Самая-самая классная!

13 ноября 2019 | Галина Бабанакова
Самая-самая классная Зоя Васильевна.
Самая-самая классная Зоя Васильевна.

– Всыпать бы ему по первое число! – невольно вырвалось у Зои Васильевны (вообще-то, противницы физического наказания).

От голоса своего классного руководителя Коля наконец-то проснулся, потянулся и проворчал:

– Щас, оденусь и приду я в вашу школу. Подумаешь: на пару уроков опоздал…

Тут уже не выдержал дедушка Коли. Вошёл в спальню, где почивал внук, и протянул учительнице солдатский ремень с большой пряжкой:

– Врежьте ему как следует, разрешаю!

Растерялась Зоя Васильевна, но ремень, конечно, брать не стала. Сказала только:

– Коля, встретимся в школе!

«Наша Зося идёт!»

Этот случай из своей многолетней педагогической практики Зоя Васильевна Лаврентьева с улыбкой рассказала гостям – бывшим ученицам Майе Семёновой и Надежде Груздевой. Вроде, и День учителя давно миновал, и с однокашниками (через 55 лет после окончания учебы!) на памятном вечере они уже встречались, но повод навестить свою классную руководительницу у Майи Ивановны и Надежды Алексеевны снова был очень важным. Они захотели еще раз увидеть и обнять любимую учительницу. И за чашкой чая услышать её воспоминания о родной 34-й школе. Тем более что из всего старого педколлектива только одна Зоя Васильевна и осталась.

Сама она тоже выпускница 34-й школы. А поступать в педагогический поехала в Алма-Ату. Там не было ни родных, ни знакомых. Зато там было тепло, которое и поманило юную сибирячку. И Зоя не пожалела, что первый диплом получила именно в Алма-Ате. Но домой всё равно хотелось. Второй институт она окончила уже в родном краю.

Где училась – там и пригодилась. Преподавала математику и была классным руководителем.

От 34-й школы до посёлка Крутого, где она жила, дорога была неблизкой. А задерживалась-то в школе допоздна, дотемна. Да еще в руках тяжеленная сумка с тетрадями для проверки. Смеялась: «Если нападут хулиганы, то сумкой отобьюсь!»

Обычно без особых приключений доходила до дома, но вот однажды увидела, как группа парней впереди дурачится возле костра. Кто-то гогочет во весь голос, кто-то прыгает у языков пламени. Сворачивать с тропинки она не стала, наоборот, даже ускорила шаг. Заметили её полуночники. А она услышала крик: «Атас, пацаны, наша Зося идёт!»

Вздохнула с облегчением: свои, значит. Но нужно выяснить, кто не у себя дома в столь поздний час. А то, что за глаза её Зосей зовут, она знала и только улыбалась: «Так меня в детстве окликали». Но сейчас-то было не смешно!

Когда она подошла вплотную, только парень, и давно уже не школьного возраста, сидел у огня.

– Передай мальчикам, чтобы не боялись меня, – сказала ему Зоя Васильевна. – А уж если разбегаться, то лучше не по кустам, а по домам.

– Передам, – буркнул парень, продолжая ворошить костёр.

Без шпаргалок

– А мы ведь с вами тоже костры разводили, помните? – говорит Майя Ивановна.

И с удовольствием рассказывает о походах под руководством своей неутомимой классной.

Походы эти были не только по Кузбассу. На последней встрече одноклассников вспоминали, как ходили с Зоей Васильевной в Томск. И какой вкуснейшей была картошка из костра. Да, в те годы костры не запрещались. Но люди и сами без всяких призывов и плакатов не покидали место привала, не убедившись, что костёр погас и вокруг всё чисто.

Встречаться с одноклассниками и учителями через каждые пять лет предложила на выпускном вечере в 1964 году Майя Матвеева (Семёнова). Все подняли руки «за!». И потом каждые пять лет все, кто мог, слетались, съезжались, сходились в родную школу. Правда, с каждым годом однокашников становится всё меньше. Но связь между ними по-прежнему крепка. Нынче, например, все приняли в свой класс Надежду – вдову Володи Гордеева. Поимённо вспомнили и других безвременно ушедших. Особенно сочувствовали Анатолию Разинкину: он появился на встрече один, без своей Нелли. Её, к сожалению, тоже нет. Но не забыли многие, как называли Анатолия и Нелли Ромео и Джульеттой. Их первая любовь переросла в вечную…

А Надежда Мальцева и Надежда Матвейчук впервые оказались на встрече как раз через 55 лет! Вот уж поистине: лучше поздно, чем никогда. И они узнали всех, и их узнали тоже. Годы не властны над школьной дружбой.

Но больше всего добрых слов было сказано все-таки в адрес Зои Васильевны. И не лукавили бывшие ученики: она и впрямь до сих пор и любима, и уважаема.

– Вы, наверное, двоек ставить не любили? – спрашиваю у нее.

– Что правда, то правда: не любила. Самым непонимающим говорила: «Вы меня в любой момент, даже когда я в магазин пошла, можете остановить и спросить, как ту или иную задачу одолеть».

И спрашивали, и просили после уроков позаниматься. Особенно перед контрольными. Оставалась. И домой ходила к тем, кто пропустил школу по болезни. Тогда это называлось бескорыстной помощью, а о репетиторстве и оплате за дополнительные занятия многие учителя даже не задумывались.

Нет-нет, Зоя Васильевна не ворчит по поводу нынешних методов и стандартов в школе. Главное, чтобы результат был. И не обязательно в виде дипломов о высшем образовании. Человек должен состояться – вот главная цель.

А чего она сама не могла терпеть, так это шпаргалок. И все это знали. Но вот однажды после контрольной, проходя по опустевшему классу, Зоя Васильевна подняла с пола оброненный кем-то клочок бумаги. Как кипятком обдало учителя математики: это как раз и была шпаргалка. Что делать? Подвергнуть всех унизительному допросу? Успокоившись и подумав, Зоя Васильевна не стала выяснять, кому принадлежала та позорная бумажка. Она просто снова настоятельно попросила всех почаще обращаться к ней с вопросами, если что-то не ясно. И не вздрагивать при слове «контрольная». Или в ожидании комиссии на открытом уроке.

– А мы не боялись ни контрольных, ни открытых уроков. Тянули руки, чтобы нас спросили, – вспоминают Майя Ивановна и Надежда Алексеевна.

– Да, у вас был сильный класс. Хотя плохих выпусков вообще не было. Каждый класс – особенный.

Двенадцать человек из того класса стали педагогами. В их числе и Майя с Надеждой.

Вернуться к школьному порогу

А вот дочь Зои Васильевны училась не в 34-й школе. Так захотела сама мама, записав свою первоклассницу Надю в другую школу.

– Так будет справедливее, – объяснила Зоя Васильевна. – Никто не скажет, что дочь учительницы получает пятёрки по блату.

Принципиальность мамы Надежда ощущала и дома. Примеров или задач за дочку Зоя Васильевна не решала. «Подумай лучше» – только это и слышала Надя. Думала. Иногда со слезами. Но до ответа доходила сама. Потому и заканчивала школу уже с математическим уклоном. Поступила в технический вуз. И работать стала в научно-исследовательском институте.

Она, Надежда Ивановна, многих учеников своей мамы знает по имени. Уж сколько гостей перебывало в их доме: и на маминых юбилеях, и просто, как сегодня, по случаю хорошего настроения.

Нескучно жила и живёт Зоя Васильевна. До сих пор ухаживает за растениями на своей «фазенде». Было время, когда и жила там, чтобы, встав пораньше, вновь заняться делами. И однажды чуть не погибла. Легла спать, отложив какую-то работу до утра, заснула. И вдруг – стук в окно. И крик соседки:

– Вставай, выходи на улицу, твой дом горит!

Кто-то уже успел вызвать пожарных, кто-то – скорую помощь. Огонь потушили, на соседние дома он не успел перекинуться. Госпитализация Зое Васильевне тоже не потребовалась. Потребовалась особая мудрость, когда после вывода экспертизы стало ясно, что это был поджог. Скорее всего, нечаянный.

– Врагов-то у меня нет, – убеждена Зоя Васильевна. – До сих пор бывшие ученики спасибо говорят. И не только на вечерах встреч.

Вновь с улыбкой вспоминает, как однажды на улице её остановил мужчина. «Это же я, Коля!» – сказал он. Да-да, тот самый, которого ей пришлось будить в школу. И выпороть которого разрешил его дед. Зато сегодня и у самого Николая, и в его семье всё хорошо. О школе только светлые воспоминания.

– Вот потому и собираемся мы каждые пять лет! – объясняет Майя Ивановна Семёнова – главный организатор таких тёплых встреч.

И сейчас в комнате тепло. От взаимной приязни этих людей, от душевного разговора за чаем. А говорят они о математике, о строгих, но всегда элегантных костюмах Зои Васильевны, о форменных платьях, фартучках и причёсках «бабетта» у девочек, о походах и песнях у костра. Запели и сейчас: «Я не знаю, где встретиться нам придётся с тобой, глобус крутится, вертится, словно шар голубой…».

– Но мы-то знаем, где вновь встретимся! – уже прозой закончила песню Майя Ивановна. – Мы вновь вернёмся к школьному порогу.

Каждая встреча бывших одноклассников — на вес золота.

Другие статьи на эту тему

22 ноября

Сохранили память в обелиске

Одной из старейших школ Кузбасса исполнилось 90 лет.

В Междуреченске открылась первая в Кузбассе лаборатория «Hit-Инженеры будущего»

В междуреченской гимназии №6 теперь есть лаборатория «Hit-Инженеры будущего», оснащенная современным высокотехнологичным оборудованием. Как рассказали…

11 ноября

К вершинам по ленте Мёбиуса

В Кемеровской области выбрали «Самого классного классного» 2019 года. Им стала Алена Сорокина, учитель английского языка школы №3 Анжеро-Судженска.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети