Встать грудью на свою защиту

14 октября 2010 | Валентина Акимова
29 сентября в Кузбассе стартовала акция «Онкодозор», инициированная нашей землячкой, ведущей программы «Здоровье. Первый канал» Еленой Малышевой при поддержке департамента охраны здоровья населения Кемеровской области. Нацеленная на раннее выявление рака молочной железы, акция давала возможность всем желающим бесплатно пройти обследование у специалистов-онкологов. Только за первые два дня в очередь записались 370 женщин. 180 из них уже побывали на приеме, у пяти врачи определили опухолевое образование. Собеседник редакции – главный онколог Кузбасса Юрий Абрамович МАГАРИЛЛ.

– Юрий Абрамович, почему так много внимания в последнее время уделяется раку молочной железы? Он что, заметно вырос? А если да, с чем медики это связывают?
– Рак молочной железы – проблема для всего мира. В Кузбассе он с 2005 года занял второе место в структуре общей онкологической заболеваемости. При том, что ее считают на все население, а болеют только женщины. И сейчас мы продолжаем наблюдать рост. По итогам 2009 года на учете состояло 9100 пациенток с диагнозом «рак молочной железы».
Но цифры – не нечто абстрактное, их надо анализировать. Рост связан с реализацией нацпроекта «Здоровье»: возобновилась диспансеризация населения, в территории стало поступать диагностическое оборудование. Не скажу, что все идеально и везде аппаратура работает с полной нагрузкой, но выявляемость тем не менее улучшилась. До нацпроекта мы регистрировали 600-800 новых случаев заболевания в год. В последнее время выявляем порядка 1000, причем две трети случаев – на ранних стадиях. А здесь закономерность прослеживается абсолютно четкая: чем раньше диагностировать опухоль, тем больше вероятность хорошего исхода после лечения.
В онкологии есть такой показатель: 5-летняя выживаемость. Сегодня этот рубеж преодолевают более половины пациенток (с учетом того, что запущенные случаи, к сожалению, все же не редкость). Но здесь надо понимать правильно: 5 лет – не предел, женщины, пролеченные вовремя и в полном объеме, живут и 10, и 15, и более лет.
– Однако треть всех новых случаев и сейчас выявляется на поздних стадиях…
– Это плохо, поскольку данное заболевание относится к визуальным формам рака, то есть его часто можно увидеть. А это значит, и самим женщинам, и медикам первичного звена следует проявлять больше настороженности, бить тревогу, если что-то не так. Онкологи ведь не должны заниматься выявлением, наша задача – лечить установленное заболевание. Акция «Онкодозор», кстати, и направлена на то, чтобы акцентировать внимание населения и медиков на этой проблеме.
– Многие женщины, в том числе и образованные, не идут к врачам, потому что боятся «услышать приговор».
– Наличие диплома о высшем образовании и грамотность в вопросах здоровья, к сожалению, никак не связаны. Если проблема уже возникла, сама она не рассосется, новообразование – это материальная категория, а материя не исчезает. Приговор они могут подписать себе сами, если будут откладывать визит к специалисту.
– Когда поставки дорогостоящего диагностического оборудования по нацпроекту завершились, заговорили о том, что не во всех территориях есть специалисты, которые могут на нем работать.
– В ряде случаев поставка аппаратуры действительно опередила подготовку кадров, и эта проблема касается не только Кузбасса. Но тем не менее процесс пошел. Раньше маммографы были только в Кемерове и Новокузнецке. Сегодня они есть и в других территориях области (всего установлено 33 аппарата). И не только маммографы есть, но и аппараты УЗИ экспертного класса. Да, объемы выполняемых исследований не везде такие, как хотелось бы. Но и это – движение вперед. В прошлом году в целом по Кузбассу было выполнено 94 тысячи исследований молочной железы, из них только 8500 – в онкодиспансерах Кемерова и Новокузнецка. А остальные – в территориях, то есть рядом с домом пациенток. Врачи на местах могут сегодня не просто диагностировать новообразование, но и забрать материал для микроскопического исследования, чтобы точно ответить на вопрос, доброкачественная это опухоль или злокачественная.
– Женщины тяжело переживают операцию по удалению молочной железы, полагая, что это их уродует.
– Снявши голову, по волосам не плачут, главное – сохранить жизнь и здоровье. И потом, потеря молочной железы – это несчастье временное, адаптироваться к нему сегодня можно достаточно просто. Я имею в виду не только психологический аспект (в Кемеровском онкодиспансере работает отделение восстановительного лечения, где с пациентами занимается врач-психотерапевт), но и физический тоже. Способы решения проблемы существуют, начиная от ношения специальных протезов, заканчивая реконструктивными операциями по восстановлению бюста. В Кемеровском онкодиспансере, кстати, такая пластическая хирургия уже осваивается.
– Имеются ли ограничения для тех, у кого выявили предрасположенность к новообразованиям, – в плане пребывания на солнце, например, или посещения соляриев?
– Такие ограничения нужны не только группам риска. Зачем загорать специально? Поехали к морю – купайтесь, гуляйте. Когда сибиряки, добравшись до юга, целыми днями жарятся на пляже – это разруха в голове. После 40 лет находиться на открытом солнце нужно очень аккуратно, и не только женщинам – вообще всем. Про солярии вообще говорить не хочу, я отношусь к ним плохо и не считаю, что загоревшая женщина красивее, чем не загоревшая. У тех, кто всю жизнь прожил в умеренном климате, биоритмы отработаны, и не следует их ломать чрезмерными дозами ультрафиолета.
Валентина АКИМОВА.
Фото
Сергея Гавриленко.

подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс