Людмила Копылова: «Слава – это преходящее…»

2 октября 2019 | Екатерина Семенова
Артистка Кемеровского областного театра драмы имени А.В. Луначарского, заслуженная артистка РСФСР Людмила Копылова. Фото Сергея Гавриленко.

Об отношении к профессии, о честности, о семье и многом другом рассказала нашим корреспондентам Людмила Копылова – заслуженная артистка РСФСР, актриса Кемеровского областного театра драмы имени А.В. Луначарского.

Наша встреча состоялась накануне премьеры спектакля «Убить Илла», где Людмила Владимировна исполняет главную роль. Увидеть новую постановку и поздравить актрису можно будет 4 октября.

 О родне и пении

К сожалению, я мало знаю свои корни – это беда советского поколения. По папиной линии мой дедушка – прибалт, бабушка – полька. Они познакомились в Беларуси, откуда их репрессировали, и они оказались в Казахстане. А про прабабушку, например, никакой информации не сохранилось. Что же касается маминой ветки, то у нее тоже семья переселенцев. Очень печально, что мы не знаем своих истоков…

Я бы хотела больше узнать о многих вещах, но про Великую Отечественную войну, например, мой папа никогда не говорил, он всегда молчал, когда я задавала вопросы… Зато прекрасно помню, как прекрасно он пел с двумя братьями! Я замирала и восхищалась ими! От этих эмоций я зажималась и никогда к ним не присоединялась. Кстати, когда я поступала в театральный, пела на прослушивании и слышала, как в комиссии перешептывались, что у меня не вокальная направленность…

О хитрости самовнушении

Из детства еще помню, что постоянно пропускала первые уроки в школе и бежала в кино (если были деньги, конечно). При этом, по каким-то неведомым причинам, мою маму не вызывали к директору! Даже не знаю, почему. Может, потому, что я уже научилась хитрить и обманывать, но в таком детском, наивном варианте?

Был такой случай: я очень близко дружила с двоюродной сестрой, которая жила на другом конце Алма-Аты. И вот когда я была в третьем или четвертом классе, она пригласила меня на день рождения. Но мы с ней тогда учились в разные смены, да и ехать было далеко. Я понимала, что никак к ней не успею, и придумала такой план. Родителям объявила, что после уроков поеду к сестре с ночевкой, а сама пришла утром в санчасть школы и сказала, что заболела. Медсестра дает мне градусник, но я-то знаю, что ничего у меня нет. Начала волноваться, что меня сейчас не отпустят, и я не попаду к сестре, – и температура сама поползла вверх! Медсестра сразу заохала, заахала, отправила домой и еще предложила проводить меня! Я отказалась, конечно, и поехала на день рождения. От большого желания человек всё может, в потенции у нас очень много – об этом я узнала именно тогда.

При этом я была безумно наивным человеком, меня было так легко провести! Когда уже училась в Москве, старшекурсники частенько обводили меня вокруг пальца: жаловались мне, что сломали ногу, и просили сходить в магазин, убрать в комнате и приготовить обед. Я верила им и соглашалась всё сделать.

О работе и соцсетях

Сейчас другое отношение к работе, не только к актерской – я говорю в целом. Главная цель у нынешней молодежи – получить много денег. У нас было по-другому, и трудились мы иначе: приходили к 11 утра на репетицию, потом выезжали в школу или на предприятие, устраивали творческие встречи, а вечером играли спектакль на родной сцене (тогда дома будешь после 21.00) или где-то на выезде (и в этом случае вернуться можешь глубоко за полночь). А еще же нельзя забывать о семье! Сейчас такой загруженности, конечно, нет.

Еще мне не нравится, как быстро сейчас ставятся спектакли (я не про наш театр, а про тенденцию вообще). За пару недель выучили текст, отрепетировали немного – и всё, на сцену. На первых зрителях откатывают игру и по ходу вносят правки. А должна быть вдумчивая работа. В итоге, если раньше воспитывали душу зрителя (он приходил в театр и очищался), то сейчас ничего этого нет…

Меня иногда спрашивают, что неприемлемо для меня на сцене. Я бы переформулировала вопрос так: «Что неприемлемо на работе?». Потому что есть общие принципы честности по отношению к окружающим и самой себе. Например, если тебе предстоит покинуть театр, скажи об этом главному режиссеру за полгода, чтобы успели ввести замены на твои роли. Нельзя подвести труппу, с которой ты работал. Или, допустим, тебе предлагают что-то, а ты знаешь, что не сможешь этого. Тогда лучше сразу отказаться. Мне однажды позвали во франко-итало-советский фильм, а я была беременной. Передо мной встал выбор: или сниматься, или рожать. И я отказалась от картины… Да, приходилось принимать и такие решения, но это жизнь. В этом и проявляется воспитание: ты либо позволяешь что-то себе и другим, либо нет. Про меня как-то говорил главный режиссер театра Борис Соловьев: «Она бы всё здесь имела, если бы не ее характер». Но я именно такая: не позволю в свой адрес какой-то вольности и фривольности.

Также я не понимаю повальной моды на общение в социальных сетях. В нашем театре недавно создали группу в одном из мессенджеров, где поздравляют коллег с праздниками, а у меня в душе – протест: почему я должна это делать? Я не могу через телефон, я должна увидеть человека и в глаза всё сказать и пожелать ему. Поэтому стараюсь встретиться и поздравить лично. Это мой характер.

О миграции и приспособляемости

Так получилось, что я два раза приезжала работать в Кемерово: сначала в 1979-м, а потом в 1994-м. Есть несколько причин, почему мы с супругом покинули театр драмы в 1984-м. Во-первых, миграция в театре приветствовалась. Ты приезжаешь в новый коллектив, в котором надо завоевать себе имя, – это мобилизует тебя, и ты начинаешь вкалывать. А если остаешься на одном месте, то спокойно работаешь на своих штампиках, тебе ничего никому не надо доказывать. Да, можно было не уезжать, но зуд творчества не давал покоя. Вторая причина – это то, что мы с супругом не сошлись характером с новым режиссером. У нас две личности в семье, мы с Олегом никогда не приспосабливались к начальникам и условиям.

После Кемерова мы служили в Ереване, потом в Алматы, куда нас позвал знакомый режиссер. Через какое-то время здесь, в Кемерове, у нас родился внук, Олег приехал сюда и встретил Бориса Соловьева, который уговорил вернуться. Так с 1994 года мы здесь и работаем.

О карьере и главном

Мы с супругом женаты 45 лет. Семью поддерживать очень сложно, это адовый труд – говорю без всякого кокетства! Встречаются два человека, совершенно разных, и надо пристроиться друг к другу. Это очень сложно… К тому же в актерских парах своя специфика: кто-то начинает быстро идти, обгонять, кто-то – медленнее. Самое главное в такой ситуации – понять и дать возможность человеку реализовать себя.

Очень жалею о том, что большую часть времени отдавала театру, а не своим близким. Никакая работа не сравнится с тем, что ты – мать и жена. Да, можно попытаться совмещать, но успеха тогда не жди. Если ты полностью отдаешься карьере, то семья у тебя на втором плане. Нам с супругом обоим хотелось быть заметными, но не надо этого, слава – это преходящее… Сейчас смотрю на молодежь, а они рвутся на сцену, и им кажется, что это – главное. Про себя думаю: «Господи, как же вы ошибаетесь!»

Между тем

Людмила Копылова многие годы идет по жизни рука об руку со своим супругом. Поэтому мы не могли не спросить у заслуженного артиста России Олега Кухарева о его жене: какая она на сцене и в реальности. В ответ на это Олег Сергеевич зачитал отрывок из своих зарисовок:

«Люда избавила меня от дурной бесконечности других женщин. В молодости она была так красива и талантлива, что всем актрисам театров, где мы работали, впору было бы идти к ней в одевальщицы. Ей всегда было труднее, чем мне».

После небольшой паузы Олег Кухарев продолжает:

«Знаю некоторых актрис, которые сочли эту фразу не очень приличной, откровенным высказыванием на уровне эксгибиционизма. А другие сказали: «Дай Бог, чтобы обо мне муж так написал!».

Год назад Людмила Владимировна попала в автоаварию.

«Когда ее сбила машина, я на секундочку представил, что ее нет. Я понял, что завтра умру, просто лягу – и умру, – признается Олег Сергеевич. – Потому что все смыслы, все притяжения – все в ней. Вот так».

Личное дело

Людмила Копылова родилась в Алма-Ате. Окончила театральное училище имени М.С. Щепкина. Служила в российских театрах (Перми, Орла), а также Казахстана и Армении. Время работы в Кемеровском областном театре драмы: с 1979-го по 1987 год и с 1994-го по сегодняшний день.

Сейчас увидеть Людмилу Владимировну на сцене зрители могут в спектаклях «Дорогие мои бандитки», «Девичий источник», «Пока она умирала», «Записки из Мертвого дома», «История одной души», «Макбет», «Калека с острова Инишмаан», «С наступающим на вас…», «Трехгрошовая опера», «Маленькая Баба-Яга». В премьере нынешнего сезона – спектакле «Убить Илла» – Людмила Копылова исполняет главную роль.

Другие статьи на эту тему

Стало известно, когда Прокопьевский драмтеатр обновит свой облик

Сейчас в Прокопьевском драмтеатре в самом разгаре реставрационные работы. Речь идёт о фасаде здания. Планируется,…

Театральный сезон «особого режима»

Кемеровская драма уходит на каникулы. Чем был примечателен прошедший сезон? Как пережил театр отсутствие зрителя во время пандемии? Какие планы на будущее? Об этом говорим сегодня с Алексеем Разуковым и Антоном Безъязыковым.

01 июля

В Новокузнецке появилось граффити в виде гигантского шаманского бубна

Рисунок на крыше по адресу Кутузова, 14, площадью более трех сотен квадратных метров стал продолжением…

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети