Нить судьбы

9 мая 2019 | Лариса Максименко
«Бессмертный полк». Анжела с портретом другого деда-солдата, по линии мужа. Но она продолжает поиск фотографии деда-танкиста Ермила Тельнова.

Новокузнечанка нашла могилу деда-танкиста, пропавшего на войне без вести, чтобы жить и помнить, и воссоединить поколения…

Еще один неизвестный герой стал известен, вышел из небытия. Ермил Петрович Тельнов 70 с лишним лет спустя «вернулся» в Кузбасс с войны – благодаря внучке. А ей помогли не только современные поисковики, но, похоже, и те, кто далеко, средь сияющих звезд собирают, направляют, правят нить судьбы…

Телефон

А началась эта документальная история еще в 2004 году. Тогда, летом, в отпуске, проездом в Самаре Анжела в ожидании электрички купила в ларьке газету. Она еще не знала, что простая информация с последней страницы изменит ее жизнь раз и навсегда.

В ожидании время всегда почти стоит, и любой прочитанный текст тает, расплывается, и тут же снова может забыться. Но это объявление сибирячка перечитала несколько раз, всё больше и больше волнуясь…

– До того я только думала: вот бы найти деда по отцовской линии – Ермила Петровича Тельнова, пропавшего без вести на Великой Отечественной. Что-то же хочется знать о корнях… Со стороны мамы я знала всё про всех. Со стороны отца – ничего, только фамилии, имена и отчества, – рассказывает Анжела. – А объявление было от поисковиков из Мичуринска. О том, что отряд просит откликнуться родных такого-то бойца, с незнакомой мне фамилией, считавшегося столько-то лет пропавшим без вести. В нынешние годы такие обращения через все каналы информации и связи – норма. А тогда еще было только начало… И я подумала: «Напишу! Найти деда – попрошу!».

Напомним, газета попалась Анжеле в Самаре. Там в черте города несколько станций, одна из них – Безымянка. А позже Анжела узнает: её дед Ермил, пропавший на войне без вести, лежащий в земле под камнем без имени, был родом с Безымянки, только с других краёв… И не первый ли его зов – «Найди меня!» – почувствовала тогда внучка, пряча газету с первым адресом поисковиков и с загоревшейся в сердце первой надеждой?

И она написала в поисковый отряд, попросила помочь найти деда. Поисковики, набрав подобных обращений, работали в Центральном архиве Минобороны, выпускали свою газету со списками найденных, с информацией, кто, где и как погиб и где похоронен, и кого еще ищут. И печатали присланные им семьями письма с фронта со всей России, и выпустили книгу о бойцах. А внучка Ермила, продолжая ждать и верить, и переписываться с поисковиками, читая о других найденных солдатах и офицерах, все больше узнавала и «видела» войну их глазами. Внучка понимала: её дед Ермил, воюя, видел то же самое…

– В одном письме, например, муж писал жене с фронта, что они ведут непрерывный круглосуточный бой уже двадцать первый день, без отдыха, солдаты из-за смертельной усталости засыпают в окопах… Да, в письмах с фронта и была суть войны: боль, грязь, кровь, смерть… Я до того про всё это знала просто как патриот своей страны, а после – уже и как потомок бойца, как его продолжение, наконец-то почувствовавшее свою с дедом связь…

Тот первый поисковый отряд информации по Ермилу найти не смог. Видно, его время тогда еще не пришло. Но пролетели еще годы… И внучка пропавшего танкиста продолжала искать его сама, и делала запросы через военкоматы, и снова ждала…

– А когда появилась программа «Мемориал» (банк данных, сканированных документов из архива Минобороны в интернете. – Ред.), я нашла первую информацию про деда! «Ниже перечисленных офицеров… исключить из списков личного состава СА, как погибших и пропавших без вести за время войны… Младшего лейтенанта Тельнова Ермила Петровича, как пропавшего без вести в сентябре 1943 г.» – продолжает рассказ Анжела. – Дальше – прочитала, кем был дед: командиром взвода средних танков 58-го танкового полка. Ушел на фронт из Кузбасса. И еще было в документе, как звали его родителей, где он и они жили. Был даже указан домашний телефон – на том старом документе с выцветшими печатными буквами, цифрами. Номер 4-11-11. И была первая радость – первой с дедом незримой «встречи»…

– Время, нас с дедом разделявшее, в миг тот забылось, а пришло осознание лет и расстояний… И что телефон мертвый, такого номера давно нет… Что ж, решила я, будем дальше искать!

И она искала.

А номер, кстати, думала я, слушая Анжелу, сохранился для внучки тоже не просто так. Он указывал на еще один документ, который Анжела найдет. Документ с судьбоносными для деда Ермила датами его последнего ноября…

Белый тигр

Обычно, найдя в банке данных «Мемориала» координаты родного человека, день, когда он пропал после боя, переправы или бомбежки, мы, потомки, останавливаемся. И больше не ищем. Считаем, что всё, больше ничего и не узнать. А внучка Ермила не остановилась.

– Человек не должен быть пропавшим, он должен быть чей-то. ОН ДОЛЖЕН БЫТЬ, – итожит Анжела то, до чего многие из нас пока не дошли. – И я продолжала деда Ермила искать. И то мне казалось, что напала на след, то нет. Но я шла…

Так она «прошла» вслед за полком деда Ермила («он был сформирован в июне 1942-го, расформирован в июле 1943-го в связи с большими потерями»). И «дошла» до белорусской земли, «пришла» по карте на Гомельщину.

– Я предположила: полк расформирован в июле 1943-го из-за тяжелых боев, вот тогда мой дед и пропал без вести. Но дед, как оказалось, не пропал! Он остался жив! А узнала я об этом так…

…Зарегистрировав деда Ермила уже в «Бессмертном полку», написав о нем единственно известное – «пропал без вести», внучка надеялась на поисковиков уже со всей страны. В итоге так и вышло. Поисковик Григорий Черкашин начал деда Ермила искать.

Изучив в «Мемориале» данные по полку танкиста, Григорий вышел на его след в Беларуси. А потом – списался с белорусскими поисковиками.

– И они нашли Тельнова, но не Ермила, а Еремея. Он воевал за освобождение Беларуси от фашистов, погиб в составе 16-й гвардейской танковой бригады. Точнее – получил тяжелое ранение в голову и умер в госпитале, – рассказывает Анжела. – Белорусские поисковики написали Черкашину, он переслал мне: это, однозначно, ваш дед… Он, тяжело раненный, я думаю, мог имя санитару невнятно сказать… Как в фильме «Белый тигр», в начале, помните, везут раненого танкиста без документов, все уставшие, всё гремит, и что раненый говорит – плохо слышно… И еще: белорусские поисковики сообщили, что 58-й расформированный полк был присоединен именно к 16-й гвардейской танковой бригаде.

И так всё сошлось. Внучка засобиралась в дорогу – на могилу к деду Ермилу. Но важно было перепроверить: Еремей – точно Ермил?

И из Питера в ответ на запрос Анжелы пришел документ из военно-медицинского архива Минобороны: «Тельнов Еремей (так в документе) Петрович… на фронте… 18 ноября 1943 г. получил слепое осколочное проникающее ранение черепа… Умер 17 декабря 1943 г. от ран… Соцдемографических и других сведений не имеется». Правда, в документе были еще указаны номера медсанбата и госпиталя, через которые Тельнов прошел, и дата ноябрьской операции…

По прямой

Видя столько совпадений у Еремея и Ермила, сердцем чувствуя, что деда нашла, и, узнав от белорусских поисковиков, что танкист Тельнов – в братской могиле на Гомельщине, Анжела готовится сейчас поехать за последним документом – в Центральный архив Минобороны.

Оттуда – к Ермилу. Там, в могиле, 269 советских солдат и офицеров. А высечены имена лишь 266. Ермил Тельнов, благодаря внучке и поисковикам, станет 267-м известным, и его имя появится на памятнике. Раньше – не было, потому что не имелось по нему всей информации, лишь фамилия да неточное имя из госпиталя.

Внучка говорит, что поиск, подошедший к концу, шел ради памяти деда. И чтобы наконец-то соединить порванную нить – между предком и потомками. И еще чтобы прервать повтор в поколениях («дед ушел на войну и родившегося сына не видел, почти то же самое произошло дальше, уже в мирное время, снова, и я отца не видела… И мне хотелось прервать это, и я понимала: найду деда – дальше будет всё в роду хорошо)…

То есть там, среди звезд, застрявшую, порвавшуюся, начавшую петлять нить судьбы заметят, поправят… Ведь если произошел разрыв нити судьбы, брешь во времени, и никто брешь не закрыл, то что делает жизнь дальше? Открывает еще одну брешь, такую же, и история в поколениях повторяется.

Такие мысли – от разных людей – я в последние годы слышу часто и тоже думаю: «А ведь правда!» А как эту брешь закрыть – и на небеса надеясь, но и действуя тоже? Надо восстановить все события рода. И только тогда нить судьбы, связанная заново, соединит всех и пойдет дальше по прямой.

Внучка Ермила так и сделала. И недавнее рождение праправнука – на 100-летие Ермила – показало, что нить крепка.

Здесь покоится Ермил Тельнов, раньше входивший в число Неизвестных солдат…

Другие статьи на эту тему

22 февраля

Папино счастье

Страшная болезнь забрала жену сразу после роддома. Но Антон не опустил рук, не сдался, вынянчил тройняшек… Как живет самый многодетный отец-одиночка Кузбасса?

21 февраля

Прием в честь Дня защитника Отечества прошел в Кузбассе

В администрации Правительства Кузбасса прошел торжественный прием в честь Дня защитника Отечества,  на который пригласили…

18 февраля

Общая дорога памяти

После уточнения данных число кузбассовцев, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны, увеличилось почти на 70 тысяч человек.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети