Бизнес в клеточку

19 мая 2020 | Валентина Акимова
Фото Сергея Гавриленко.

Вступил в силу закон, упрощающий размещение производства в исправительных учреждениях: при соблюдении определенных требований это можно сделать без проведения торгов.

С одной стороны, новшество позволит наладить выпуск нужной обществу продукции – тех же средств индивидуальной защиты, например. С другой, поможет «реанимировать» бизнес после «коронавирусного» простоя. Предприниматели смогут «зайти» туда, где есть и оборудование, и всегда трезвые работники, и контроль качества выпускаемой продукции.

Ликвидация масочного дефицита

С 11 мая в ряде регионов России началась поэтапная отмена ограничений, вызванных пандемией COVID-19. Но президент РФ Владимир Путин поставил перед гражданами обязательное условие: носить защитные маски в общественных местах. А губернатор Кузбасса Сергей Цивилев поручил региональному министерству промышленности обеспечить их регулярные поставки в аптеки, торговые сети и на предприятия области.

Заметная роль в ликвидации масочного дефицита принадлежит учреждениям ГУФСИН по Кемеровской области. По данным управления по взаимодействию с уголовно-исполнительной системой администрации Правительства Кузбасса, на производстве средств защиты органов дыхания сегодня задействованы двенадцать исправительных колоний региона. К труду привлечено 672 осужденных. Заключено 53 контракта на изготовление 2,3 миллиона масок на общую сумму почти 22,4 миллиона рублей. По состоянию на 12 мая 40 контрактов было исполнено: изготовлено 1,37 миллиона масок на сумму 14,5 миллиона рублей.

К слову сказать, еще три колонии задействованы сегодня на производстве противоэпидемических костюмов. С ними подписано три контракта на изготовление 26,5 тысячи комплектов на общую сумму 9,2 миллиона рублей. К настоящему времени силами 233 осужденных пошито почти 15 тысяч костюмов.

В свое время в нашей области горячо обсуждался вопрос: стоит ли доверять колониям производство детских игрушек? Мол, энергетика у таких белочек и мишек будет так себе, ведь шьют их преступники… Средства индивидуальной защиты – вещь не менее личная для каждого, кто их использует. И, на мой взгляд, поручать такие заказы заключенным – более чем оправдано.

Ранее эти люди нанесли урон обществу. Теперь у них есть возможность хоть в какой-то мере его компенсировать. А то, что перевоспитание трудом совпадает с предупреждением распространения коронавируса, похвально вдвойне. Что же касается «хорошей» и «плохой» энергетики, то заключенные работают не из-под палки: труд в российских колониях давно стал добровольным.

На одно место – два работника

По информации областного ГУФСИН, в настоящее время в исправительных учреждениях региона отбывают наказание 13032 осужденных. Примерно четверть из них не могут работать по состоянию здоровья. А 9630 человек, выражаясь языком пенитенциарной системы, подлежат привлечению к труду. Однако трудоустроено из них только 4442 (или 47%). Формально рабочих мест в кузбасских колониях больше – 5064. Но нет заказов…

В прошлом году лица, отбывающие наказание в УИС региона, изготовили продукции на сумму более одного миллиарда рублей.

«Примерно половина ее пошла на внутрисистемные нужды, – уточняет заместитель начальника ГУФСИН Кузбасса полковник внутренней службы Сергей Чурин. – Наиболее развитым и востребованным видом деятельности является швейное производство. Швейные цеха и участки есть практически в каждом исправительном учреждении области. Здесь осуществляется пошив вещевого имущества для спецконтингента, а также спецодежды и униформы для предприятий и организаций различных сфер деятельности, одежды для туризма и отдыха, мягкого инвентаря… Производство защитных масок, начатое в апреле 2020 года, позволило создать дополнительные рабочие места для осужденных».

Плюсы и минусы сотрудничества

Помимо швейного дела, за колючей проволокой развито производство металлических изделий и металлоконструкций, стройматериалов, ритуальной продукции, организована переработка вторсырья. Три колонии, расположенные в Чебулинском районе и в Анжеро-Судженске, занимаются животноводством и растениеводством, производят мясную, молочную и мукомольную продукцию. Ее потребителями является не только спецконтингент, но и муниципальные организации.

В 2019 году с ГУФСИН Кузбасса сотрудничали порядка 120 частных предприятий и около двух десятков ИП. «Сидельцы» соглашаются на работу в том числе и потому, что трудовая деятельность является одним из условий для условно-досрочного освобождения. А в чем видит выгоду бизнес? Только ли в использовании дешевой рабочей силы?

«А вот это миф, – возражает Анна Борисова, заместитель директора по производству ООО «Кузбасская швейная компания». – Наше предприятие заключает с исправительными учреждениями договора подряда на производство спецодежды. Осужденные выполняют заказ согласно предоставленному техническому условию из нашего сырья, выполнение находится под контролем нашего предприятия. Мы, в свою очередь, оплачиваем данные услуги согласно подписанному договору. Расценки исправительных учреждений соответствуют расценками обычных швейных фабрик. Самый большой плюс сотрудничества для нас в том, что ГУФСИН располагает достаточным количеством работников.

Конечно, риски у такого партнерства тоже имеются. Возможны ситуации, когда по независящим от нас причинам осужденных на работу не выводят, производственный процесс блокируется. Но, тем не менее, мы сотрудничаем с исправительными учреждениями уже много лет, и это действительно взаимовыгодно».

Руководитель другого предприятия, занятого производством металлоизделий, в качестве главного плюса партнерства с ГУФСИН также называет наличие большого количества рабочих рук в нужный момент времени.

«У нас есть собственное производство, работающее в штатном режиме, – рассказывает гендиректор, попросивший не называть его фамилию. – Но если случается вал заказов, и мы понимаем, что сами не справимся, часть передаем в колонии. Это выгоднее, чем постоянно держать «на скамейке запасных» своих работников, ежемесячно платить им зарплату и отчислять налоги и взносы с различные фонды. Главный минус – процент брака. Осужденные портят изделия не с умыслом, а из-за отсутствия квалификации. Конечно, их там обучают, прежде чем поставить к станку. Но опыт ведь нарабатывается годами, а они, может, впервые в жизни работать попробовали… Порой мешает режим колонии. Есть проблемы при посещении рабочих для контроля продукции. И проблемы при ввозе материалов и вывозе изделий из колонии, так как машины подолгу простаивают в очередях при досмотре».

Думается, такие моменты – обсуждаемы. Но преимущества, которые дает бизнесу сотрудничество с УИС, объективны и очевидны. Это налоговые льготы, отсутствие арендной платы, надежная охрана оборудования и всегда трезвые работники.

Возможно, кто-то из кузбасских предпринимателей и рассмотрит в условиях «коронапослаблений» такой вариант. И тогда выход из экономического кризиса, обусловленного COVID-19, будет менее болезненным.

Другие статьи на эту тему

27 апреля

Наш земляк, улетевший на пмж в Америку, рассказал о жизни за бугром в условиях пандемии

Иван Дёмин родом из Кемерова. Сразу после окончания вуза улетел в Америку на заработки да…

23 апреля

В Мариинске сотрудники ГУФСИН спасли женщину

Накануне глава Мариинского района Александр Кривцов поблагодарил Александра Шумского и Кирилла Гераскина, сотрудников ИК-1 и…

10 апреля

В Кузбассе увеличивают производство тепличных овощей

Как сообщает региональное министерство сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности, в Кузбассе отмечается стабильный рост производства тепличных…

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети