Герои Кузбасса.ОБЫЧНАЯ ЖИЗНЬ неНОРМАЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА

30 сентября 2010 | Газета «Кузбасс»
Живые легенды
За половину с лишним века Алексей Федорович Маслов, Герой Кузбасса (в городке Тайга его иногда называют живой легендой), выучил четыре поколения. В 1957 году, первом году его преподавательской деятельности, ему было двадцать, а на вечернем отделении Тайгинского техникума железнодорожного транспорта оказалось немало фронтовиков, годами вдвое старше. Вспоминает, что патриотизм и гордость за профессию были тогда не просто словами, а вполне ощутимыми, словно хлеб или вода, ценностями, как в аудитории светлело от орденов и медалей и как взрослые и умудренные войной люди хотели научиться жить и приносить пользу в мирной жизни.
Потом в железнодорожники шли их дети, внуки, правнуки.
— Они, конечно, разнятся, — говорит сегодня Маслов. — Но я считаю, что молодые люди сегодня более подготовлены для получения образования, которое им надо дать. Видимо, это результат и компьютерных технологий, и огромных информационных возможностей… Но зато тогда был другой настрой. Тогда желание получать образование и знания было более массовым…
В послевоенной голодной деревне Решеты, от которой до железной дороги было полторы сотни километров, Лешка Маслов «железку» представлял как лист железа, по которому едет что-то с ножами. Потому как слышал, что где-то кого-то «зарезало поездом». Потом директор привез из района плакат, и пацан увидел на нем рельсы, шпалы, машиниста в фуражке, дым из трубы и подумал: «Эх, мне бы…» А когда заканчивал семилетку и читал письма старшего брата из трехгодичной школы машинистов (была такая в Тайге), твердо решил, что будет железнодорожником.
Потом в новую жизнь его вез бензовоз, и «…помню, стали подъезжать к станции, и издалека поезд такой ма-а-аленький, за ним вагонные такие коробочки, и у меня сразу мысль: куда я поехал? У нас в колхозе трактор и то больше, а уж комбайн… Но когда подъехали – нет, большой паровоз, не зря»…
Отучился с красным дипломом, получил направление в институт, но было трудно разрываться между учебой и молодой женой, которая заканчивала техникум, и Маслов решил перевестись на заочный и работать по профессии. В управлении дороги, куда приехал за направлением на работу, сказали, что начальник техникума «ходатайствует, чтобы мы направили тебя на преподавательскую работу». И пришлось взять под козырек, хоть и мечтал о паровозе, хоть была годичная практика и ездил помощником машиниста. «Но скомандовали: ехать, и нельзя было отказаться».
А потом преподавать понравилось, и пятнадцать лет он именно этим и занимался, пока в 1972 году не был назначен директором техникума. Сначала сильно не хотел менять привычную жизнь, но смирился и даже поклялся с полутора десятками друзей и коллег вывести свое учебное заведение в число лучших.
В начале семидесятых тайгинский техникум прочно занимал место в «хвостовой десятке» среди сотни учебных заведений Министерства путей сообщения. Через четыре года стал третьим. Ну, а полностью клятва была выполнена в 2002 году, когда тайгинцы в четвертый раз подряд (!) были названы лучшими среди учебных заведений МПС. Потом еще семь лет Маслов возглавлял филиал Омского государственного университета путей сообщения, ставший звеном авторской системы непрерывного образования, которую создал профессор, заслуженный учитель РСФСР, народный учитель СССР Алексей Маслов. В системе соединены кадетская школа железнодорожников, техникум железнодорожного транспорта, техническая школа и филиал Омского госуниверситета. Образовательный комплекс сосредоточен на одной территории с единой учебно-материальной базой, она является одной из лучших на всей сети железных дорог России. Здесь развёрнуты уникальные лаборатории, оборудованные действующими агрегатами, узлами, устройствами и схемами технических средств железнодорожного транспорта. На учебном полигоне размещено 12 единиц действующего подвижного состава.
— …На полигон нам надо было поставить паровозы, электровозы, вагоны и так далее. Но как, если, допустим, тепловоз 2Т10 весит 210 тонн?! Прокладывать по городу железнодорожную ветку? Был даже дикий вариант – переносить вертолетами. Но мы все перетащили в разобранном виде. И здесь собрали, запустили, все работает… Считаю, без такого полигона мы дальше не смогли бы выполнять задачу по повышению качества подготовки…
Именно после появления тайгинского учебного полигона поменялись фундаментальные подходы к подготовке специалистов для железнодорожной отрасли, а опыт тайгинцев был обобщён и рекомендован для применения во всех железнодорожных техникумах и вузах страны.
Система
и принципы
Мы говорим с Алексеем Федоровичем о прошлом, о тех болевых точках в истории страны, когда рушились предприятия-гиганты, не говоря уже об учебных заведениях. И понятна победная медь в словах Маслова, когда он спрашивает:
— Помните — все стучало, все бастовало? Зарплату годами не платили, педагоги вообще были брошены? Как на духу говорю – весь этот этап с 1991 года и до 2002 года мы прошли, ни один раз не задержав зарплату. Мы за это время не потеряли ни одного педагога…
Да, еще с 1987 года, задолго до платного образования, директор Маслов сумел ввести практику заключения договоров с предприятиями на выделение денег для того, чтобы совершенствовать матбазу и удержать опытных инженеров и педагогов, нужных для качественного образования. Потому что один из столпов системы, созданной им, именно кадры.
Впрочем, вот подробности о ней, системе:
— Я считаю, что проблема подготовки некачественного специалиста находится внутри учебного заведения. Я в этом убежден своей жизнью… Во главе учебного заведения, считаю, должен быть талантливый преподаватель и не менее талантливый организатор. Педагог – это в первую очередь, чтобы как Чапаев: впереди, на белом коне и показать пример. У нас сегодня, к сожалению, много хороших менеджеров, которые пришли, в том числе, и в учебные заведения, но они никудышные педагоги. Все зависит от первого руководителя. Если он талантлив, то подбирает такую же команду. И тогда учитель — преподаватель должен быть талантливым. Нет таланта – ищи работу в другом месте… Вторая составляющая – учебно-материальная база. Без нее даже талантливый руководитель и его педколлектив ничего не сделают для улучшения качества подготовки. Но у нас есть училища, в том числе в Кузбассе, в которых стоят старинные станки, а выпускник придет работать на японское оборудование. Нельзя сидеть и ждать, пока этот станок пешком дойдет до его учебного заведения. Нужно повернуть собственников к пониманию, что достойного специалиста можно получить только с опережением. На два шага впереди, чтобы было лучшее оборудование…
Подумал: прописные истины, даже неловко. Но в том-то и дело, что «прописные» они для всех, а работать по ним удается немногим. Маслову вот удалось…
— …Следующее – надо восстановить наставничество, предоставлять места для практики. У нас говорят: экономия. Но надо думать и о дне завтрашнем, нельзя жалеть деньги на подготовку кадров…
И вот еще, про учителей:
— Это должны быть талантливые, одаренные люди, которые умеют и могут работать с обучающимися, у которых есть соответствующие навыки и большое желание. Преподаватель должен быть талантливым как артист. Будет талантливым, тогда сможет молодежь направить и научить, тогда его лекции будут слушать…
— Но разве талант – это норма?
— Исключение, к сожалению. Как и в любой профессии.
И, наконец, итоговое:
— Я принципом жил: иди и стучись в дверь; не пускают – лезь в окно; не пускают в окно – залазь в форточку и добивайся того, что тебе поручено. И всех своих помощников учил работать так же. Нет не решаемых проблем, если их решать. А если ссылаться на обстоятельства, так лучше их и не пытаться решать…
Продолжение следует
— Алексей Федорович, есть ли у вас ощущение, что вас на что-то в жизни не хватало?
— У меня есть ощущение какой-то неудовлетворенности, что не все правильно я сделал для семьи, пролетел как бы и, кроме работы и моего учебного заведения, ничего не видел вокруг. И супруга рано ушла в мир иной, может, потому, что внимания не мог оказать, особенно в последнее время, когда она болела, а я тут такие дела вершил и появлялся к ночи, да еще и ночью вызывали. И по детям возникает какое-то чувство неудовлетворения… Ну, а удовлетворение в том, что все вроде порядочные люди, внучки – в железнодорожных университетах. Одна окончила железнодорожный университет, другая учится…
— То есть ваша жизнь – не эталон?
— Таким бешеным темпом жить нельзя, неправильно это. Все заброшено было, единственно, в летний период я две недели выделял на спортивные походы – мы плавали по реке. И все. А все остальное – работе. И дети, может, такими выросли лишь потому, что пример на них воздействовал, как я отдаюсь работе. Воспитанием детей занималась супруга, все сделала правильно. Но как я пробежал по жизни, это не образец в смысле отношения к семье, к родственникам…
Сейчас у профессора Маслова учебных часов немного, но «…если проходит неделя без занятий, у меня начинается как бы болезнь, душевная болезнь. Я вчера с кадетами встречался, и у меня получилось 45 минут – как лекция, как одно мгновение. Я, как будто аккумулятор в розетку, воткнул себя, и за 45 минут подзарядился, и вышел с таким окрылением, и пошел заниматься политикой»…
«Заниматься политикой» — это значит выполнять обязанности депутата облсовета. С утра пораньше – из дома, домой – не раньше семи-восьми. Люди, люди, люди… Времени катастрофически не хватает. Жизнь «ненормального человека» (его, Маслова, слова) продолжается….
Фото автора.
Тайга.
Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс