Соцсети:

«Банкротство лайт» – не для всех

8 сентября 2020 | Валентина Акимова
Фото: пресс-службы АКО.

С 1 сентября в России начал действовать закон об упрощенном банкротстве. Облегчит ли он жизнь кузбассовцам, чья суммарная просроченная задолженность перед банками составляет сегодня почти 15 миллиардов рублей?

Суть новшества

Шанс на упрощенную «финансовую перезагрузку» получили граждане, имеющие долги в размере от 50 тысяч рублей до 500 тысяч. С 1 сентября они могут подавать заявления с просьбой признать их банкротами в МФЦ «Мои документы». Услуги многофункциональных центров будут для граждан бесплатными.

В заявлении заемщик должен указать всех своих кредиторов и суммы, которые он задолжал каждому. Специалисты МФЦ разместят эту информацию в Едином, постоянно пополняющемся федеральном реестре сведений о банкротстве физических и юридических лиц. Сразу после регистрации в ЕФРСБ будет приостановлено начисление процентов, пени и штрафов на долги. Процедура признания финансовой несостоятельности продлится полгода. В течение всего этого периода гражданин не сможет брать новые займы или выступать в роли поручителя для третьих лиц. По окончании шести месяцев его автоматически должны признать банкротом, а его непогашенную задолженность – аннулировать.

В дальнейшем человека ждут стандартные последствия персонального банкротства. В течение трех последующих лет он будет не вправе занимать высшие руководящие должности в организациях, в течение пяти – брать кредиты, не сообщив кредиторам о своем банкротстве. Бывшие индивидуальные предприниматели в течение пяти лет не смогут зарегистрировать новое ИП.

Совсем без суда не получится

СМИ уже назвали новый способ заявить о личной финансовой несостоятельности «банкротством без суда». Хотя точнее было бы сказать – без повторной судебной процедуры, направленной именно на признание гражданина банкротом. Ранее ему все же придется пройти через судебное разбирательство. Ведь обязательным условием для банкротства по упрощенной схеме является закрытие исполнительного производства. А открыть его можно лишь на основании решения суда.

Иными словами, прежде кредиторы должны попытаться взыскать свои долги в судебном порядке. А судебные приставы – выяснить, что взятки с должника гладки, ни денег на счетах, ни имущества, на которое можно было бы обратить взыскание, у него нет.

По сути, процедура упрощенного банкротства подходит лишь тем, кто имеет неподъемный для него долг в размере 50-500 тысяч рублей, ранее уже судился, но не может поставить точку в этой истории самостоятельно. Потому что денег на банкротство по суду у него нет.

А завершать историю надо. Люди ошибаются, когда полагают, что если судебные приставы однажды уже закрыли судебное производство с формулировкой «за невозможностью исполнения», то и долги с них как бы списались. На самом деле каждые три года кредиторы могут вновь инициировать исполнительное производство, и срок давности не наступит никогда. Если должник купит квартиру или машину, то может лишиться их за старые долги. В пользу кредитора будут изыматься его доходы в любой форме: зарплата, наследство, подарок…

Почему вообще понадобилась «упрощенка»?

Напомним: закон о персональном банкротстве граждан начал действовать в России 1 октября 2015 года. Изначально декларировалось, что процедура судебного банкротства будет для должников финансово подъемной, обязательных платежей у них только два: десять тысяч рублей вознаграждения финансовому управляющему, который станет вести дело в арбитражном суде, и шесть тысяч рублей госпошлины.

Однако быстро выяснилось, что этим расходы не ограничиваются. Нужно еще платить за внесение записи в единый государственный реестр сведений о банкротстве, за объявления о реализации имущества должника в СМИ, за уведомление всех кредиторов о том, что «процесс пошел»… А поскольку управляющие не спешили соглашаться работать за десять тысяч рублей, в июле 2016 года размер их вознаграждения был увеличен до 25 тысяч. В итоге минимальные расходы банкротов по суду поднялись до теоретических 40 тысяч рублей.

Фактически они были гораздо больше. Не все должники могли самостоятельно собрать необходимые документы (около двух десятков) и составить заявление о банкротстве в арбитражный суд. И обращались к юристам-посредникам. Сегодня фирмы, специализирующиеся на «банкротстве под ключ» в Кузбассе, просят за свои услуги «от 87 тысяч рублей». В среднем же цена судебного банкротства в нашем регионе составляет порядка 150 тысяч рублей. (Для сравнения: в Москве ценник начинается от 200 тысяч рублей). У людей, оказавшихся на дне финансовой ямы, таких денег нет.

Осенью 2019 года в Госдуму было внесено предложение: разрешить гражданам с невозвратными долгами в размере от 50 до 500 тысяч рублей банкротиться без суда. На то, чтобы принять поправки, ушел почти год.

КПД «первой версии»

Справедливости ради отметим: каким бы затратным не было банкротство через суд, жизнь тысяч кузбассовцев оно все же облегчило. Об этом свидетельствуют данные ЦБ РФ о динамике просроченной задолженности жителей нашего региона перед банками.

В апреле 2009 года общая сумма «просрочки» по кредитам, выданным физлицам в Кемеровской области, составляла 4,8 миллиарда рублей. На протяжении шести последующих лет она неуклонно росла и к концу 2015 года достигла исторического максимума – 22,3 миллиарда рублей.

После вступления в силу закона о банкротстве граждан рост прекратился, кривая долга пошла вниз. По состоянию на 1 января 2020 года просроченная задолженность кузбассовцев составляла 13,3 миллиарда рублей. По сравнению с предыдущим годом она уменьшилась на 1,8 миллиарда.

Такая динамика напрямую связана с ростом личных банкротств.

За первые три месяца действия закона, с октября по декабрь 2015 года, в Арбитражный суд Кемеровской области поступило всего 157 заявлений о признании граждан банкротами. По итогам 2017 года их было уже 547, по итогам 2018-го – 696, по итогам 2019-го – 1228… По состоянию на 21 августа текущего года было подано 1063 заявления.

Инициировать банкротство гражданина может как кредитор, так и сам должник. Если на первых порах кузбассовцы проявляли инициативу в три-пять раз чаще, чем кредиторы, то в прошлом году количество поданных гражданами заявлений превысило количество банковских в одиннадцать раз, а с начала 2020-го – в 18 раз!

В предыдущие три года Арбитражный суд Кемеровской области признавал заявления о банкротстве обоснованными в 84-88% случаев. Однако по итогам семи месяцев текущего года этот показатель упал до 60%.

В 2020-м наметилась и другая нерадостная тенденция: просроченная задолженность жителей нашего региона вновь пошла в рост. К августу она почти сравнялась с долгом аналогичного периода прошлого года: 14,9 миллиарда рублей. «Почти», потому что в нынешней округленной цифре на 24 миллиона все же меньше. Вероятно, рост связан с ограничениями, которые были введены в регионе в связи с COVID-19 и повлекли за собой снижение платежеспособности у части населения.

Подводные камни нового закона

Ожидать ли в ближайшее время бум обращений в МФЦ? За комментарием «Кузбасс» обратился к юристу Лолле Кирилловой, эксперту проекта «Финшок.ру» и проекта Минфина России по финансовой грамотности.

– Сложно определить возможную долю внесудебных банкротств, особенно с учетом того, что за судебной процедурой обращается лишь восьмая часть людей, формально подпадающих под признаки банкротства. Но однозначно, что новые положения закона коснутся не всех желающих. Во-первых, из-за ограничения по сумме долга: у многих он выше 500 тысяч рублей. Во-вторых, в отношении многих должников еще не было суда по взысканию задолженности и окончания исполнительного производства.

Поэтому, например, человек, который сегодня из последних сил аккуратно платит по кредитам и не допустил ни одной просрочки, заявиться как банкрот по внесудебной процедуре не сможет. Он должен аккумулировать долг – раз. Он должен пройти суд – два. У него не должно быть имущества, на которое может быть обращено взыскание, – три.

Без суда и окончания исполнительного производства не смогут инициировать упрощенное банкротство и должники, у которых уже появилась просрочка, и которые явно долг не закроют: пенсионеры, заемщики из многодетных семей и т.д. Вариантов развития событий здесь два: изыскать возможность погашать долг или полностью прекратить платежи и надеяться на активность кредиторов. Но во втором случае есть риск столкнуться с недобросовестными выбивальщиками долгов.

Нет разницы, перед кем у заемщика долг – перед банком или перед коллекторами. После завершения процедуры банкротства гражданина, как судебной, так и несудебной, он списывается.

Но коллекторы не торопятся подавать на должников в суд, поскольку знают, что сумма, которую взыщет суд в их пользу, будет в разы меньше. Кроме того, они лишатся возможности давления на человека. А ведь именно оно приносит плоды. Зачастую сумма, которую удается заполучить коллекторам, растягивая получение мзды во времени, в несколько раз превышает сумму основного долга. Поэтому совет такой: с коллекторами не общаться, предлагать им подать исковое заявление. Только так можно найти путь к внесудебному банкротству.

Если говорить о прогнозе в целом, скорее всего, сначала будет наблюдаться постепенный рост числа обращений в МФЦ, а потом – спад. Кредиторы осознают, что исполнительный лист у них на руках при отсутствии ценного имущества у должника может означать лишь одно: риск, что должник счастливо отчалит в страну банкротства. И они станут реже обращаться в суд, пытаясь решить вопрос с долгом в ином поле.

Другие статьи на эту тему

06 сентября

Кемеровский рецидивист получил за ограбление кафе 3 года и 6 месяцев тюрьмы

К полицейским обратилась работница одного из кафе областной столицы. Женщина сообщила, что некий мужчина под…

09 августа

В Кузбассе перед судом предстанет продавец «БАДов». Он может получить до 20 лет тюрьмы

Еще в декабре прошлого года на территории Березовского городского округа был задержан мужчина, который пытался…

02 августа

Наркозависимого кемеровчанина осудили за хранение героина

Задержали 46-летнего подозреваемого жителя областной столицы с поличным в феврале этого года. При себе у…

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети