«Богородица сказала, кто победит…»

2 октября 2019 | Лариса Максименко
Акулина Васильевна – россиянка! Фото пресс-службы ГУ МВД России по Кемеровской области и из личного архива.

Она сутками шила гимнастерки, работала в шахте, видела Божью матерь, полжизни прожила вдали от Родины и вернулась из-за границы в 98 лет.

…Иностранка ехала на машине, всматриваясь в дорогу, ведущую к границе, на восток. 55 лет она не была в России. Всё собиралась… И вот поднялась, взяла с собой иконки, вещей немного и отправилась за зовом души, попросила Россию её принять. И Россия её услышала, дала гражданство в рекордно короткий срок: паспорт Акулина Васильевна Камчугова получила всего за пять месяцев, в сентябре 2019-го.

Но давайте вернемся к началу ее счастливой дороги в Россию, к тому памятному 28 февраля 2019-го. День тогда выдался солнечным, с голубым небом, с малым морозцем. Но Акулина Васильевна почти не видела его сквозь туман слабого зрения. Она ждала. Иного – «русского» – воздуха. Толчка-узнавания в сердце. И ее тонкие руки, поправлявшие выбившиеся белоснежные пряди волос, выдавали нетерпение…

На границе, узнав про ее возраст, к ней уважительно вышли пограничники обеих стран, оформили всё, что нужно, прямо у машины. И, преодолев на машине больше тысячи километров, 1 марта она уже приехала в Кузбасс, в Зеленогорск, вместе с зятем (за рулем) и младшей дочкой, давно живущими здесь.

Она радовалась, что и старшая дочь живет неподалеку. И обнимала внуков, правнуков. И от сибирского снежно-таежного воздуха, в тепле дома и счастье исполнившейся мечты спала и спала в первые дни подолгу. И жизнь подняла в её памяти многое пережитое…

Золото и бушлат

Легко вспоминая даты, Акулина Васильевна рассказывает мне, как уехала из родного села, из-под Омска, в Казахстан еще в 1940-м. Как на 22 июня 1941-го запланировала отметить и свой день рождения, и свои «проводины» – к мужу, призванному на переподготовку в армию. Но началась война. И к мужу, сразу переброшенному на фронт, она не попала. А вслед за семьей старшей сестры, еще раньше переехавшей в Казахстан, оказалась на китайской границе.

Акулина просилась на фронт – но медкомиссия забраковала ее из-за больного сердца. И всю войну она проработала в артели имени Чапаева.

– Летом – в шахте, на известняковом карьере, на тракторе, куда пошлют. Все остальное время – мы шили для фронта… Шахта – 70 метров глубиной и узкая, забойщик как в норе сидит, спускает нам руду, а ты, только на боку лежа, так тесно там (сантиметров 70 от пола до потолка всего), лежишь и руками отгребаешь, – сжимается, вспоминая, словно она снова под землей, Акулина Васильевна. – В одну сторону – отгребаешь руду, в другую – породу. Дальше тебя еще люди лежат, два-три ряда нашего брата… Я сдвигаю, сколько могу… Следующий сдвигает, следующий. И так руда и движется, к определенному месту. Всё вручную. А там уже грузчики нагружают ее в деревянную чашу, поднимают наверх…

Работа была очень тяжелой – больное сердце Акулины не выдержало. Еле ее спасли. И потом перевели работать на фабрику – в избу, где из золотосодержащей руды, измельченной в муку, химией извлекали нужное. И там тоже было тяжело, и однажды даже был налёт грабителей. К счастью, очередной золотой запас накануне вывезли…

– Но главное мое дело было – шить. Я портниха. И мы шили для фронта дни и ночи – гимнастерки, штаны – и простые, и ватные, шинели и бушлаты, полушубки из овчины. Записки в карманы вкладывали, желали бойцам Победы, и чтобы они до нее дожили. А работали мы… Избушечки казахские, где мы сидели, швейная машинка к машинке, были маленькие, без электричества, из света – только керосиновая лампа без стекла. Один фитилек горит, темно… А шила я очень много (всегда была в передовиках. – Ред.). И скоро стала почти слепая… От перенапряжения и начавшейся болезни глаз ресницы внутрь расти стали, и я уже только вниз – на шитье – смотреть могла, так и жила-работала. А 9 мая 1945-го пришла Победа, и 15-го меня, слепую, увезли в райцентр в больницу. Мне повезло: смогли убрать лишний ряд ресниц, прооперировали глаза, спасли от слепоты хоть на немного…

Знамение

Один эпизод военного времени ей запомнился особо. В 1943-м Акулина решила забрать маму с младшей сестрой к себе, в Казахстан. Отец – в трудармии, далеко, а в их селе – неурожай, голод.

– Мама с сестренкой – одни. Когда я поехала за ними, еще осень была… Проехала часть пути и опоздала: пароход перед носом ушел, ждать его две недели надо. И я ждала. За те две недели на речном вокзале скопилось полным-полно народу. И вот в одну ночь шел ливень. У речного вокзала то там, то там потекло с крыши, и все спасались, как могли. А когда закончился ливень, я прилегла на лавку. И вдруг… Образовалась передо мной женщина, во всем белом. Потолок на вокзале высокий, и она – ростом в потолок. Лица ее не вижу, я уже очень плохо видела из-за шитья. И я растерялась… Но она же вот, стоит передо мной, и это чудо. И идет война… И я задала вопрос, и она мне ответила. «Скажите, пожалуйста, скоро война кончится? Или нет?» – «Кончится война благополучно… Но еще побудет война». Она мне еще кое-что сказала – и как растаяла… И я услышала: народ вокруг про это видение заговорил. Её же многие увидели, услышали.

– Богородицу?

Акулина Васильевна кивает. И повторяет:

– Чудо… После того всё наладилось… Война на Победу нашу повернула. А я маму с сестрой хоть и с большими трудностями, но к февралю до Казахстана довезла. Последний участок пути – 500 километров – мы две недели ехали на двух подводах вместе с людьми. Бураны были страшные, голод, усталость, одна лошадь сдохла, вторую кое-как в поводу довели… Но мы всё смогли, всё пересилили…

Семья

После войны врачи ей запретили шить. Но она вернулась к работе, шила до пенсии и по-прежнему была лучшей. Там же, в пошивочной, в 1948-м познакомилась и вышла замуж за пришедшего с войны портного, вдовца с пятью детьми, и оба обрели семейное счастье, у них родились две дочки. А первый муж Акулины пропал на фронте без вести.

Так и прожила Акулина Васильевна почти всю свою жизнь в Казахстане, после распада СССР ставшем заграницей. Похоронила мужа. Отпустила дочек в Россию. И в последние годы всё думала: вот бы и самой туда уехать.

Решилась, поняв, что уже и не во сне даже, а словно наяву видит и видит любимые березы…

– Словно снова я еду по реке, и по берегам наши русские березы, семена с них сыпятся. И стоят березы – одна высокая, другая пониже – дочка, третья еще ниже – внучка. Они – семья. У всех главное в жизни – семья…

И Акулина Васильевна попросилась – в Россию. И, как пояснили в пресс-службе ГУ МВД России по Кемеровской области, «полицейские помогли воссоединиться семье ветерана Великой Отечественной войны».

– Привезя маму к нам, в Россию, подав заявление о принятии её, гражданки Казахстана, в российское гражданство, мы думали, что года на три в лучшем случае всё растянется… Но всё в порядке исключения прошло очень быстро! И спасибо всем-всем, кто помог! – благодарна семья и, конечно, сама Акулина Васильевна.

– Сотрудники подразделения по вопросам миграции сделали всё, чтобы российский паспорт ветеран Великой Отечественной войны получила как можно скорее, – подчеркнули в пресс-службе.

И уже в середине сентября врио начальника УВМ ГУ МВД области полковник полиции Лариса Берсенева вручила Акулине Васильевне паспорт гражданина РФ, поздравила ее, обняла…И Акулина Васильевна заплакала от радости.

И теперь в Зеленогорске во дворе дома её каждое утро встречает береза – белая, чистая, сильная – под самое небо…

Другие статьи на эту тему

19 ноября

Ступенька к счастью

Кузбассовцы начали сбор денег, чтобы купить ступенькоход для двух влюбленных, которые не могут встретиться уже год…

Гости… из будущего

Над Кузбассом целую неделю наблюдали НЛО, появлявшийся и исчезавший, словно по расписанию.

16 ноября

Чудо-лапки

Дымка из Кузбасса стала первой в мире кошкой с четырьмя титановыми лапками

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети