До чего дошел «Прогресс»

4 июня 2019 | Газета «Кузбасс»
Фото: Фёдора Баранова.

Конкурсный управляющий бывшего оборонного предприятия-банкрота не спешит рассчитаться по долгам. Он не только нарушает права кредиторов, но и блокирует работу одного из них. Более ста человек могут остаться без средств к существованию, а добывающий сектор региона – без поставщика востребованной продукции. В ситуации разбирался наш корреспондент.

 

Федеральное государственное унитарное предприятие (ФГУП) «Производственное объединение «Прогресс», которое в советское время выпускало оружейный порох и твердое ракетное топливо для зенитных комплексов, перестало выполнять военные заказы в 1994 году. С того времени завод занимался ликвидацией взрывчатки рядом находящегося оборонного предприятия «Коммунар».

До введения процедуры банкротства на площадке ФГУП «Прогресс» стали появляться молодые частные малые предприятия химической промышленности. Одно из них – ООО «Завод углехимии», которое производит химические реагенты для угольной и горнорудной промышленности. Предприятие работает на территории ФГУП «Прогресс» несколько лет.

Завод-призрак

В ноябре 2013 года ОАО «Кузбассэнерго» подало в суд заявление о признании «Прогресса» банкротом. К тому времени «Прогресс» Указом президента РФ уже исключили из списка стратегических оборонных предприятий. В итоге в 2017 году ФГУП признали несостоятельным и ввели на нем процедуру конкурсного производства. Основной кредитор ФГУПа – Федеральная налоговая служба. Арбитражный суд назначил конкурсного управляющего – Дениса Антонова, который, по мнению кредиторов, вместо того, чтобы честно исполнять свои обязанности, использует мощности и территорию бывшего завода для извлечения прибыли другим юрлицом. Среди кредиторов и «Завод углехимии», коллективу которого с приходом конкурсного управляющего была объявлена настоящая война. Однако обо всем по порядку.

Для начала внесем ясность. Есть два предприятия с одинаковым названием «ПО «Прогресс»: одно ФГУП – обанкроченное государственное предприятие, другое – ООО. По данным ЕГРЮЛ, учредители ООО «ПО «Прогресс» – кемеровский юрист Ольга Караваева (50% доли), финансовый директор ФГУПа Людмила Зубрицкая (25%) и много лет отработавший на ФГУП «ПО «Прогресс» Владимир Грешгорин (25%). Он же, по отчетам конкурсного управляющего Антонова, числится директором по производству.

По словам кредиторов, в сентябре 2017 года ФГУП сдал свои производственные мощности, задействованные в выпуске промышленных взрывчатых веществ и целлюлозы, ООО «ПО «Прогресс». Это подтверждается в том числе отчетом конкурсного управляющего. По данным тех же отчетов, на заводе сегодня числится собственно конкурсный управляющий, его заместитель и служба охраны. А вот средствам массовой информации господин Антонов рассказывает о каких-то призрачных «300 заводчанах», которые «за время конкурсного производства увеличили продажи микроцеллюлозы и взрывчатки, сократили долги по налогам» (из материала на сайте kuzbass.aif.ru за 10.04.2018). Более того, по закону, конкурсное производство подразумевает запрет на любую коммерческую деятельность: можно лишь выдавать зарплату, оплачивать счета за коммунальные услуги, налоги и так далее.

«ФГУП до сих пор рассылает во все инстанции, которым это интересно, информацию о том, что завод «Прогресс» что-то производит, на каждом углу кричат, что они режимный объект, хотя это давно не так, – говорит директор «Завода углехимии» Виктор Лужковский. – В 2018 году там ликвидирован режимно-секретный орган, который еще давал им какую-то возможность так утверждать. На сегодня это обычная территория, обнесенная забором, на которой работают больше десяти юрлиц – арендаторов или собственников. Сам ФГУП не ведет никакой производственной деятельности, только сдает в аренду свои мощности, в том числе и ООО «ПО «Прогресс», которое имеет огромную задолженность перед ФГУПом. По крайней мере, кредиторы еще не получили из этой «арендной платы» ни копейки».

Запахло порохом

К «Заводу углехимии» и к его прибыли конкурсный управляющий сразу проявил интерес.

«В феврале 2017 года он потребовал включить себя в состав учредителей, – рассказывает Лужковский. – Поступили угрозы, один из наших учредителей, на которого было оформлено предприятие, не выдержав, пошел в налоговую и сдал документы на переоформление. Он включил подконтрольное Антонову ООО «ПО «Прогресс» в состав учредителей с долей 51% в уставном капитале. После того, как об этом узнали все остальные учредители, он написал заявление с просьбой остановить перерегистрацию. И ФНС перерегистрацию отменила. Так Антонов не получил предприятие. После этого он заявил: раз не пошли на мои условия, работать вы больше не будете. Начались репрессивные действия в отношении завода, которые продолжаются по сей день».

Рабочих и груженые машины предприятия перестали пропускать на территорию завода, мотивируя тем, что ФГУП получил этот участок земли в государственную собственность. Под угрозой простоев «Заводу углехимии» пришлось пойти на уступки и заключить с «Прогрессом»-банкротом договор, по которому обязуется платить, по сути, за проход и проезд более 85 тысяч рублей (!) ежемесячно.

Прокуратура Кировского района города Кемерово признала действия «Прогресса» незаконными и вынесла Антонову представление об устранении нарушения. Однако тот его проигнорировал – прокурор возбудил дело об административном правонарушении в отношении Антонова. По мнению Виктора Лужковского, конкурсный управляющий заплатит мизерный (по крайней мере, на фоне 85 тысяч) штраф и так и будет блокировать работу «Завода углехимии».

Обращения в правоохранительные органы так же не дали результата.

«Полиция бездействует, и это наводит на мысли о связи Антонова с отделом полиции «Кировский», – отмечает директор «Завода углехимии». – Они дают отказы и отписки. Одно уголовное дело по факту самоуправства еле-еле возбудили, наверное, после десятка жалоб, которые мы в течение четырех месяцев направляли в прокуратуру района, города, области, генеральному прокурору Чайке, председателю СК РФ Бастрыкину. Наконец дело возбудили после обращения в суд Кировского района, который принял постановление о бездействии отдела полиции «Кировскй» и в отношении начальника вынес частное определение. Возбудили и положили в стол».

Постановление о возбуждении уголовного дела вышло в декабре прошлого года. С тех пор дознаватель, в производстве которого оно находится, неоднократно выносила по нему отказные материалы, которые так же неоднократно опротестовывала прокуратура района. Последнее ее решение: отменить незаконное постановление дознавателя и вернуть дело на дополнительную проверку. Однако, по словам директора «Завода углехимии», его сотрудников до сих пор не допросили по существу.

Кредиторы – «против», суд – «за»

Между тем конкурсные кредиторы еще в 2018 году на собрании решили отстранить Антонова от его обязанностей и обратились с соответствующим заявлением в суд. Тот согласился, что конкурсный управляющий нарушил очередность платежей, ненадлежащим образом провел инвентаризацию имущества, несвоевременно взыскивал дебиторскую задолженность (определения Арбитражного суда Кемеровской области от 25.04.2018 и от 13.09.2018). А вот отстранять Антонова судья не стала, сославшись на отсутствие вступившего в законную силу акта о нарушениях. (Хотя у кредиторов были и другие основания отстранить конкурсного управляющего, в компетенции и порядочности которого они сомневались, но суд на тот момент с ними не согласился.)

Истец попытался обжаловать решение в апелляционной и кассационной инстанции, но его оставили без изменения. После того, как вышеозначенный акт появился и вступил в силу, УФНС РФ по Кемеровской области вновь созвала собрание кредиторов, на котором они повторно решили отстранить конкурсного управляющего Антонова. Таким образом, представитель собрания кредиторов еще 25 марта этого года обратился в Арбитражный суд с соответствующим ходатайством, но слушания по существу еще не начались. По словам истца, ответчик всячески затягивает рассмотрение. Так, он сообщает суду, что находится на лечении и просит отложить рассмотрение. При этом никаких законных подтверждающих документов не представляет. Судья (та же, что вела первое дело) удовлетворяет эти ходатайства. «На мой взгляд, судья очень интересно ведет себя по отношению к Антонову», – говорит юрист, представляющий интересы кредиторов в суде.

Необходимо пояснить, что, кроме всего прочего, Денис Антонов допрошен как подозреваемый в мошенничестве в крупном размере (уголовное дело находится в производстве следственной части главного следственного управления областного ГУВД). Установлен факт хищения имущества ФГУП «ПО «Прогресс». А это непосредственно связано с возможностями, которые господин Антонов получил в кресле конкурсного управляющего «Прогресса». Зато сейчас от руководства заводом он полностью устранился, утверждает Виктор Лужковский:

«Уже два месяца никто ничем не управляет: Антонов якобы находится на больничном».

Торг уместен?

Тем временем имущество бывшего оборонного предприятия ушло с торгов, которые состоялись нынешней весной. Основные лоты купили ООО «ПО «Прогресс» и Сергей Королев – бывший исполнительный директор ФГУПа, уволенный за несколько дне до торгов. Он, например, приобрел самый большой лот, включающий заводоуправление, спецтехнику и оборудование за 66,67 млн руб. при стартовой цене 740,83 млн руб.

ФНС уже подала иск о признании торгов недействительными – приняты обеспечительные меры в виде запрета на отчуждение имущества. Не вдаваясь в подробности, скажем, что всё выглядит так, как будто победитель торгов получал от организатора информацию о действиях других участников: кто и когда внес задаток, какую предложил заявку и так далее. И это помогло ему обогнать всех потенциальных конкурентов. Кредиторы пытаются доказать, что площадка, организатор торгов и покупатель аффилированы. Также один из участников подал жалобу в ФАС о картельном сговоре.

Кредиторы отмечают, что Антонов не только, по их мнению, незаконно провел торги, но уже и зарегистрировал часть имущества на подконтрольную ему фирму «ПО «Прогресс». При этом денежные средства от нее как от победителя до сегодняшнего дня так и не поступили в конкурсную массу.

«Нам стало известно о том, что Антонов в нарушение закона о банкротстве заключил договор купли-продажи имущества с ООО «Промстрой», которое никогда не принимало участия в аукционе, – рассказал один из юристов, представляющий интересы «Завода углехимии». – В настоящее время договор подан в Росреестр по Кемеровской области для регистрации перехода права собственности. Директор «Промстроя» Михаил Худяков также является депутатом областного Совета народных депутатов. Создается впечатление, что Антонов втягивает в сомнительные схемы представителя законодательной власти».

12 марта 2019 года рабочих «Завода углехимии» уведомили о том, что ООО «ПО «Прогресс» требует немедленно освободить помещение бытовки.

«Через десять минут пришел человек в сопровождении десяти мордоворотов и потребовал немедленно уйти оттуда, – рассказывает Виктор Лужковский. – Рабочие находились в замешательстве, тогда подчиненный Антонова Ермолаев вынул баллончик со слезоточивым газом и распылил его в здании. Задыхаясь, люди давились в дверях. Двум рабочим стало плохо – вызвали скорую. На складское помещение, где хранились материалы, инструменты и запчасти, новые «собственники» навесили замок, захватили оборудование на производственных площадках и сырьевые компоненты на складах. Сломали магистрали трубопроводов, кувалдами разбили ценные центрифуги. Написали заявление в полицию – ответа нет: полиция бездействует».

Главное производственное здание «Завода углехимии» как и прежде в осаде. Предприятие арендовало помещение на территории бывшего «Прогресса» у других собственников, сотрудники пробираются к нему обходными путями. Часть работников вынужденно отправили в отпуск. Естественно, зарплату пришлось сократить, а у всех семьи, дети, кредиты. Кстати, денег от проданного имущества «Прогресса» кредиторы, в том числе и государство в лице ФНС, так и не увидели, как и денег от сдачи в аренду заводских площадей и мощностей.

«Как ясно из отчетов конкурсного управляющего, они были списаны на зарплату «мертвым душам», в то время как реальные люди сейчас могут остаться без работы, – опасается директор «Завода углехимии». – Это предприятие-призрак, которое находится в состоянии банкротства и будет ликвидировано, тянет на дно успешное предприятие, которое создало более 100 рабочих мест, которое платит налоги (только за 2018 год – 20 миллионов рублей), которое выпускает продукцию, востребованную в Кузбассе».

Трудовой коллектив хочет только одного – чтобы ему не мешали работать: они не желают пополнять ряды безработных. Помочь вывести ситуацию в правовое русло могла бы более активная позиция правоохранительных органов и структур государственной власти. Если в ближайшее время ситуация не вернется в законное поле, сотрудники «Завода углехимии» намерены обратиться напрямую к президенту России с просьбой не допустить уничтожения предприятия.

Другие статьи на эту тему

День открытых дверей в Академии Слуха!

По данным Всероссийской организации здравоохранения, в России 13-20 миллионов людей, страдающих потерей слуха, и их число продолжает расти.

В Белове прошел турнир юнармейцев

Участников состязаний приветствовал депутат облсовета

Время досуга: чем занять себя осенью и зимой?

Осень и зима – не время для тоски: как сделать жизнь яркой и нескучной даже долгими ненастными вечерами.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети