Соцсети:

Гурьяне свое дело сделали

22 июня 2010 | Газета «Кузбасс»

22 июня в 12 часов по местному времени в Кемерове, на ул. Рудничной, 5, некогда вкладчики, а теперь кредиторы кооператива «Гурьянин» должны узнать собственное решение дальнейшей судьбы своих денег.

Всю прошлую неделю на собрании в Кузбассе и в Новосибирске они выбирали процедуру банкротства для прекратившего в прошлом году выплаты межрегионального финансового потребительского союза «Гурьянин». Корреспондент «Кузбасса», побывавший на собрании, попыталась понять, чего и от кого ждут сегодня «гурьяне»,
когда-то отдавшие свои деньги самому «раскрученному» кузбасскому кооперативу.

Не прошли мимо
В ДК строителей в прошлую пятницу проходил последний этап одного собрания – для кемеровчан. А до этого кредиторы, которых официально 2375 человек, собирались в Новосибирске, Белове, Гурьевске, Салаире, Новокузнецке: на собраниях  присутствовали люди со всех окрестных городов и районов.
У ДК около 14.00, кроме дежурившей «скорой помощи»,  признаков массового скопления людей не обнаруживалось. В фойе – лишь несколько человек, мирно расположившихся на диванах и креслах.
45-летний Геннадий Назаров принес в «Гурьянин» деньги – менее 20 тыс. рублей – осенью 2008 года.
– Тогда же кризис начался, уже поговаривали о проблемах в кооперативе. Как вы решили отдать свои деньги?
– Я ничего не знал о проблемах кооператива. Нестабильность была, хотел деньги пристроить выгодней, чем в банке. Тут проценты были выше – 24 годовых. Хотя, как на это решился, сам не пойму. Я в 90-е с «Кузбассоцбанком» дело имел. После банкротства банка мне вклад вернули, но с большой потерей. С тех пор зарекся куда-то деньги отдавать. А тут… Вот теперь сижу с ощущением собственной глупости.
– А что глупость?! Мы – жертвы советского времени. Если по телевизору сказали, в газете написали, значит, можно верить. А про «Гурьянин» сколько хорошего рассказывали?! – подключился к разговору Александр Синицын.
Александру Павловичу в сентябре 70 будет. В августе 2008 года шел мимо офиса «Гурьянина» на Руднике. «Черт дернул» зайти.
– Спросил еще, все ли у них в порядке. Хоть бы намекнули, мол, что тонем потихоньку. Вот я и отдал 25 тысяч. Думал, скопится за год сумма побольше (там по пенсионному было 25% годовых), поеду отдохнуть. А когда через год пришел, там уже все закрыто было.
– Вы договор с «Гурьянином» подписывали, вас в нем ничего не смутило? – спрашиваю обоих.
– Страхования вклада, как в банке, не было – это минус. Смутило, – вспомнил Геннадий Назаров, – еще и то, что жил «Гурьянин» на том, что на принятые выдавал кредиты под 38-40%. А я вот в банке кредит брал. Всего 16%. Подумал тогда, что-то тут не так. Но говорю же, глупость…
А пенсионера Синицына покоробил пункт о форс-мажоре, случаях, когда «Гурьянин» ответственности нести не будет (стихийные бедствия и пр.). Но он рассудил:
– Кто-то же разрешение на работу «Гурьянину» давал?!
А у 31-летнего Максима Унегова, по его словам, был «трезвый расчет»:
– Я с 2006 года имел дело с «Гурьянином». Процент был не очень большой – 20. Я считал, что это реальный процент, если вкладывать деньги в бизнес. Я смотрел данные. Норма доходности в российском бизнесе от 25 до 250% была. Вот я и полагал, что «Гурьянин» вкладывает деньги в какое-то дело, а не только выдает кредиты. Но досконально не вникал.
Унегов, Назаров и Синицын, как и все пришедшие в пятницу на собрание, – кредиторы третьей очереди. Означает это, что при объявлении МФПС «Гурьянин» банкротом сначала будут погашены обязательства кооператива по регрессам, зарплате коллективу, выходным пособиям, а потом уж – перед людьми, обеспечивавшими приток денег в «Гурьянин».

От А до Я
Сколько на прошедшем собрании было людей, то есть был ли необходимый для принятия решений кворум, до вторника не брался сказать даже тот, кто его проводил  – временный управляющий Денис Антонов. Если считать «по головам», то людей пришло немало. В Белове, может быть, человек 600, в Кемерове – под 200…  Если же мерить деньгами, а принят именно такой счет, то… На «денежные» подсчеты и потребовалось время до 22 июня.

Сейчас долг «Гурьянина» перед кредиторами 310 млн. рублей. Более половины этой суммы достаточно, чтобы считать собрание правомочным решать, что делать с кооперативом, – финансово оздоравливать или банкротить. И если второе, то кому управлять банкротством, а кому – контролировать управляющего. Но у кемеровчан, которые были «разбиты» на 3 группы по алфавиту (собрание шло с каждой группой по очереди), появились свои вопросы.
– У кооператива остались наличные деньги, средства на счетах в банке – всего более 7 млн. рублей. Дебиторская задолженность по выданным кредитам – в целом от 69 до 133 млн. рублей, – докладывал Денис Антонов.
Тянуть с банкротством кооператива, попытаться наладить его работу во внешнем управлении, по мнению управляющего, – «волокита и лишняя трата денег». Не появится же «спонсор», который даст денег на расчет с кредиторами?! А банкротство – это решение, которое позволит возвращать деньги. Официальное признание банкротом по закону дает право начать расчет.
– А сколько денег в кооперативе было? – спросил у управляющего из зала Максим Унегов.
– Есть то, что я сказал, наличные, дебиторка. Были проблемы с тем, чтобы выяснить, что было до этого. Бывший директор – Александр Истомин  (с лета прошлого года Истомин в СИЗО. – Авт.) не давал сведения, фактически выставил меня за дверь.
– Говорят, недавно кому-то выплатили долги…
– Я слышал об этом. Но не могу ничего сказать, надо выяснять, кто и от кого получил. Вот если утвердят меня конкурсным управляющим, буду разбираться, даже возвращать деньги, если нужно…
Пришедшая на собрание кемеровчанка Валентина Чуплакова не стала скрывать, что недавно руководство кооператива предложило ей деньги, как и еще нескольким людям. Она взяла – нужно делать очередную операцию и оплачивать учебу дочери. «Кузбассу» она заявила, что «не нужно готовить людей к тому, что они свое не получат»:
– У нас инициативная группа работала с прошлого года. На добровольной основе мы выясняли, что и где у «Гурьянина». Я сама ездила по городам, все фотографировала, анализировала документы – главным бухгалтером долго работала, разбираюсь. Есть недвижимость, офисы. В Гурьевске, например, знаменитый «зеркальный» дом – строили новый офис. Это личное имущество Истомина, оно арестовано в рамках уголовного дела. Он брал кредиты в кооперативе и покупал это имущество. Теперь все это можно продать. Мы выясняли, можно сделать так, чтобы вырученные деньги пошли на расчет с вкладчиками.

Все в суд
На собрании люди выбирали управляющего из трех кандидатур: один из них Антонов, второго в зале представляли как его помощника, третьего выдвинули инициативные группы кредиторов Белова, Гурьевска, Кемерова и Новокузнецка. Выбирали и тех, кто должен «присматривать» за управляющим – комитет кредиторов. Среди них тоже в основном члены инициативных групп. «Весь список» кредиторам огласят сегодня, как и кандидата в управляющие. Если собрание действительно согласится с банкротством.
– А как не соглашаться, кооператив же умер, не работает, фактически банкрот, – заметил Геннадий Назаров.
– Дело с банкротством понятное. Вопрос в том, кто будет управляющим, – считает Валентина Чуплакова, которая теперь по доверенности представляет интересы других кредиторов.
Впрочем, реальностью позиция кредиторов станет не раньше этого четверга, когда областной арбитраж рассмотрит дело о банкротстве «Гурьянина».

Татьяна
ДУМЕНКО.

ЧИТАТЬ«Кузбасс» от 22 июня 2010г.  в формате PDF

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
Аноним
подписка на газету кузбасс
объявление в газете кузбасс
объявление в газете кузбасс
подписка на газету кузбасс