Соцсети:

Пчелиная мудрость Зоболевых

4 августа 2010 | stas

Как лучше жить, работать и зарабатывать в деревне.

Сегодня многие предпочитают жить в городе, считая сельский труд неблагодарным ни морально, ни материально. Однако есть и те, кто считает иначе. Супруги Зоболевы из села Белогородка в Мариинском районе говорят, что в деревне жить можно безбедно. Как? Советов Татьяна Алексеевна и Николай Владимирович не давали, но о себе рассказали охотно.

— Секрет-то все-таки должен быть? Все кричат, что плохо в деревне, а вам вдруг хорошо…
Н.В.: — Будешь работать – значит, все будет, а  будешь сидеть на лавочке – ничего и не будет. А как иначе? Пораньше вставать, попозже ложиться. У нас так: в шесть часов подъем, в час ночи отбой.
Т.А.: — Бывает и в пять подъем. Молодежь сейчас работать не хочет. Вот я недавно ходила на болото, гусей проверяла. Гуси и утки у нас на болоте за огородом, корова в стаде. По очереди сами пасем. А в стадо со всего села набирается 30 коров.
Н.В.: — Я уже смеялся: скоро коровку бедную запишут в Красную книгу! В селе живут молодые, с детьми, а корову не держат. Ну, как ребенок без молока? Я вот не представляю. Нам приходится держать потому, что внуки. Сейчас пока пять внуков, скоро шестой будет, ждем. Сегодня должны привести двух маленьких. Одному 6 месяцев, второму 5 лет.
— Хозяйство давно у вас?
Н.В.: — Да как с женой сошлись. А сошлись несовершеннолетние, если по-честному сказать. Ей было 17, а мне 18 почти. Вместе тридцать семь, ну, тридцать пять официально и 2 года «подпольно» прожили. Работали оба. Я в мастерских токарем и сварщиком, жена в больнице медсестрой. Начали строить себе жилье. А потом у нас народился Николай. И пошло-поехало, стали разводить скотинку. С тех пор держали три коровы, овцы были, свиньи были — все держали. Сено косили ручками. Приеду с работы, Татьяну прихвачу, и вперед — косы на плечи и пошли косить. Приходилось и до ночи скирдовать. Но все равно скотину не бросали, и до сих пор, пока есть возможность, держим. Силенки-то не те, конечно, но коровка есть, трех поросят нынче растим, сорок гусей, пятнадцать уток, цыплята, пасека. У меня две дочки в городе живут. Они ж питаются от нас, с деревни все. Соленья и варенье, и молоко, и творог, и сметана — все отсюда. У нас две дочери и сын. Николай у нас здесь в деревне остался, женился, двое детей.
Т.А.: — С коровами тяжело сейчас, не по здоровью. А какое может быть здоровье, третий дом на наших плечах, и сыну Николаю четвертый отстроили. Свой дом,  когда сын уходил в армию, мы до фундамента весь сломали весной, а осенью, в сентябре, уже зашли в новый. Мы людей не нанимали. Попросили раз, чтобы подмазать помогли. Но после этого мне пришлось с дочерью неделю переделывать.
Н.В.: — Утром встаю, «Дружбу» завел, вот отпиливаю на ряд примерно, мне надо его вечером поставить. Я отрезал, Татьяне топорик, и говорю: пока я приеду с работы, чтобы их ошкурила. А как строить? Я приезжаю, у меня уже бревна готовые лежат. Начинаем складывать. От начала и до конца вся жизнь наша прошла в хозяйстве и стройке.
— Скотина доход приносит или только для себя держите?
Н.В.: – И для себя, и для продажи. Ездим все года на ярмарки. Возим молоко, мед, масло, мясо, с огорода овощи. На рынок здоровья нет, тяжело, чтобы стоять. Было бы рядом, а то за 60 километров ехать. Надо, во-первых, бензин купить, и канителиться там, стоять. А так у нас уже свои клиенты, из города сами приезжают, берут, кому мясо, кому мед, кому картошка. За медом и из Красноярска, и отовсюду едут. Мы созваниваемся, они уже знают, когда приехать. Дочери в Мариинске учились, сейчас работают. Они там предложили в школе – люди взяли, попробовали, понравилось. Дочерям звоним, они договариваются, сколько и что нужно.
Т.А.: — Молока в среднем надаиваю за сутки 20-22 литра. Творога 7-10 килограммов в неделю делаем, сметаны 6 литров в неделю, масла — килограмма три. Меня бабушка-соседка научила хранить: как только сделал, сразу в морозилку свежее, и тогда хранится очень долго. Вот все это вместе и приносит доход. А заработанное в оборот идет. Гусей много, варим тушенку. И детям, и себе, и кто-то из гостей приезжает, угощаем всегда. Рецепт у нас свой, который уже по всему району пошел. Кусочки свежие солишь, и все в баночки складываешь. Перец еще горошком добавляешь – и все, больше ничего, а то испортится. Закатываем крышками, и в приспособлении зажимаем, чтобы в кастрюлю с водой опустить. Четыре часа банки кипят в воде – и готово. Получается в собственном соку. А вообще тушенку невыгодно продавать, поэтому мы стараемся только себе. Баночка ну 100 рублей стоит, 150 может стоить, а сколько средств ушло!
— Соленья и варенье тоже продаете?
Н.В.: – Продаем. Она же столько заготавливает! Но я этой осенью «заготфонд» закрываю. Если в общем взять, в погребе около тысячи банок.
Т.А.: — Банок 360.
Н.В.: — Каких 360? А прошлогодних сколько? И каждый год мы добавляем.
— А в хозяйстве планируете, каких животных больше держать?
Н.В.: — Мы рассчитываем по корму. Раньше говорили старые люди: у коровы молочко на язычке — как покормишь, так и подоишь. Вот мы заготовили на зиму зерно, знаем, что располагаем таким количеством – тогда уже разводим скотину и птицу. Зерно перемалываем. Где-то на все выходит 8-9 тонн. Корм не покупаем: я работаю, и расчет зерном беру.
Ой, да, кроме хозяйства, у нас работы еще очень и очень много. У меня своя мастерская. Кто что попросит, то и делаю: кому раму, кому доску разделочную, кому чего. Плюс к этому у нас фермеры: то радиатор запаять, то карбюратор починить – только ко мне и едут. Кроме этого, у меня увлечение свое есть. Вот смотрите, и кровати сам делал, и стулья, и утварь. Тракторенок у меня самодельный, двигатель от «Москвича», сенокосилку к нему сам сделал, грабли. У меня свое увлечение, у Татьяны свое. Она вяжет. А я ей и прялки делаю. Она шерсть прядет.
Т.А.: — Прялок очень много у меня: и электрическая, и деревянная, и латышская. Могу еще одну принести.
Н.В.: — Наши прялки и во Владивостоке есть, и где только их уже нет. Заказывают, я делаю.
— Зачем же жене четыре прялки?
Н.В.: — Татьяна работает, эта нагревается — бросает, садится за другую.
Т.А.: — Сам ты нагреваешься! Вот осенью носки и варежки пойдут хорошо. У меня же с Мариинска очень много заказов на вязание. Бывает, что на рынок приедешь, а там столько этих варежек! Я другой раз говорю: ну поглядите, у вас ведь и так в городе чего только нет. А они в ответ: «Нет, мы тебе на бензин будем добавлять, чтобы привезла, но только ты сделай». Я все не могла понять, почему. А одна женщина объяснила: «Вот брала на рынке носки – муж неделю не отходил, а у тебя взяла — муж полгода носил. Какой секрет?» Да никакого секрета! Бабуськи где-то старенькое распустили, перевязали. А мы так не умеем. Если  делать, то делать, а не делать — так лучше не берись, чтобы потом стыдно не было. Наше мнение такое. Мы и детей так же воспитывали. Сейчас сын по отцовым стопам пошел: и по дереву тоже работает, и обувь ремонтирует, и хозяйство держит.  Мы даже участвовали в конкурсе семьи. Второе место завоевали, грамоты.
— Дом у вас красивый. Верно, вы, Николай Владимирович, «колдуете» над ним?
Н.В.: — Если до красоты доводить, то это о-о-й сколько еще работы. Да если бы я делал только для себя эту красоту, а то вроде как  для всех. В голове-то мыслей много, думаешь: ну, сейчас что-то сделаю такое, невероятное. Раз, к тебе приезжает кто-нибудь, бросаешь, начинаешь другую работу. Только зимой посвободней маленько.
— У вас пасека в огороде большая, пчелы не мешают соседям?
Н.В.: — Сейчас у пчел роение. Это насекомое умней человека. Вот, к примеру, завтра дождь будет, они усиленно будут летать работать, потому что знают: им завтра не вылететь. Просто так пчелы не нападут. Но если наодеколонился, то держись! И еще алкашей не любят. А когда медосбор идет — здесь музыка начинается. Кошка ложится под улей и слушает целый день. Приезжайте за медом. И медовуха у нас вкусная. Она у нас на весь Мариинск славится.
— Выходные у вас бывают?
Т.А.: — Нет выходных. Только если праздники.
Н.В.: — О-о-й, это мне болезнь. Если Татьяна сказала: завтра праздник, и мне ничего не делать, я день-два полежал на диване – и тогда весь больной делаюсь,  и не могу расшевелиться, говорю: да когда ж твой праздник-то кончится! А вот когда утром встанешь, пошел, покопался там, там, там — все болезни в строну.
— Односельчане не завидуют, что у вас и хозяйство крепкое, и покупателей много?
Т.А.: – Бывает и такое.
Н.В.: — Человек работает, старается, у него получается, а кто-то ничего не делает, сидит на лавочке, покуривает и сплетни сводит, тому завидно бывает. А сейчас кто не дает хорошо жить? Вот работай, живи, чтобы на столе все было. Правда, сейчас есть и такое: не работают, а деньги зарабатывают, на иномарках ездят. А мы привыкли все по-честному: работу любую делать, делать — да на совесть.
Фото автора.
Мариинский район.

Другие статьи на эту тему

15 октября

Кузбассовцам рассказали подробности строительства дороги в обход Кемерова

В пресс-службе правительства Кузбасса рассказали о крупных дорожных проектах. Открытие автомобильного путепровода над Транссибирской магистралью…

05 октября

Из-за бактерий в кузбасском городе перекрыли питьевые колонки

Мариинский суд остановил подачу воды из питьевых колонок, сообщается на сайте ведомства. Иск был подан…

22 сентября

В Мариинске открылся мультипарк

В Мариинске открыли современный игровой комплекс в рамках нацпроекта «Жильё и городская среда» и «Твой…

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс