Соцсети:

А завод у нас будет

25 августа 2010 | Газета «Кузбасс»
Трагедия шахты «Распадская», случившаяся в ночь на 9 мая, затронула весь бизнес, так или иначе связанный с ней. Не стало исключением и ООО «Монтажник Распадской». Это малое предприятие, родившееся под крылом Распадской угольной компании, живет во многом благодаря заказам своего «старшего брата». Но после страшной аварии прежде всегда востребованная основная продукция «монтажников» — анкерная крепь и металлическая решетчатая затяжка – сразу оказалась неактуальной. Ведь шахте вместо добычи и проходки пришлось усиленно бороться с пожарами — потребовались трубы для подачи воды в подземные выработки. Счет шел на километры. Трубы и фланцы везли со всей страны (для этого даже были задействованы силы МЧС). И в трудную минуту руку помощи шахте протянул «Монтажник Распадской».

— Чтобы избежать неразберихи, всю офланцовку труб отдали в одни руки – нашему предприятию. Пришлось на ходу перестраиваться, — вспоминает Александр Кулигин, заместитель генерального директора ЗАО «Распадская угольная компания», директор ООО «Монтажник Распадской».
Первым встал вопрос, как выходить из положения при существующем числе сварщиков. Кулигин понимал: только резко увеличив производительность их труда. За счет чего? Для начала перешли на 12-часовые рабочие смены. Меньше времени стали тратить на дорогу, больше – на работу. Но долго авральный режим эффективным быть не сможет. А ситуация на «Распадской» не улучшалась и потребность в трубах не уменьшалась. Для повышения производительности труда сварщиков надо было искать какое-то техническое решение. И нашли: использовать сварочные полуавтоматы. В цехе четыре источника тока для сварочных постов, которые применяются в комплекте с полуавтоматами. Модернизировали морально устаревшую схему, купили два подающих устройства, дополнительные принадлежности, самостоятельно их скомпоновали. Сварщицы Римма Акушакова и Татьяна Ломако быстро освоили эти полуавтоматы. И как результат – более чем в два раза увеличилась производительность труда. За то время, как работающие на ручной дуговой сварке мужчины успевали офланцевать за смену 17-19 труб (диаметр каждой – 159 мм), сварщицы на полуавтоматах офланцовывали 48-50 труб.
— Увидев такой экономический эффект, к двум сварочным полуавтоматам мы сразу же купили еще три, — продолжает рассказ о тех напряженных днях Кулигин. — К Дню шахтера приобретем еще два, но уже импортного производства. Они усовершенствованы, потребляют меньше электроэнергии. Сварной шов качественней, и соответственно производительность выше. Если для офланцовки труб достаточно того оборудования, что мы уже имеем, то для производства става ленточных конвейеров сварка нужна более изящная, можно применять те же аппараты, но с добавкой инертного газа аргона.
О ленточных конвейерах Александр Тимофеевич заговорил не случайно. На базе «Монтажника Распадской» Кулигин намерен создать завод по ремонту горно-шахтного оборудования и выпуску новой продукции, в том числе и ленточных конвейеров, так необходимых угольной промышленности. Говорит, сама жизнь заставляет. Ведь в нынешнем году производственная база «Монтажника Распадской» значительно подросла: в аренду от шахты предприятие получило большое помещение общей площадью около 7 тысяч кв. метров. Вот именно в этом огромном цехе и намеревается он организовать новое производство.
За десять лет руководства «Монтажником Распадской» Кулигин воплотил в жизнь уже не одну идею. Немало задумок у Александра Тимофеевича и сейчас. И, создавая новое производство, он перенимает все лучшее, что есть в отечественной промышленности. Побывав в Москве на международной выставке, «попутно» проехал еще несколько городов европейской части России (днем — встречи со специалистами на предприятиях и в научно-исследовательских институтах, ночь — в поезде).
— Переход на новое, машиностроительное производство будет поэтапным – от изготовления отдельных элементов (ленточных ставов, роликов к ленточным конвейерам) до полного производства конвейеров, — продолжает рассказывать о своих планах Александр Тимофеевич.
Но сначала надо получить разрешительные документы на выпуск такой продукции. Впрочем, как и на некоторые виды ремонта, которые связаны с вопросами взрывобезопасности. В связи с тем, что требования в этой сфере значительно ужесточились, все бумаги ходят по инстанциям по два месяца. Поэтому, чтобы сократить сроки бумажной волокиты, руководству «Монтажника Распадской» приходится продумывать все наперед.
— Мы посчитали, и оказалось, что платить будем только за одно освещение от 58 до 64 тысяч рублей в месяц. (Для сравнения: в прошлом году в августе, когда коллектив «Монтажника «Распадской» своим небольшим цехом выпустил рекордное количество продукции на 19 млн. рублей, за всю потребленную электроэнергию, в том числе и на выпуск продукции, было заплачено лишь около 50 тысяч. – Ред.). На энергосберегающие светильники и лампы потребуется затратить 2,5 миллиона рублей, а окупятся затраты только через три года. На «Джое» труд везде механизирован, вот и мы у себя тоже обустраиваем рабочие места грузоподъемными механизмами.
На столе у Александра Кулигина лежат снимки цехов этой английской фирмы, выпускающей горно-шахтное оборудование (ориентир Кулигина – на самое передовое в мире). Александр Тимофеевич рассказывает, какие компьютеризированные центры применяются в мировом, да уже и в отечественном машиностроении. Многопозиционную маленькую деталь с помощью такого центра, задав на компьютере необходимые параметры, можно изготовить всего за 15 минут, в то время как рабочему-многостаночнику на разных станках — фрезерном, токарном, сверлильном – приходится работать над ней целую смену. Мечтает Кулигин о таких центрах для своего предприятия. Видел, как они действуют на заводах в Бердске и Новокузнецке. Обслуживают их как минимум специалисты-техники.
Но это – планы. А пока на будущем заводе разбираются с оборудованием, доставшимся «Монтажнику Распадской» «по наследству» от прежнего хозяина. Почему компьютеризированный расточной станок, который можно применить для обработки деталей большого размера (и в этом у шахты есть особая потребность), управляется только вручную? Оказывается, вышла из строя схема управления, передавлены провода. И всего-то… «Монтажнику Распадской» понадобилась одна неделя, чтобы оборудование заработало в полную силу. В то время как у прежнего хозяина умный станок простаивал, детали отправляли ремонтировать в Новокузнецк, Киселевск, «Монтажник Распадской» сам принимает такие заказы. И приходят они не только с шахты, но и со стороны, потому что подобный станок — редкость.
Или другой пример: стояли в цехе в ряд четыре станка с числовым программным управлением, на них работали два человека. Специалисты предприятия просто переставили оборудование по-другому, «коробочкой», и теперь один рабочий, находясь в центре «коробочки», стал обслуживать все станки одновременно.
И такой подход в «Монтажнике Распадской» во всем. Экономию и эффективность производства здесь складывают вроде бы из мелочей. Но когда суммируются эти «мелочи», в итоге получаются десятки тысяч сэкономленных рублей в месяц.
Пустовавшее прежде помещение теперь живет, зарабатывает, приносит пользу угольной компании. Продукции здесь выпускается сейчас несравнимо больше, нагрузка на механизмы увеличилась в десятки раз.
Конечно, очень много предстоит сделать. Но многое уже сделано. Оборудованы новые цеха: по напылению валов и по ремонту барабанов ленточных конвейеров и редукторов.
Не дожидаясь, пока завершится наладка серийного выпуска деталей и оборудования, «Монтажник Распадской» решил вести капитальный ремонт габаритного оборудования. Например, организовать работы по увеличению износоустойчивости импортного горно-шахтного оборудования путем наплавки твердыми сплавами. Сколько импортной техники простаивает на разрезах по одной и той же причине: у бульдозеров в процессе эксплуатации снашиваются верхние и нижние катки. И ни на одном предприятии Кузбасса эта проблема до сих пор не решена. Покупать постоянно новые запчасти слишком дорого. А ведь есть же такое универсальное оборудование, которое позволяло бы выполнять наплавку не только для «разрезовской» техники, но и вообще для разноплановой техники всех предприятий угольной компании! Конечно, оно слишком дорогое, но и специалисты «Монтажника Распадской» во главе с двумя конструкторами тоже не лыком шиты. Придумали: купить только наплавочную головку с программным управлением, а рамы и остальное оборудование вполне посильно изготовить самим («Все-таки у нас же завод!»).
– Сейчас наша основная работа — офланцовка труб, — поясняет Кулигин. — Если в мае-июне в шахту подавали воду, то теперь ее приходится откачивать. Стабилизируется обстановка на «Распадской» – объемы, естественно, уменьшатся до 1,5 километра труб в месяц, сейчас же приходится делать в два-три раза больше. Уменьшение объемов по офланцовке мы заменим производством самих фланцев. Они будут двух видов: плоские обыкновенные и быстрого разъемного соединения.
— Завод у нас будет! — уверен Кулигин.
Уверены в этом и те жители Междуреченска, которые не понаслышке знают «Монтажник Распадской». Уже сегодня очередь желающих работать на будущем заводе составляет полсотни человек.
Людмила ХУДИК.
Фото  Юрия Мальцева.

Другие статьи на эту тему

01 июня

Бизнесмен из Кузбасса стал единственным владельцем ресторанов McDonald’s в России

Бизнесмен из Кузбасса стал единственным владельцем компании, покупающей рестораны McDonald’s в России, сообщает ТАСС со…

«Лучше, чем любая страна в мире»: в Кемерове проходит бизнес-интенсив «В деле»

26 мая в областной столице Кузбасса на базе Кемеровского государственного университета проходит бизнес-интенсив «В деле»….

18 апреля

Для кузбасских предпринимателей создали новую платформу поддержки

Бизнесмены Кузбасса могут присоединиться к бесплатной платформе по продвижению российских брендов «Сделано в России». Система…

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс