Непраздничные расчеты

26 августа 2010 | Газета «Кузбасс»
В конце июня шахтеры «Распадской» в ожидании премьер-министра Владимира Путина, который во второй раз после майской аварии приехал в Кузбасс, нервно курили и рассказывали журналистам о своей теперешней жизни. Жизни после остановки шахты. Ни от одного человека я тогда не услышала о желании сменить место работы. «За шахту» они собирались попросить и главу правительства. Попросить, чтобы помогли восстановить. Но главное, чтобы государство «взялось» за отрасль, строже спрашивало с хозяев за безопасность, за зарплату. Шахтеров, как показали прошедшие два месяца, услышали и власти, и начальство. И теперь, похоже, ждут ответной реакции.

На высоком уровне

Один из шахтеров тогда, в июне, сетовал: «Как же так, зять у меня в Москве рулит на автобусе иполучает 60 тысяч рублей, а я имею 30 тысяч. Как сравнивать можно, я же в шахту спускаюсь?!» Я тогда его спросила: «Может, в Москву вам стоит переехать?»
– Куда мне?! На пенсию скоро уже.
– А работать на пенсии будете?
– А как же! На пенсию не проживешь.
– То есть, просто зарплату вам нужно поднять?
– Естественно! Мы же до кризиса больше получали, значит, можно повышать.
– Но сейчас шахта стоит.
– Я вообще говорю. Низкая у шахтеров зарплата.
– С Путиным будете об этом говорить?
– Конечно. Государство должно уже вмешаться.
Точка в нашем диалоге через час была поставлена на высоком уровне. Владимир Путин ответил на вопросы и по пенсиям, и по зарплате.
Шахтерские пенсии, как известно, со следующего года повышаются. Премьеру жаловались, что и «новых» денег (шахтеры посчитали, у них получилось 15-17 тысяч) им не хватит на жизнь и лекарства. Владимир Путин согласился, что этого, может быть, и мало. Но призвал считать увеличение пенсий почти в два раза (расчет от премьера – к 8,8 тыс. рублей в среднем по отрасли сейчас добавится 7,7 тыс. рублей) первым шагом. «Нужно двигаться дальше», – призвал премьер.
С зарплатой все было конкретней. На «Распадской» в период восстановительных работ было принято платить в среднем не 30, а 40 тыс. рублей в месяц. Что до остальных шахтеров, то буквально через несколько дней после визита премьера в Кузбасс был опубликован документ – дополнение к федеральному отраслевому соглашению по угольной промышленности РФ на 2010-2012 годы. Дополнено соглашение было всего одним пунктом о структуре шахтерской зарплаты. Теперь работодатель обязан обеспечить увеличение до 70% доли условно-постоянной составляющей в структуре платы за шахтерский труд.
Самим появлением документа, который распространяется на всех российских шахтеров и их работодателей, отрасль обязана Кузбассу. В мае, проводя совещание, на котором рассматривалась ситуация на «Распадской», Владимир Путин дал понять, что государство связывает зарплату шахтеров с безопасностью. Премьер рекомендовал профсоюзам и работодателям пересмотреть структуру зарплаты, снизив премиальную составляющую «за план». И впервые прописать это в отраслевом соглашении. Ориентир для условно-постоянной в минимум 70% против нынешних 50-60% дал сам глава правительства. По его словам, это «минимизирует мотивацию шахтеров добиваться повышения добычи любой ценой, пренебрегая безопасностью и рискуя жизнью».

Приняли к исполнению

Пересмотр структуры зарплаты стал подарком к Дню шахтера далеко не на всех предприятиях. За июнь в пропорции 70 на 30 считали оплату труда на прокопьевских шахтах «СДС-Угля». Изменения в положение по оплате труда введены с 1 июня в «Южкузбассугле», а с 1 сентября здесь начнет действовать правило о 70-процентной доле условно-постоянной составляющей. Но в основном перед нынешним праздником профсоюзы и работодатели лишь начали непраздничные вообще-то переговоры о том, как снизить премию. В сентябре-октябре, по данным профсоюзов, на новую систему должны перейти все крупные угольные компании, в состав которых входят шахты (именно о подземной добыче в первую очередь говорил и Владимир Путин).
Если формально, то где-то расчета по-новому почти «не заметят». К примеру, на большинстве шахт ОАО «СУЭК-Кузбасс» и сегодня доля условно-постоянной в шахтерской зарплате 65-67%. А на некоторых шахтах компании «Белон» есть примеры, когда премия составляет больше половины зарплаты. Тут шахтерским женам стоит ждать более стабильной зарплаты мужей?
Даже профсоюзы, которые уже не первый год добивались пересмотра схемы расчета зарплат, признают, что не всё так просто. Вовсе не потому, что ожидается сопротивление работодателей. Как раз наоборот, в Кузбассе нет отказов от новых правил. Дело в самих расчетах. Никто же всерьез не рассчитывает, что теперь кузбасским шахтерам просто «срежут» премию. С другой стороны, не «перебросят» же просто премиальный фонд на тарифные ставки, установленные к ним многочисленные надбавки, выплату за выслугу лет, районный коэффициент (из этого складывается условно-постоянная часть зарплаты). В Кузбассе по-разному считают зарплату шахтеров.
Есть шахты, к примеру, ЗАО «Салек», где бригады уже забыли о сдельщине и премиях за перевыполнение плана. Предприятие здесь договаривается с бригадами о стандартах производственных процессов. В таких стандартах прописывается, кто (сколько и каких специалистов) и как (по какой технологии, на какой технике, в какой последовательности) должен вести проходку и добычу. Сделала бригада всё по правилам – получила оговоренную зарплату. Причем выше, чем в среднем по отрасли. «Пляшут» при этом тут не от метров проходки и тонн угля, а именно от правил. Правил безопасности.
На шахте «Первомайская» подобная система действовала еще с 2006 года (сейчас, правда, предприятие готовится к запуску нового стругового комплекса и работы не ведутся). Итог – зарплата у людей ниже не стала, а аварий на шахте нет. В «СУЭК-Кузбасс» тоже свои стандарты. Платят здесь за то, что бригады не отошли от правил безопасности, не допустили ЧП, дали уголь заданного качества, но не за обычное перевыполнение плана. В «Южкузбассугле», считая шахтерскую зарплату, начали применять коэффициент безопасности (учитываются травмы, нарушения, режим работы оборудования).
Вот теперь все это и надо пересчитать по-новому. В угольных компаниях признаются, что считать придется в основном зарплату людей вспомогательных специальностей – электрослесарей, «транспортников», монтажников, поверхностных рабочих. О шахтерских зарплатах ведь судят как? Либо по бригадам-рекордсменам, где получают 40-50 тысяч. Либо по тем, кто покажет вам 20 тысяч в своем квитке. Последних по разным шахтам до 65% от всего коллектива. Но с ними, уверяют в угольных компаниях, проще. Их зарплаты крепче «сидят» на условно-постоянной. Найти же адекватную замену премиям в ползарплаты горнорабочим очистного забоя или проходчику сложнее.

А стимул где?

Принято считать, что это только у нас есть сдельщина и план. Вот за границей, там иначе. И зарплата выше, и работать безопасней. Знающие люди рассказывают, что премиальные на Западе тоже есть. Только платят их не за обычную работу, не за то, что положено по контракту, а за сверхурочную выработку. Например, в выходной день. Нужен дополнительный уголь — договариваются с рабочими. Если те соглашаются и выдают нужный компании уголь – расчет, что называется, на месте. Материальный стимул, он и на Западе работает.
Спросила недавно у главы одной угольной компании, возможно ли у нас такое? Он уверен, что возможно. При двух составляющих. Если будут сняты основные технологические проблемы с безопасностью, и сами шахтеры примут новые правила игры, хотя бы те, что действуют на шахтах, работающих по новым стандартам.
Спросите у шахтеров «Салека», «Первомайской», «СУЭК-Кузбасс», вам расскажут, что поняли они свои стандарты не сразу. Думали сначала, что лишь названия изменились: был план, стал стандарт. Думали, что новые нормы выработки начнут, как и раньше, повышать, а за это давать премии. Сейчас, когда увидели, что деньги платят за другое, начали привыкать.
Спросите у руководителей этих шахт, вам расскажут, сколько сотен миллионов направлено на дегазацию (это уже к вопросу о том, проводилась ли она в Кузбассе до недавнего принятия соответствующих поправок к законодательству), установку вентиляторов, внедрение систем аэрогазового контроля.
Словом, движемся, кажется, в правильном направлении. Но скорость этого движения сегодня зависит не только от очередных миллионов от собственников на безопасность. Непраздничная цифра, но более 80% нарушений, выявляемых на шахтах Ростехнадзором, – из разряда «кто-то что-то недоделал, не докрутил», а значит, нарушил правила. Не уверена, что шахтерам реально будут платить те самые 70% условно-постоянных за «недоделки». Недаром же заявления угольных компаний о пересмотре структуры оплаты труда идут одновременно с ужесточением систем контроля за безопасностью на шахтах и изменением оценки самого шахтерского труда.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс