в 2004 году, то сделали это только в 2009-м. По закону. Через пять лет.
Другой вопрос: как после развода и выписки из квартиры, от доли в которой Валентина отказалась добровольно, ей удалось прописаться вновь в уже несуществующую квартиру на улице Первомайской? Над этим же вопросом вслух поразмышлял и председатель районного Совета народных депутатов Владимир Прохоренко. К нему Валентина Владимировна тоже обращалась. В ответ услышала знакомое:
– Ваш дом не включен в реестр муниципального ветхого жилья, потому что не относится к муниципальному образо-
ванию «Гурьевский район».
Вот и в материалах судебного решения черным по белому сказано: «…дом, где расположена квартира №2, не признан в законном порядке ветхим и аварийным жильем, и сносить его не собираются. Обязанность сохранения собственного жилого помещения лежит на собственнике…»
Понятно, что, оставшись без хозяев (Валентина с мужем переехали в двухкомнатную квартиру), дом стал подвергаться набегам местных «мародеров». Но вот что удивительно. Как 15 лет назад, так и сейчас в БТИ дают почти одни и те же справки о проценте износа дома. Вернее, в 90-х годах речь шла о 89 процентах, а в 2009-м – о 80… Но дом-то за эти годы явно не молодел! Однако в довольно-таки «свежем» (май 2010 г.) ответе первого зам. главы Гурьевского района С. Кривоносова фигурируют все те же проценты:
«…Действительно квартира Рябиковой В.В. по ул. Первомайской, 5-2, имеет физический износ 80 процентов и является ветхой».
Ответ был дан председателю городского общества инвалидов Любови Моштачковой. Последняя обращалась в администрацию с ходатайством о скорейшем решении жилищного вопроса инвалида Рябиковой. Однако (как следует из того же ответа) льготная очередность граждан, относящихся к категории инвалидов, формировалась до 2005 года. После же инвалиды регистрировались в общей социальной очереди. Выходит, что и здесь закон опередил Валентину…
Да, она пыталась опять же через суд добиться восстановления своей очереди с 2004 года. То есть после развода. Но, как уже говорилось выше, суд пришел к выводу, что свои жилищные условия Валентина ухудшила намеренно. Так и оказалась она в списках очередников с февраля 2009 года под №884. Сюда входят все, кто проживает в Гурьевском районе. А это и Салаир, и Гурьевск, и поселки, и села…

III.

Как за соломинку, держится Валентина за обнадеживающие ответы из прошлых лет. Например, от бывшего председателя комитета по управлению муниципальным имуществом Гурьевска и Салаира:
«…в реестр ветхого и аварийного жилья муниципального образования вы включены».
Но те, кто работает в администрации сегодня, говорят, что Рябикова в этот реестр не включена.
– Если бы даже одна квартира в этом доме была муниципальной, то и Валентина Владимировна, зарегистрированная по этому адресу, могла рассчитывать на программу по сносу ветхого жилья – так сказали мне в жилищном отделе районной администрации.
Но та хозяйка, которая уже получила квартиру по этой программе, не в счет. Сломалась и эта соломинка.
А вообще программа переселения из ветхого жилья в районе реализуется активно. Из допотопных бараков люди переезжают в симпатичные дома. Вот еще один дом недалеко от Гурьевского автовокзала растет не по дням, а по часам. Кто-то смотрит на этажи новостройки с надеждой, а Валентина Владимировна – со слезами. Хотя понимает, что чем больше новоселий состоится, тем быстрее продвинется и ее очередь. Если, конечно, за эти годы не будут приняты какие-то новые законы явно не в ее пользу.
Кстати, это признал и депутат областного Совета народных депутатов Владимир Волчек. К нему Валентина в свое время тоже обращалась, и вот что он ответил:
«К большому сожалению… сегодня законодательная база государства решение многих социальных проблем для населения переложила на их собственные плечи. В политической борьбе отдельных депутатов Государственной думы прошлых лет приняты многие законы, которые прописаны для предоставления льгот населению, но не подкреплены денежными доходами государства, что равносильно заранее неисполнению принимаемых законов. Вот люди и ходят кругами, добиваются справедливости, но решение их проблем порой бывает невозможно выполнить.
Надеюсь на лучший исход дела. Вам желаю набраться терпения и сил для того, чтобы до конца решить очень сложный вопрос. Не падайте духом, если не все будет получаться. Настойчиво еще раз обращайтесь за помощью. Двери открывают стучащему…»
Галина БАБАНАКОВА
НА СНИМКЕ: Валентина на фоне своего дома-западни.
Фото автора.
Гурьевский район.

Другие статьи на эту тему

Ступени вниз, ступени – ввысь…

25 марта будет три года трагедии «Зимней вишни». Чудом спасшиеся тогда друзья-«колясочники» вспоминают, как всё было…

Два «Дугласа» – одна судьба…

Правда – 75 лет спустя: учёные нашли акт о крушении советского американского самолёта на кузбасской горе Тыдын. Это было самое нашумевшее, несмотря на секретность, невероятное и, как выяснилось, массовое ЧП.

 Милая Мила 1000 платьев носила…

Самая популярная в России кошка-модница живет — в Кузбассе!

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс