Чтобы деток рождалось больше!

22 июня 2019 | Наталья Гузева

Сейчас в Кузбассе, как известно, меняется система здравоохранения. И нередко возникают вопросы у тех, кто трудится в системе оказания медицинских услуг. В частности, немало противоречивой информации в редакцию газеты поступает от читателей и докторов о ситуации в Кемеровской областной клинической больнице имени С.В. Беляева, которую осенью прошлого года возглавил Михаил Ликстанов. Мы решили попробовать разобраться в ситуации и получить ответы на запросы, в том числе медицинского сообщества, у руководства больницы. Уточним, что источники, по понятным причинам, мы не называли. Разговор получился непростым, и говорили мы о разном. Но сегодня коснемся одной из самых острых тем – работы Перинатального центра.

И даже из Томска!

История с возможным закрытием Кировского роддома в Кемерове зимой этого года получилась резонансной. Но, несмотря на то, что роддом по-прежнему функционирует, появилась информация о том, что есть негласная установка для бригад скорой помощи всех рожениц, минуя Кировский, везти в Перинатальный центр облбольницы, хотя тот переполнен и пациенты чуть ли не в коридорах лежат. Чтобы проверить, так это или нет, корреспондент «Кузбасса» отправился в Перинатальный центр.

…Сразу скажем: никаких кроватей для рожениц в коридорах мы не увидели. В предродовом отделении – двух– и трехместные палаты, оснащенные современной мебелью и оборудованием. В каждой палате – санузел. Здесь лежат женщины из разных уголков Кузбасса: село Красное, Полысаево, Белово, Карагайла, Яшкино – вот география рожениц. Впечатления у всех самые лучшие. Нет нареканий ни по медпроцедурам, ни по отношению персонала, ни по питанию.

«Я приехала сюда из Ленинска-Кузнецкого сама. Услышала, что есть такая возможность, и решилась, – рассказала Елена, одна из пациенток. – Очень рада. Это уже третьи роды у меня, есть с чем сравнить: это небо и земля!»

У другой пациентки, Ксении, большая радость: 4 июня родился сынок: 8-9 баллов по шкале Апгар.

«Я сама из Томска, – рассказывает молодая мама. – Приехала рожать в Кемерово, потому что здесь живут родители. Роддом выбирала по отзывам знакомых и в Интернете. Все прошло отлично. Причем рожала бесплатно – только в рамках родового сертификата».

Это только несколько отзывов. Остальные – аналогичного характера. И хотя удалось поговорить с парой десятков человек, девочек-рожениц с кемеровской пропиской было всего двое. А пациентов действительно стало больше. Но в основном за счет области.

«Мы не имеем права не принять женщину, даже если она будет не из Кузбасса, – рассказывает зам. главного врача по акушерству Нонна Шибельгут. – В рамках родового сертификата для девочек все бесплатно. И, сами видите, условия замечательные…»

Это, конечно, так. Десять лет назад, например, в роддоме областной, да и в 3-й горбольнице, условия были в разы проще – знаю по опыту. А вот как ответила Нонна Шибельгут на другие вопросы:

 – Правда ли, что у врачей скорой помощи есть установка везти рожениц в Перинатальный центр, минуя Кировский?

– Этот вопрос нужно адресовать скорой. Но могу пояснить. Сейчас есть одна установка: бороться за каждую жизнь. Все родовспомогательные учреждения делятся по уровням оказания помощи. Если планируются роды неосложненные – конечно, такие женщины рожают в местном роддоме. Если есть показания – женщина переправляется с первого уровня на второй, например, в роддом Ленинска-Кузнецкого. Но если женщина с высоким риском осложнений, материнской или перинатальной смертности, то показано рожать в учреждении 3-го уровня. Таких у нас два. То есть, если речь идет о возможных проблемах с ребенком, женщину направляют в Областную детскую больницу (роддом №5). Если же предполагается, что проблемы могут возникнуть у мамы, – в Перинатальный центр. Ведь мы находимся на базе областной клинической больницы и можем оказывать помощь по широчайшему профилю проблем.

– Получается, что врач скорой может принять такое решение, исходя из состояния роженицы?

– Да, конечно. Но, как вы видите, большинство девочек у нас приехали из области. Собственно кемеровских – не более 30%.

Правда ли, что сейчас поменялся кадровый состав врачей Перинатального центра и многие квалифицированные доктора, что работали здесь прежде, ушли?

– Это отчасти так. Дело в том, что Михаил Исаакович Ликстанов до назначения на этот пост возглавлял Областную детскую клиническую больницу в Кемерове. С ним пришла и команда, ряд управленцев и докторов, я в том числе. А некоторые врачи из Перинатального центра сейчас работают в том же пятом или первом роддоме. И те, и другие настоящие профессионалы, имеют и опыт, и квалификацию соответствующую.

– Вы работаете здесь с осени прошлого года. За это время изменилась ли статистика по осложненным родам?

– Перинатальный центр неслучайно является медучреждением 3-го уровня. Мы работаем с самыми сложными пациентами, поэтому совсем без осложнений, кончено, обойтись не удается. Но могу сказать, что число осложненных родов осталось на прежнем уровне. И случаев материнской смертности за то время, что я работаю здесь, к счастью, не было.

Реальность и экономика

Михаил Ликстанов, главный врач Кемеровской областной клинической больницы имени С.В. Беляева, оценил ситуацию уже с точки зрения топ-менеджера.

– Михаил Исаакович, верно ли, что нагрузка на докторов Перинатального центра Кузбасса сейчас возросла?

– Да, это так. И я уверен, что это правильно. Перинатальные центры и должны быть загружены – такова практика и в России, и в мире. Именно такие специализированные медицинские организации должны заниматься самыми сложными случаями. А мы, хотя и забираем тяжелых больных со всей области, все равно не собираем всю патологию. Давайте поговорим на цифрах. До нашего прихода здесь лечили в среднем 260 больных в месяц. Но проекционная мощность Перинатального центра была рассчитана так, что он мог себя окупать при 5000 родов. Ведь за каждым пациентом идут деньги. В итоге центр стоял полупустой, роженицы из города Кемерово сюда не могли попасть. А тут – майские указы, предписывающие повышение заработной платы, которые невозможно не выполнить, долги по налогам, ЖКХ и т.д. К нашему приходу центр накопил 114 млн долгов. Мы пришли и сказали: центр должен работать по полной. И открыли двери для всех. Сейчас у нас за 5 месяцев было 1950 родов, то есть в среднем 390 в месяц. Конечно, нагрузка возросла. Но не в ущерб пациентам – это вы сами видите по отзывам. Конечно, увеличение нагрузки не всем нравится. И это по-человечески понятно.

– Есть также информация, что все поставлено на поток: рожениц стараются долго здесь не держать…

– Мы бы с радостью это сделали, но пока такой возможности не имеем. Во всем мире оптимальной считается ранняя выписка – по сути, уже через 2 часа после родов женщина может покинуть роддом, чтобы не цеплять инфекцию. Но у нас не готовы к этому поликлиники: малышу нужно сделать прививки, провести обследования. Мы предложили: дайте нам помещение под раннюю выписку, чтобы женщину с ребенком можно было отпустить домой через три дня, тогда мы сможем обслуживать больше пациентов! Пока не дали. Поэтому сейчас пациентки после родов находятся у нас по 5-6 дней. Кроме того, не забывайте, что большинство женщин, которые приходят к нам, – сложные случаи. Они подолгу лежат на сохранении перед родами.

– Есть мнение, что родильных домов в Кемерове объективно много. Если бы это зависело от вас, чем бы «пожертвовали» – Кировским или первым роддомом?

– Было бы лучше, если бы больше рожали и все роддома работали. Да, сегодня рожают мало. Но, с другой стороны, эти разговоры о «бойкоте» Кировского роддома меня, мягко говоря, изумляют. Ведь женщина – не рабыня. Как можно кого-то затащить куда-то? Ну, нравится ей Кировский – взяла и поехала, там ее примут с удовольствием. А «рейтинг» роддомов это, знаете, такое понятие, которое работает по принципу сарафанного радио. Я работал в разных медучреждениях и видел, как когда-то в фавориты среди рожениц выбивался первый роддом, затем – пятерка, после – Перинатальный центр. Где женщине хорошо, где ее примут квалифицированные специалисты, где роды пройдут максимально успешно – туда и идут.

Вот опять вернемся к математике: в мае в Кировском роддоме приняли 54 родов (в Перинатальном центре – 375 родов, в Областной детской клинической больнице – 226, в 3-й горбольнице (первый роддом) – 81). Теперь давайте считать: чтобы провести роды нужны акушерка, анестезиолог, неонатолог, акушер-гинеколог, санитарка. Плюс – дежурный врач в отделении патологии новорожденных, одним словом – бригада человек в 30. Если перевести в койко-дни получится 365 рублей один койко-день. Этого даже на зарплату бригады не хватит. В результате главврачу нужно добыть где-то минимум 1 млн 700 тысяч рублей в месяц. Откуда взять средства? Из общего бюджета больницы, обдирать с других отделений! А ведь эти деньги могли быть направлены на развитие: ремонты, оборудование. Нет, я ничего не имею против роддома в Кировском районе Кемерова, там отличные специалисты. Но возьмем Топки, например, там 20 родов в месяц! Если бы все это хозяйство содержал, скажем, федеральный бюджет – нет вопросов. Но если на все про все есть деньги только в тарифе ОМС, конечно, это затратно и нерентабельно. А ведь есть еще хозрасходы: свет, вода, тепло и т.д.

– Но ведь должны оставаться больницы на местах, так сказать, в шаговой доступности. Может быть, не весь спектр «узких», но базовые специалисты…

– Раньше была прекрасная практика – семейный доктор. Врач, который мог оказать первичную помощь, поставить диагноз и, если нужно, направить в специализированное медучреждение. В какой-то мере эту роль выполняли фельдшеры, но после очередной реформы они практически исчезли. В сегодняшних условиях именно укрупнение я считаю оптимальным вариантом развития системы здравоохранения региона. Например, мне близок опыт Свердловской области, где закрыли более сотни мелких больничек, но создали несколько крупных межрегиональных больниц. Там есть и современное оборудование, и квалифицированные кадры. И пациентам это удобно: не надо ехать в областной центр, когда можно получить высококлассную медпомощь поблизости…

– Если бы вам пришлось проводить реформы в здравоохранении региона, с чего бы начали?

– Я понимаю болезненное отношение населения и медработников к реформам в кузбасской медицине. Я абсолютно не политик и не представляю себя в этой роли. Но как медицинский организатор могу совершенно честно сказать: я делал бы то же самое. Иначе ситуацию в здравоохранении не изменить.

– Недавно вы отметили профессиональный праздник – День медицинского работника. Что бы пожелали коллегам?

– Здоровья, в первую очередь. Финансового благополучия и удачи! Уверен, что вместе мы преодолеем все трудности!

Другие статьи на эту тему

17 июля

В Прокопьевской районной больнице появился новый маммограф

Цифровой аппарат стоимостью 10 млн рублей приобретен за средства муниципалитета. «Маммографический рентген-аппарат позволит своевременно выявлять…

16 июля

В деревне под Кемеровом появился современный медпункт

В деревне Упоровка Кемеровского района открылся новый фельдшерско-акушерский пункт. Ззадачу обеспечить доступность медицинской помощи в…

14 июля

В Кемерове задержали мужчину, который проник в частный дом

В отдел полиции «Кировский» управления МВД России по г. Кемерово обратилась местная жительница. Она рассказала,…

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети