Соцсети:

Завещание святой Евдокии

12 февраля 2019 | Лариса Максименко
Евдокия Третейкина прожила 114 лет и один месяц. Фото: Ларисы Максименко.

В возрасте 114 лет скончалась старейшая в Кузбассе и одна из старейших женщин в России – Евдокия Третейкина.

Душа бабушки Евдокия «ушла» в последние большие сибирские морозы, почти в минус 40. Ее «проводило» последнее горячее, горькое, с трудом отпустившее объятие внучки Зины. Ее «позвала», «повела» тихая улыбка Божьей Матери – с иконы высоко на стене, в белых вышитых рушниках…

– Бабушка умерла в 18.20, в четверг, 7 февраля, – рассказала «Кузбассу» внучка. – Похоронили мы ее в воскресенье, 10-го… Простите, не могу говорить…

Рекордсменка-долгожительница из Новокузнецка прожила 114 лет и еще почти месяц. И о ней можно написать целую книгу – о большом труде на земле, о большом сердце, о большой вере и большом интересе – жить. И о чудесах, случавшихся с нею не раз.

А последнее обыкновенное чудо произошло с Евдокией незадолго до смерти.

Вера

Мы познакомились, когда бабушке Евдокии было почти 110. Она легко толкнула тяжелую дверь Спасо-Преображенского собора, вошла и, открыв старомодный «гаманок», достала мелочь на свечки. И, идя по храму, крестилась, здоровалась со святыми ликами и лицами пришедших, всем светло и радостно улыбаясь.

– Вишь, какая красота, – говорила она про храм, стоя у иконы Матроны, повязанная платком с розами, как повязана и сама Матрона.

И лишь позже до меня дошло: они же современницы!

По словам бабушки Евдокии, она ни одной Пасхи в жизни не пропустила. И когда в Бога в стране верили все. И когда почти все не верили…

– А самая памятная Пасха была, когда мне 12 лет было. Пошли в церковь, от нашей бялорусской дяревни – далёко. Было тёпло, мы разулись… Листья распустились. А вышли после службы – снег! Всё бяло-бяло, як зимой, – мешая белорусские, русские, украинские слова, рассказывала она, рожденная на юго-западе страны, на стыке сел разных, но родных славянских народов. – Отец за нами тогда на санях из дома приехал, с тёплой одёжей…

Местные бабули тогда еще гадали, что за снег-буран приключился вдруг посреди весны, и к чему бы он. Через несколько месяцев (а шел 1917 год) стало ясно, к чему. Пришли Октябрьская революция, Гражданская война, голод, разруха…

– Порушили церкви, утащили звон, отец нам, детям, запретил смотреть на всё это… И так мы сохранили веру…

А когда XX век стал подходить к концу, храмы начали восстанавливать. И Евдокия, уже старенькая, давно живущая не в Беларуси, а в России, в Новокузнецке, рядом с «коробкой» обезглавленного собора, годами бывшего то складом, то пекарней, то зданием заброшенным, прослышала, что собор этот будут отстраивать.

– Там в хлебопекарне не раз ведь что бывало… В шестом подъезде у нас женщина жила, так она когда на пекарне работала, рассказывала, что страшно было в ночную смену выходить работать. Потому что пол начинал подыматься…

А другие из пекарни говорили про явление в полночь женщины в белом. Фигура ее появлялась из воздуха и в воздухе растворялась, а по округе росла молва, что то было явление самой Богородицы, а смысл знамения – пора вернуть городу церковь…

– И люди пришли на стройку, чтобы собор снова поднять. Мы столько мусора поубрали, мы кирпичи таскали, – вспоминала бабушка Евдокия. – Мужики, маляры хорошие, бялили стены и потолок, мы мыли… И пока строился собор, мы, женщины, дяжурили, охраняли…

В этот собор она ходила еще долго. В этом соборе ее и отпели…

Смысл жизни – дети

В Кузбасс Евдокия переехала в 1961-м, вместе с мужем. Вслед за сыном Ваней, получившим распределение после вуза в Новокузнецк. Так появилась, разрослась ее «кузбасская» ветка. И потом на руках Зины, дочки Вани, и умерла 114-летняя Евдокия…

А ведь этого тепла и любви могло и не быть, сделай она «в пляну», в войну, другой выбор…

Евдокии было 36, когда началась Великая Отечественная. Первый муж и их единственный сын ушли на фронт и погибли. Евдокия оказалась в оккупации, «под немцами». И спасла чужих сирот. А они – спасли ее, наполнив жизнь смыслом.

– Немцы застрелили женщину, мать троих детей, в соседнем селе. Их отец пришел ко мне, попросил помочь ему с маленькими детьми. Я и согласилась, – рассказывала бабушка Евдокия. – А пришла и прикипела к детям – к Маше, Вале и Ване.

– Настолько прикипела, что даже своей жизнью рискнула, но Ваню спасла. Ему четыре годика было, – пересказывала рассказ бабушки внучка Зина. – Немцы набрали по селу целую машину ребятишек, светловолосых, голубоглазых, как на подбор. Для угона в Германию. Ваню немец, подманив шоколадкой, уже схватил за ручки, потащил в кузов. А Евдокия – кинулась под автомат, схватила Ваню за ножки. Немец не ожидал, отпустил. Она упала, закрыла ребенка собой. Им повезло – немец не стал стрелять…

Так Евдокия обрела вторую семью. И даже решилась в оккупации родить, но младенец умер от кори.

…После войны дети выросли. Дочки быстро вышли замуж. Маша работала на шахте, Валя – на железной дороге. А Ваню направили в Сибирь. Родители – за ним. И к 30 годам колхозного стажа Евдокии уже в Новокузнецке добавились 20 лет работы в больнице. И жизнь шла дальше. А когда умерли ее второй муж и сын Ваня, она продолжала жить с заботой о потомках, а они – о ней.

Но 2014 год принес особую тревогу. 82-летняя дочь Валентина в Донбассе оказалась на линии фронта.

– Украина разделилась, – говорила бабушка Евдокия, ловя новости и живя в ожидании звонков от дочери.– Я в другую войну вырыла в огороде яму и в ней с детьми почти три года пряталась. А когда немцы уходили, и пошли людей добивать, немец нас в яме нашел. Я детей к себе прижала, взмолилась Богородице, и немец ушел… Вале тогда было 11 лет. А теперь она уже сама давно бабушка и снова прячется от обстрелов…

Но и на расстоянии дочку несколько лет продолжала беречь мамина рука. А теперь – поддерживает мамина душа.

Наказ

– Дай вам Бог здоровья, и чтобы много прожили, и чтобы такие же бодрые были, как я, – в последние годы не раз говорила бабушка-долгожительница.

А секрет ее долголетия и бодрости был и прост и не прост. Она лишь два года как перестала выходить гулять (спускаться с пятого этажа пешком), ходить в магазин. Легкие дела по дому делала сама. Ела понемногу, любила овощи, фрукты, каши. Ей было интересен каждый день. Она была веселой, умела не зацикливаться на отрицательных эмоциях. Ее радовали и любили родные люди. Она каждое утро делала зарядку – наклоны вперед по шесть-восемь раз, развод рук в стороны, перед собой, восемь раз. Лишь несколько лет назад, после ушиба колена, перестала делать приседания.

– В последние три недели бабушка Евдокия была уже слаба, жила без зарядки, но все равно продолжала заниматься игольчатым мячиком – для суставов, – говорят родные.

…И «ушла» она легко. Говорят, незадолго до этого навещавшая бабушку соцработница застала ее спящей со счастливой улыбкой и любовно укутанной одеялом. Не стала будить, оставила лекарства, ушла, удивляясь подоткнутому одеялу, ведь в квартире никого не было. Позже спросила про тот счастливый сон.

«Сын приходил, вот тут сидел, мы говорили, говорили, – ответила Евдокия. – И не сон то был, а всё наяву».

Бабушка Евдокия крутилась на диске здоровья, придерживаясь руками за шкаф. Фото: Ларисы Максименко.

Другие статьи на эту тему

18 ноября

В Мысках долгожитель написал знаковую книгу

«Годы военного лихолетья» – новый сборник стихотворений мысковчанина, ветерана труда, участника Великой Отечественной войны, старейшего…

16 ноября

В Киселевске скончался председатель городского совета депутатов

Парламент Кузбасса скорбит по поводу безвременной кончины Игуменшева Владимира Борисовича – председателя Совета народных депутатов…

08 ноября

Пенсионерка из Тайги в противостоянии с аферистами сохранила 200 тысяч рублей

62-летней женщине позвонила неизвестная и, назвавшись банковским работником, получила доступ к мобильному банку собеседницы. Мошенница…

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети