Соцсети:

Меч судьбы

28 июля 2020 | Лариса Максименко

Много лет назад, еще в «закрытые» времена советский парень Игорь Саломахин оказался в Японии и прожил там больше года. И эта страница в судьбе стала одной из ключевых для нашего земляка-таштагольца.

Наставник

В 1970-х он, сочинский подросток, после окончания школы мог бы стать скульптором. Занимался успешно лепкой, и, сделав бюст Ленина из гипса, получил Почетную грамоту горкома комсомола.

Мог бы преуспеть в бальных танцах, уже заняв второе место по стране. А еще был легкоатлетом, второе юниорское место в Союзе – тоже его.

– И в дзюдо я второе место занял только потому, что против меня вышел парень весом 107 килограммов, – вспоминает 56-летний Игорь, по-прежнему очень жилистый, легкий, сильный. – Когда он меня бросил, и – на меня, я руки в защите выставил и обе руки тогда себе сломал, но держал… Спортивные данные у меня были очень хорошие. Мне говорили: «Давай, продолжай!» Но становилось неинтересно, как только чего-то достигал…

Так Игорь рос и искал свое призвание. И, занявшись айкидо, тогда еще редким у нас в стране видом спорта, наконец-то нашел.

– Параллельно, на одну дату, соревнования были назначены – по айкидо и бальным танцам. И я выбрал первое. Поехал в Ригу и черный пояс там заработал, второе место по Союзу. И потом нас, спортсменов, послали в Японию, по обмену опытом, в институт айкидо. Этот обмен был единственным, насколько знаю, по тем временам.

Вот так в 18 лет Игорь попал к Киссомару Уэсиба, к «сэнсэю Кикомаро Сен», сыну легендарного Морихэя Уэсиба, основателя айкидо – боевого искусства, философии гармонии мира, техники прекращения убийства.

– Айкидо – не агрессивный спорт, а только защита, – объясняет Игорь. – Вот тебя на улице преступник схватил за руку. Что будешь делать?

– Вырываться.

– Нет. Вот этим движением я надавливаю, – показывает Игорь, – его кисти становится больно – за счет физического состояния руки, здесь жилы проходят. А если я руку еще удержу и направлю, то ему вообще придется лечь. Причем силы не требуется, накачанных мышц – тоже…

Но давайте вернемся в начало 1980-х, в то первое для пятерых советских спортсменов японское утро. Они приехали сюда для учебы, совершенно бесплатно.

Остров Хоккайдо. Вершина холма, где лежал поселок, удивляла сплошь одноэтажными домами с мансардами.

– Из-за того, что постоянно трясет (вулкан. – Авт.), выше домики там не строят. В такой дом и нас поселили. И вот первое раннее утро, спим, из-за разницы во времени – крепко. Вдруг заиграла дудочка. Выхожу на мансарду полусонный, открываю глаза – и на меня столько людей смотрят! А это весь поселок – взрослые, дети – все вместе дыхательную гимнастику делают. А мы эту гимнастику от тренера уже знали. И, представьте, какая гордость за нашу страну: на следующее утро мы, в кимоно, тоже вместе со всеми вышли на улицу делать гимнастику. И старец-японец, за то, что чтим их традиции, нам поклонился…

А потом наши спортсмены учились у сэнсэя («занятия по четыре-пять часов в день, и выходные, он нам говорил, чтобы тоже шли на пользу: думайте, развивайтесь, себя познавайте, учите японский язык»).

И, кстати, тогда же Игорь впервые увидел на соседском подоконнике оригами – фигурки из бумаги. Их делала 12-летняя девочка. И наши спортсмены стали тех бумажных лебедей тайком с подоконника снимать. И дома – разбирать, пробовать собирать.

– Когда как, то получалось у меня, то крыла не хватало, – улыбается Игорь. – Оригами развивает мировоззрение, в японских школах по нему есть даже занятия. Сейчас это общеизвестно, а тогда нам было в диковинку… И еще запомнился мастер, который разные фигурки из дерева или из жести делал. Представляете: вырезанную из дерева веточку сирени, каждый ее лепесток!

– А как наставник относился к русским ученикам?

– Планировал женить меня на дочери-школьнице. Но большая разница в возрасте… В Японии такой обычай есть, у нас нет.

– И ты женился на советской девушке?

– Да, в СССР, позже, уже после армии.

Весть от Стивена Сигала

Прошло десять лет. СССР распался. Игорь, офицер КГБ, живший в «запылавшей» конфликтами Средней Азии, как и многие русские, вынужден был уехать с семьей в Россию.

– После того, как боевики за ночь вырезали 16 офицеров с семьями, нам был приказ уезжать… Ушел в запас. Поехали в никуда. Квартиру боевики взорвали… А потом один из них нас почти догнал. Я его вычислил, его ФСБ взяло…

И дальше шли годы. Игорь работал на производстве и вел параллельно секцию айкидо, вырастил двух учеников, тоже сдавших экзамены на черный пояс.

И однажды с уже состарившимся, но по-прежнему дорогим ему сэнсэем судьба свела его снова!

– На международных семинарах по айкидо. Тогда же сэнсэй передал мне подарок – меч, он сам ковал. Таких мечей всего четыре в мире, один хранится у королевы Великобритании, один у Шварценеггера, один у меня, четвертый – не знаю…

А позже, в 2000-м, на очередном семинаре я подошел, чтобы в паре поработать, поклонился, но не узнал человека. А подошел… к Стивену Сигалу (мировой кинозвезде, у него 7-й дан айкидо). Он со скамейки поднялся, согласился позаниматься – уже мне поклон. А когда позанимались, он спросил: «Где учился? Кто наставник?» Я сказал. И от него узнал про смерть сэнсэя: «К сожалению, больше года как умер…»

– А Сигал – правда сильный спортсмен?

– Да. У него опыт большой постоянных тренировок. И у него я запястий не нашел, как прямая у него рука. Берешь, а он раз! – и ее вытащит.

Коллекция

Утреннее солнце жарит город в горах. На столе Игоря Саломахина, писателя, гаснет монитор компьютера с правкой очередной книги.

Рядом – папки коллекционера с деньгами разных лет со всего мира и с их недавно законченным описанием.

Первая иностранная монета в коллекции – с пяти лет, с Сочи, Игорь получил ее от иностранца за нитку с ракушеками. Последние – пусть не в коллекционную папку, но пойдут в работу мастеру, – из подобранной на днях на улицах советской мелочи. Впрочем, нашел он и по одной швейцарской и испанской монете.

Вообще, переехав из Средней Азии, Игорь считал свою коллекцию потерянной. Забыл, что забрал мешок с монетами, лежавший с документами, тогда тоже. А коллекция напомнила о себе два года назад, выкатив на балконе на пол из треснувшего пакета монгольскую монетку.

И к коллекции этой Игорь относится свято – как коллекционер, как любитель-историк. А к тому, что в остатке (к накопившимся монетам-повторам), и вообще к деньгам – относится просто.

Сейчас Игорь, сварщик, торопится на работу. Оборачивается, улыбнувшись покою меча с драконом-клеймом мастера на стене и своим денежным деревцам на окне. Диковинные розы – а назначение их в этом доме только в красоте – собраны, сваркой сварены, посажены на болты, склеены Игорем из монет разных стран минувшей весной, из монеток-повторов. Розы с профилями исторических личностей, с иностранными надписями на лепестках, пальма рядом (из копеечек СССР) – навеяны воспоминаниями о Японии, но только Игорь-мастер нашел свой стиль. И часть излишков коллекции в красоту перевел. И многие денежные цветы уже раздарил.

И пальма, и розы из рублей и центов стоят на подоконнике крепко. Но открылась дверь – и донесся тихий звон лепестков. Словно ворвался ветерок-завет из далекой Японии. Он ходит по миру, который по-прежнему и даже еще больше не совершенен…

«Тебе не нужны дома, деньги, власть или положение, чтобы практиковать Искусство Мира, – учил своих учеников Морихэй, и те учили своих учеников, и те – учат своих боевому искусству, не отвечающему агрессией на агрессию, но снимающему ее у врага. – Это путь установить мир… Можно сказать, что айкидо есть способ изгнания демонов не мечом, а искренностью…»

Другие статьи на эту тему

09 июля

В Таштаголе ребенок упал с высоты третьего этажа

В Таштаголе произошел несчастный случай: из окна квартиры, расположенной на третьем этаже многоквартирного жилого дома,…

08 июля

Дальше только море

24 июня в Москве, на Красной площади, прошел юбилейный парад Победы. Среди 15 тысяч его участников был и кузбассовец — Семен Гуцол из Таштагола

16 июня

В Таштаголе погиб подросток, пытаясь сделать эффектный снимок

Вчера, 15 июня, около девяти часов вечера случилось ЧП, в результате которого трагично оборвалась жизнь…

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети