Соцсети:

Украли Иннокентия

16 сентября 2010 | Газета «Кузбасс»

На него семья Погодаевых возлагала большие надежды. Иннокентия (или просто Кешу) хорошо кормили, выводили гулять, поглаживали.Не обижали хозяева и Степана. Кеша и Степа – быки, в буквальном смысле кормильцы семьи Погодаевых. Кешу растили для сдачи на мясокомбинат.
За него намеревались получить не менее 30 тысяч рублей. А на эти деньги хотели обновить хозяйке Татьяне инвалидную коляску. Та, на которой передвигается сейчас Татьяна, больше подходит для дома. На улице же от каждого камешка и бугорка под колесами коляска «капризничает». Но оставаться всегда в доме Татьяна не может. Она – жена, мать всегда в работе. Правда, все свои бесконечные дела в огороде, на подворье и на кухне Татьяна с улыбкой называет «гимнастикой для себя».

I. Чего и не в состоянии была сделать Татьяна, так это вывести Кешу и Степу со своего подворья на травку. Это делают или муж Татьяны Валерий, или двенадцатилетний сын Митя. Но сейчас, когда каникулы закончились, Митя занят уроками и школой. Вот и в тот погожий сентябрьский денек Валерий отвел Кешу и Степу на поляну, привязал веревками к колышкам и отправился домой, чтобы через несколько часов вернуться.
Конечно, было бы спокойнее отправлять свой скот (а у Погодаевых есть еще и корова) в стадо. Но в той округе, где живет семья, никто таких животных и не держит. Раньше, когда у Погодаевых было три коровы и бычок, Валерий нанимал пастуха. За три тысячи рублей он присматривал за скотиной. Но, к сожалению, тот человек умер. А другого помощника Валерий не смог найти. Никто не соглашался за три тысячи рублей пасти три крупнорогатые головы. Вот и получилось, что Кеша и Степа (корова чаще всего находится у дома) остались на какое-то время «гуляющими сами по себе». А вечером, когда Валерий пришел за бычками, увидел только Степу, Сразу понял: Кешу украли.
Зрение у Валеры и без того слабое, а тут в глазах совсем помутилось. Бегал по округе, натыкаясь на все и спотыкаясь, звал бычка. Спрашивал всех, не видел ли кто.
Люди добрые сокрушенно начали головами, вздыхали:
– Опять обидели Погодаевых. Бьются, бьются они как рыба об лед, карабкаются, трудятся, а «воронье» их клюет и клюет.
«Воронье» – это те, кто на руку не чист. Как скажут мне потом в милиции, к богатым воры не лезут, боятся, а у таких, как Погодаевы, так и  норовят что-то стянуть. Что ни год, то ЧП в домике семьи инвалидов – Валерия и Татьяны. Что-то из украденного потом находят, возвращают, а что-то пропадает навсегда. Как сено, которое сгорело красно-синим пламенем.
А еще были такие ночи, когда в окна дома Погодаевых летели кирпичи. А когда залаяла собака – увели со двора и ее. И потом съели, выбросив шкуру. Митя тогда еще совсем крохотный был. Это сейчас, подрастая, он все чаще говорит своим родителям:
– Я вас в обиду не дам. Заступлюсь!

II. А сейчас он подает маме бокал с водой, а отцу помогает найти на телефоне нужный номер. После волнений, связанных с пропажей бычка, зрение Валерия становится все хуже и хуже…
Я и раньше была в доме Погодаевых, писала о них. Несмотря ни на что Валерий с Татьяной по-прежнему вместе. Вдвоем, а точнее, втроем с сыном Митей не сдаются бедам, которые прямо-таки очередью выстроились у ворот их небольшого дома. Вот и сейчас, после пропажи Кеши, муж и сын утешают Татьяну:
– Купим, обязательно купим мы тебе коляску.
В инвалидную коляску Татьяна села полтора года назад. До этого, превозмогая боль, ходила. Врачи поставили ей диагноз: ДЦП (детский церебральный паралич). Ставили и другие диагнозы, но лечения не было. Это, мол, на всю оставшуюся жизнь. Валерий (а у него, кроме плохого зрения, еще и частичная парализация) в буквальном смысле бился за Татьяну, хлопотал о путевке в здравницу. Наконец-то вроде пробил. Но потребовалось сдавать анализы. Ту же кровь. А лаборатория в поликлинике на втором этаже. При всем желании невысокому и хрупкому инвалиду Валерию жену туда не занести.
– Ничего не знаем, это ваши проблемы, – услышал он в ответ.
Тогда Валерий позвонил на прямую линию приемной губернатора… И оказалось, что анализ крови у таких людей, как Татьяна, можно было взять и дома!
Санаторий «Анжерский», где отдыхали и оздоравливались Погодаевы, последним показался настоящим раем. И врачи там были внимательными, заботливыми. Сокрушались, почему не сразу поставили Татьяне точный диагноз (остеопороз). Сейчас он уже четвертой степени. По тяжести – предпоследний…
Жаль только, что санаторий не приспособлен для колясочников. Но все равно по возможности Валерий носил свою Татьяну на руках. И на дискотеке они были. Смотрели, как танцевали другие. До этого-то Татьяна видела танцующих только по телевизору.
Там же, в санатории, Татьяне очень понравились пластиковые окна. Размечталась, чтобы и в их домике были такие же. И смогла осуществить свою мечту. Вот они, белые стеклопакеты в доме Погодаевых.
В общем, стремятся Погодаевы к лучшему. Поняв, что квартиры им не дождаться (очередь, будто мертвая), начали обустраиваться в своем домике. Сайдингом его обернули. И минувшую зиму уже не так замерзали. А до этого вода застывала, если хоть на час-другой печь перестанешь топить.
И приближающаяся зима обещает быть холодной. А угля Погодаевы еще не успели купить. Прежде всего надо было собрать в шестой класс Митю.
– А разве вам не привезли благотворительный уголь? И почему вас обошла акция «Помоги собраться в школу?». – Вопросы у меня вырываются невольно. Ведь, согласно областным законам, эта семья социально незащищенная.
– Мы сами себя защищаем – на правах полноправного члена семьи и ее опоры говорит Митя.
В этом году он сам не захотел ехать в лагерь. Ходил на ближайший рыночек торговать молоком, сметаной, творожком. Сейчас уже некогда: школа, уроки. Он старается. А после девятого класса хотел бы поступить в кадетский корпус. Хорошо бы в тот, где готовят к профессии спасателя. Он и сейчас, насколько это в его силах, спасает своих любимых маму и папу от плохого настроения. И сам не грустит. Разве что тайком, чтобы никто не видел. Кешку и Мите очень жалко. Хороший был бычок, не упрямый, не бодливый. Не то что Степка.
Имена животным, которых у Погодаевых уже немало перебывало, дает именно Митя.
А вообще детство у него отнюдь не без радости. Уже давно ему купили компьютер, цифровой фотоаппарат. И мебель в доме обновили ради сына. Чтобы не стеснялся домой друзей привести. И чтобы самому всегда хотелось идти домой.
Но прежде чем зайти в дом, Митя теперь всегда внимательно осматривает двор. Не побывали ли опять незваные гости, не натворили ли чего.
Однажды возвращается от бабушки с дедушкой, а на стене вместо телевизионной «тарелки» одни провода… Опять поднялась у кого-то рука обидеть Погодаевых…
А моя рука не поднимается, чтобы написать про них «слабые». Всем бы такую силу воли и силу духа. А еще желание самим для себя стараться. На одну-то пенсию разве смогли бы они жить вот так – достойно, не с протянутой рукой. Валерий по образованию ветеринарный врач. Работал, как говорится, до последнего-пока мог. Но и дома, как вы поняли, не отдыхает. Сидит разве что у компьютера, в Интернете. Оттуда и новости черпает. А газеты читать уже не может. Хотя первую статью о своей семье Валерий прочел еще сам. Помню, как в редакцию позвонил бывший его «одногруппник» по техникуму. Узнал адрес Погодаевых, поехал к ним. Чтобы руку пожать.
Участковый Валерий Чередниченко, который ищет сейчас похитителей быка Кеши, тоже уважительно отзывается о Погодаевых.
– Трудолюбивые, порядочные, отзывчивые.
Это действительно так. Прочел как-то Валерий в «Кузбассе» статью о семье инвалидов, имеющих двух детей, и позвонил:
– Как бы этой семье передать вещи нашего Мити? Они совсем как новые. И вообще, какие же молодцы эти люди, что решились на детей, вопреки неутешительным прогнозам медиков.
Кстати, и Татьяне не рекомендовано было рожать. А Митька родился таким хорошеньким! Как бы жили они сейчас без него?!
… Митя подходит к окошку, откуда хорошо видна гора, где пасется сейчас одинокий Степка. Проверяет: на месте ли. Степка пойдет уже не «на деньги», а на мясо. Для себя. Холодильник (и он новенький) у Погодаевых никогда не бывает пуст. Как и печка. И первое, и второе на ней, а еще и пирожки. Очень вкусные пирожки получаются у Татьяны. Я уже говорила, что она хорошая хозяйка. Это и соседи видят. Удивляются, как это ей удается.
А она улыбается.
– Я ведь не одна. – И тут же пробует подняться из коляски. Стоит минуту-две, даже пытается сделать шаг. Ее подхватывает Валерий. Со стороны может показаться, что они танцуют тихое танго. А по телевизору как раз в это время звучит музыка. И в пластиковые окна, от которых маленькая (и единственная) комната в их домике кажется больше, заглянуло солнце.
Но Татьяне тяжело стоять. Она снова садится в коляску. Не очень удобную и послушную. Но что делать, если на новую коляску надо еще копить и копить? Кешка теперь уже не поможет…
Участковый Валерий Викторович обещал, что досконально проверит весь круг подозреваемых.
А всего на участке Чередниченко (здесь и коммунальный сектор, и частный) проживают более трех с половиной тысяч человек. Люди все разные. И законопослушные, и не очень. А что касается Погодаевых, то они особенные. Им хочется помочь. А еще – покрепче закрыть ворота во двор их дома, чтобы перестали их посещать беды. Увы, пока не перестают посещать.
Фото автора.
Анжеро-Судженск.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс