Соцсети:

МИФОЛОГИЯ СТАЛКИНГА

25 сентября 2010 | Газета «Кузбасс»
После выхода на советские экраны фильма Андрея Тарковского «Сталкер» толпы мальчишек тут же устремились в подвалы, колодцы и разрушенные здания, чтобы тоже ощутить азарт узнавания тайного и забытого. А сегодня образ искателя аномальных зон активно использует виртуальность: дико популярная среди молодежи компьютерная игра «Сталкер» стала весьма успешным коммерческим проектом и продолжилась в серии книг, которых издан уже не один десяток. Конечно, сталкинг – это взрослое мальчишество, ненасытная тяга к тайникам и опасностям, но не только. Для людей по-настоящему увлеченных это целый мир со своей философией, призвание, в котором заключается смысл жизни.
Сталкерство как хобби, не самое распространенное и малоизвестное, успело обрасти кучей мифов. И хотя это вполне в его духе (увлечение тайной — и само тайна!), некоторые из «страшилок» уж очень далеки от реальности. Рассеять наиболее расхожие нелепицы решились мастера (то есть уже бывалые искатели) кемеровского сталкерского клуба «Скованные зоны»: Кирилл (руководитель и идейный вдохновитель), Андрей, Тимур и Миша. Это люди, которые ищут неизведанное не в книгах и на мониторах, а в реальной жизни. И не на Марсе,а буквально на соседней улице.
Миф №1.Секта
Кирилл:
— Мы НЕ секта. Мы никого никуда не заманиваем, никем не манипулируем и не высасываем из людей деньги. Человеческие жертвоприношения не практикуем, равно как и другие похожие обряды. Единственный наш обряд – забравшись в какое-нибудь запустелое здание, умять по-быстрому пачку печенья, пока охранник не заметил. Подростковой субкультурой здесь тоже не пахнет. Абсолютно всё равно, какую музыку ты слушаешь и в чем ходишь. Главное – чтобы ты тоже хотел лезть во-о-он на ту крышу и не боялся порвать куртку. Вот, пожалуй, и всё.
Миша:
— Нет, в чем одет – это, конечно, важно, но по чисто рациональным причинам: одежда для вылазок должна быть удобной и не слишком приметной – зачем глаза мозолить? А в остальное время ходи хоть в скафандре – твое дело.
Тимур:
— А еще надо одеваться так, чтобы не жалко было, а то мы в таких местах шаримся – потом не отстираешь.
Кирилл:
— Нам просто нравится совершать вылазки, находить то, что уже давно не ищут, и там, где никто не ищет (например, советские талоны на молоко в заводской столовой). С трудом пробравшись в какой-нибудь сто лет назад заколоченный подъезд, мы тихо кайфуем от того, что здесь так давно не ступала нога человека, а наша вот ступила. Мы, можно сказать, даже эстеты, только наша эстетика – это эстетика запустения. Так называемая постапокалептика.
Кстати, среди наших интересов не только вылазки. Их мы совершаем не так уж часто, потому что это требует серьезной подготовки: и место надо подыскать, и снаряжение найти, и народ надежный собрать. А вот тактикой ближнего боя мы занимаемся гораздо чаще. Просто собираемся на улице, идем в какое-нибудь место побезлюдней и упражняемся вволю. У нас нет определенного стиля борьбы, это, скорее, многостилье, но всё это делается ради собственного удовольствия, а не ради мордобоя. Мы относимся к бою как к искусству: придумываем захваты, комбинируем их, иногда (после многих репетиций) записываем наши бои на видео.
Еще занимаемся данджем, но в этом у нас Миша мастер.
Миша:
— Дандж – это словесная ролевая игра, своего рода словесная ходилка. Например, игрокам (в игре они – «сталкеры») нужно проникнуть куда-нибудь, где куча охраны. А ведущий – «мастер» – то и дело подкидывает им препятствия (условные): например, ветка под ногой хрустнула или собака залаяла. И те, которые «сталкеры», должны срочно придумать для себя какой-то выход, то есть объяснить, что они будут делать, чтобы остаться незамеченными. В такие штуки можно играть часами.
Тимур:
— А иногда мы просто выезжаем на природу — без вылазок и прочих сталкерских штучек. То есть выбираем для отдыха вполне живописные места, а не угрюмые серые развалины. Просто отдых: шашлык, немного борьбы, гречка в котелке. Так что никакая мы не секта, а просто группа людей с общими интересами.
Хотя, по правде говоря, у сталкинга есть еще одно значение – психологическое. Под ним понимается преследование собственных страхов и слабостей, борьба с ними. Как итог – победа над собой и самораскрытие. Может быть, какой-нибудь находчивый сектант и использует сталкинг на своем шарлатанском поприще, но к нам это не имеет никакого отношения.
Миф №2. Противозаконно и опасно
Кирилл:
— Действительно, иногда сталкинг нельзя назвать безопасным: перелезая через какой-нибудь жуткий забор, можно запросто сломать себе ногу, вывихнуть руку или расцарапать ладони. Но море подобных опасностей подстерегает нас на каждом шагу: вовсе не обязательно лезть в заброшенный подвал, чтобы всадить занозу. Хотя от подвальной занозы, конечно, впечатлений больше.
А если серьезно, то безопасность для нас на первом месте. Когда идем куда-то, где возможна повышенная химическая опасность, то обязательно защищаемся. Средства химзащиты есть у каждого из нас, причем это не залежалые мамины полотенца или давно просроченные противогазы, а серьезная, современная защита, купленная в специализированных магазинах.
Андрей:
— Что касается боев, то оружие у нас деревянное, причем ни по лицу, ни в другие особо чувствительные места мы не бьем – это железное правило. Да мы и не зациклены на том, чтоб посильнее друг друга избить, не в этом цель. Чаще просто имитируем удары. А если это не тренировка, а, так сказать, «турнир», то защищаем и грудь, и лицо. И до сих пор никаких печальных инцидентов не было: мы же нормальные люди.
Кирилл:
— Теперь про закон: ничего противозаконного в наших действиях нет. Конечно, бывает, что мы проникаем туда, куда просто так – «полазить» — не пустили бы. Но это не секретный военный объект и не чья-то частная квартира, а просто давно разрушенные и отжившие свое места, где сплошная разруха. А охрана там просто для проформы. Мы никому не мешаем, не хулиганим, не нарушаем чей-то покой. Вот если б сталкеры хотя бы воровали цветмет, противогазы… Или украли, допустим, пыльное коммунистическое знамя из богом забытого административного кабинета — тогда да. Так нет же, мы совершенно безобидны, нам просто нравится ходить и исследовать, вот и все. Да и в том, что кто-нибудь из нас возьмет на память маленький кусочек пластмассы с заброшенного завода, вряд ли есть что-то противозаконное.
Миф №3. Сталкеры – мальчишки и бездельники, которым нечем заняться
Кирилл:
— Глупо отрицать очевидное: сталкинг – это всё та же любовь к приключениям, которая живет в сердце любого мальчишки, нет в этом ничего зазорного. Ну да, среди нас в основном молодые ребята. Средний возраст – 20 лет, плюс-минус. Но кто ж виноват, что дяденькам в 50 лет лазить по крышам и подвалам уже неинтересно? Хотя и говорят, что в каждом мужчине до старости живет мальчик. Кроме того, мы вполне отдаем себе отчет, что переоценка ценностей случится и с нами, поэтому и стараемся успеть побольше, пока это еще в кайф и любопытство не угасло.
А вот про бездельников – это совсем несправедливо. Почти все мы учимся, многие работают. Для того чтобы уверенно совершать вылазки, нужна хорошая защита. Проявить себя в бою без оружия тоже, разумеется, невозможно. Это все стоит денег, которые мы стараемся зарабатывать сами. И сталкеры мы не от нечего делать, а потому, что нам это действительно интересно.
Сталкинг, сталкерство — вид туризма по объектам и явлениям, из-за чего-либо игнорируемым или недостаточно изученным; жаргонное название индустриального туризма.
Индустриальный туризм — исследование территорий, зданий и инженерных сооружений производственного (не гражданского) или специального назначения, а также любых оставленных (заброшенных) сооружений ради психологического и эстетического удовольствия или удовлетворения исследовательского интереса.

Другие статьи на эту тему

31 марта

В Кемерове псевдотеррористы минировали концерт певицы Доры

30 марта в Кемерове заминировали концерт певицы Дарьи Шихановой, известной под псевдонимом Дора. Концерт в…

08 сентября

Кемеровчане в сборной России по хоккею с мячом

В Москве проходит совместный тренировочный сбор первой и молодежной сборных России. Любопытный факт: обеими сборными…

Мне бы в небо

Шахта и небо – как две стороны одной медали. Вот на шахте «Первомайская» и возникла идея создания парашютного клуба. Беседуем с идейным вдохновителем и организатором этого клуба – главным механиком шахты Вадимом ДРАНИШНИКОВЫМ.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс