Зоны ответственности

14 сентября 2010 | Газета «Кузбасс»
Еще недавно было принято считать: раз угольная отрасль в России – частная, то за все, что происходит на угольных предприятиях, отвечает их собственник. И в этом году после аварии на шахте «Распадская» в адрес владельцев угольного бизнеса руководство страны высказало немало претензий. Однако само государство уже признает, что далеко не все сделало для того, чтобы труд шахтера стал более безопасным. «Кузбасс» попытался понять, где проходят границы ответственности государства и бизнеса за состояние дел в главной кузбасской отрасли и что сегодня делается в регионе, чтобы уголь добывался без аварий.

Обгоняя правила
Сколько раз за последние годы пересматривались Правила дорожного движения? Никто и не вспомнит. Как бы автомобилисты ни сетовали на бесконечные изменения, статистика упрямо показывает, что при выполнении новых требований количество ДТП, погибших и травмированных на дорогах снижается. С безопасностью на угольных предприятиях все иначе. И вопрос даже не в том, что установленные нормы не выполняются (об этом разговор отдельный), а в том, что они слишком отстали от реальности. Представьте, если бы законы, регулирующие дорожное движение, «не замечали бы» тонированных стекол или новых дорожных знаков, пешеходных переходов. В добыче угля, где действующие правила безопасности фактически не пересматривались с 2002 года, все масштабней.
Порой с самого начала строительства шахты угольщики сталкиваются с устаревшими запретами. Например, правила диктуют проходку только полевымистволами, т.е. по породе, чтобы избежать опасности самовозгорания пластов. Но угольщики давно обладают технологиями безопасной проходки по угольному массиву. И получается, что формально применять их нельзя. Уже построенную шахту, которую оснастили высокопроизводительной техникой, нормы запрещают «раскручивать» на полную мощь. По инструкции еще 1989 года разрешенный «ход» лавы – 6 м в сутки. А что делать тем предприятиям, где техника позволяет «ехать» 10-15 м в сутки и выдавать не оговоренные инструкцией объемы в 5 тыс. тонн угля в сутки, а 20? Причем других ограничений для безопасной работы – по газу и объему подачи воздуха – на предприятии нет.
По оценкам угольщиков, сегодня более 90% действующих нормативных документов требуют как минимум дополнительного согласования в контролирующих ведомствах, потому что они либо устарели, либо не дают прямого ответа, что делать в той или иной ситуации. Причем даже последние законодательные изменения становятся препятствием. Сейчас, к примеру, угольщики попали под действие Градостроительного кодекса, который не учитывает особенности проектирования горных предприятий. К последнему изменению законодательства, которым было введено требование об обязательной дегазации угольных пластов, тоже есть вопросы. Приветствуя в целом появление такого документа, в угольных компаниях поясняют, что без нормативов, конкретных требований к проведению дегазации закон не работает. Нормативы должны быть прописаны в постановлении правительства РФ, которого пока нет. В таких условиях угольщикам  сложно работать на долгосрочную перспективу.
Перечислять, как и в чем отстает или пока не работает нормативно-правовая база, можно до бесконечности. В итоге что? Правовой тупик? Но ведь новые шахты и разрезы в Кузбассе строятся, добыча угля растет…
Самоконтроль и надзор
Как же тогда работают угольные компании, если малейший шаг в сторону от норм влечет за собой запрет, предписания от Ростехнадзора, остановку предприятий? Многое решается, что называется, в индивидуальном порядке – компании доказывают, что увеличивать нагрузку на забой безопасно, если параметры газа в норме, добиваются согласований проектов ведения горных работ. А в текущем режиме разрабатывают собственные нормы безопасности. Не в качестве альтернативы государственным, а, как выразился глава одной крупной угольной компании, угольщики пытаются «прописать правила соблюдения законодательства». Так формируется система управления промышленной безопасностью и охраны труда. Кто и что должен делать в шахте? За что отвечать? Как и кого контролировать? На все эти вопросы и пытаются ответить компании.
Раньше, когда за каждым предприятием был закреплен государственный инспектор, проверяющий выполнение требований безопасности и охраны труда, все было просто. Пришел инспектор на шахту, указал на нарушения – их исправляли. Сейчас  вся эта сфера – ответственность самих предприятий. Компании формируют систему контроля состояния промбезопасности и охраны труда, создали службы производственного контроля. Зарплата специалистов, проверяющих соблюдение правил безопасности на предприятиях, зависит от того, как соотносятся с принятыми нормативами реальное состояние промбезопасности, уровень травматизма, нарушения.
Ответственность за организацию производственного контроля на предприятии возложена на директора. Как говорят специалисты Ростехнадзора, такая система в последнее время уже дала основания говорить о заметном изменении отношения к промбезопасности на шахтах. В ведомстве фиксируют рост «добровольных» остановок забоев при сигналах о повышении уровня содержания метана, различных нарушениях правил безопасности. «Если директор знает, что контроль – его зона ответственности, он не будет лишний раз рисковать или убеждать руководство компании, что с проблемой можно справиться и без остановки добычи», – рассуждает представитель одной из угольных компаний, где уже не первый год действует служба производственного контроля. В Ростехнадзоре же обращают внимание и на то, что в этом году уже было несколько случаев отстранения от должностей руководителей разного уровня. Заметим, что отстранялись они руководством угольных компаний.
Но главным показателем эффективности такой системы является другое – уровень  травматизма в шахтах. Возьмем для примера самую сложную по горно-геологическим условиям компанию в области – «Прокопьевскуголь». В 2004 г. здесь было зафиксировано в целом 170 случаев травматизма, в 2005-м
– 117, 2006-м – 111. В 2007 г., когда управлять компанией стал «СДС-Уголь», –  87, в 2008-м – 71, в 2009-м – 57, за 6 мес. 2010-го – 23. Хотя еще в начале 2000-х годов травматизм на прокопьевских шахтах зашкаливал за 500 случаев в год. Весь же Кузбасс с начала 2000-х сократил травматизм на угольных предприятиях более чем в 5 раз, увеличив при этом добычу угля на 70 млн. тонн, т.е. больше чем наполовину.
По словам гендиректора ОАО «СУЭК-Кузбасс» Александра Логинова, в этой крупнейшей в Кузбассе компании, добывающей уголь подземным способом, стратегия в области безопасности – не догма, она постоянно совершенствуется: «Мы движемся в направлении ужесточения принципов, спроса и повышения ответственности людей». На этих правилах основаны проекты – временные (на неделю, месяц) задачи  с конкретным результатом для коллективов предприятий «СУЭК-Кузбасс». В компании «Северный Кузбасс» разработаны стандарты безопасной работы для разных видов деятельности на ее предприятиях. Подобные стандарты внедряются на предприятиях «СДС-Угля». Цель такой работы – сведение ненужной «инициативы» людей к минимуму. За соблюдение правил безопасности угольные компании готовы платить своим работникам. Т.н. коэффициенты безопасности при начислении зарплаты уже учитывают «Южный Кузбасс», «Южкузбассуголь». Именно за выполнение «стандартных» процедур получают шахтеры предприятий «СУЭК-Кузбасса», «СДС-Угля».
…плюс техника
Понятно, что не только за счет перемен в организации производства или контроля зависит, насколько безопасней для людей становится шахта. Предприятия потребовали от владельцев серьезных инвестиций в технологии, оборудование.
К примеру, на довольно старых шахтах «СУЭК-Кузбасса» (всем предприятиям здесь почти 70 лет)  сейчас практически во всех забоях осуществляется дегазация. Именно  проведенные в последние три года работы по дегазации пластов в «Прокопьевскугле» теперь позволяют без постоянных остановок работать шахтам «Красногорская», «Зиминка». Запуск новых вентиляционных установок – этот пункт можно найти  в инвестпрограммах по повышению безопасности почти всех угольных компаний области.
Для борьбы с пожарами запущены азотные установки в забоях «Южного Кузбасса», «Прокопьевскугля», «Южкузбассугля». На шахтах этих и других компаний ведется активное внедрение современных систем аэрогазового контроля.
Каждая статья расходов на безопасность – это огромные суммы. Только на мероприятия по вентиляции и дегазации шахт «Южкузбассугля» в 2009 г. было направлено порядка 400 млн. рублей, еще свыше 250 млн. рублей – на приобретение систем сигнализации и контроля. А вентилятор главного проветривания только для одной шахты «Красногорская» вместе с котельной обошелся в 400 млн. рублей.
За последние 10 лет именно на безопасность угольщики направили почти 27 млрд. рублей. Отметим, что 30% средств тратилось на проветривание, борьбу с метаном, в том числе на дегазацию, которую только в этом году государство сделало обязательной.
Важнейшее направление инвестиций – создание системы управления шахтами, контроля за всеми процессами, происходящими под землей. Сегодня в Прокопьевске создается Единый диспетчерский центр управления по контролю за работой систем жизнеобеспечения и безопасности предприятия – по аналогии с атомными энергостанциями, где сложные технологические процессы «выводятся» на диспетчерский пункт. Это позволит вести постоянный мониторинг безопасной работы шахты, чтобы иметь возможность принимать оперативные решения в случае аварийной ситуации вне зоны штатного режима.
Подчеркнем, что все это делается не по требованию федеральных норм, а во многом даже опережая их.
Цена безопасности
Анализируя причины аварий на шахтах, нельзя сбрасывать со счетов самого человека. Будь то директор шахты, начальник участка или горнорабочий – многие еще нередко идут на сознательное нарушение производственно-технологической дисциплины. В этом случае нужно рассчитывать исключительно на изменение отношения шахтеров к вопросам безопасности. Обучение и информирование работников, наказание за нарушения, индивидуальная работа  – лишь часть того, что в угольных компаниях принято называть «работой с коллективом». «Не нарушай и вернешься домой здоровым» – в этот распространенный сейчас на многих предприятиях лозунг, считают руководители крупных угольных компаний, человек должен поверить. Исходя из этого, компании меняют и систему оплаты труда, которая должна мотивировать работников на соблюдение требований безопасности. С 1 июня «СДС-Уголь» и «Южкузбассуголь» приняли решение о снижении зависимости зарплаты от того, справились на шахтах с планом или нет. Теперь постоянная составляющая в оплате труда шахтеров — 70%, причем в ней заложены результаты безопасного труда. Такая же система введена в большинстве компаний. Так что шахтерам стоит еще раз серьезно подумать, есть ли смысл нарушать действующие в компании нормы, гнаться ли за тоннами угля. Сегодня в цене безопасный уголь, без травм и аварий.

Другие статьи на эту тему

30 июня

В ДТП на кузбасской трассе погибли три человека

В Гурьевском округе произошло серьёзное ДТП. Три человека погибли. В ГУ МВД по Кемеровской области…

28 июня

В Кузбассе шахту оштрафовали на 200 тысяч из-за нарушений

Руководство АО «Шахтоуправление Талдинское – Кыргайское» оштрафовано на 200 тысяч рублей, за невыдачу работникам средств…

27 июня

В Кемерове подросток на электросамокате попал в ДТП

В Кемерове подросток на самокате попал в ДТП с автомобилем. В пресс-службе ГИБДД Кузбасса рассказали…

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс