«Я не хочу, чтоб мама вышла замуж»

5 февраля 2018 | Газета «Кузбасс»

– Моя мать сошла с ума! Она, видите ли, замуж собралась. Её не только по паспорту полтинник стукнул, но и по темечку! – голос был таким возмущённым, что, казалось, трубка телефона не выдержит, взорвётся. Пришлось прервать пока ещё незнакомую собеседницу.

Когда же Настя (так она представилась) немного успокоилась, первая предложила нам встретиться. И не на «нейтральной полосе», а прямо у них дома. В квартире, где она живет с пока ещё незамужней мамой Ольгой Владимировной.

Надоело быть одинокой

Верно говорят, что любовь и окрыляет, и красит, и молодит. На «полтинник», как выразилась дочка, хозяйка двухкомнатной хрущёвки вовсе не выглядела. Передо мной стояла очень моложавая, обаятельная, улыбчивая женщина. Но такое настроение мамы дочке Насте явно не понравилось. Фыркнула, поморщилась, нарочито всхлипнула:

– Вот-вот, кошке – смех, а мне, мышке, – слёзы.

Улыбка моментально слетела с лица Ольги. И все ее годочки сразу легли морщинками у глаз, в уголках губ…

– За что ты так меня, доченька?

– Да за то, что ты единственную дочь на какого-то мужика променяла!

«Если при мне, посторонней, Настя так наотмашь бьёт мать словами, то что она позволяет себе без свидетелей?» – подумала я.

Настя, будто прочтя мои мысли, поспешила реабилитироваться:

– Ты же говорила, что кроме меня тебе никто не нужен. И обижалась на тех, кто называл тебя матерью-одиночкой.

– Одиночка и одинокая – это не одно и то же, родная моя, – извиняющимся тоном произнесла Ольга. И сразу стало ясно: скорее, не она хозяйка в этой квартире, а двадцатилетняя дочка.

– Всё, с меня хватит! Живи тут со своим альфонсом, а я уйду к бабушке с дедушкой! – прокричала Настя, хлопнув дверью.

– Она вернётся. Она обязательно вернётся, – скорее себя, чем меня успокоила Ольга.

Бабушка и дедушка – это родители Ольги: Екатерина Дмитриевна и Владимир Викторович. Вот они-то совсем не против, что дочь наконец решила устроить и свою личную жизнь. Ведь до сих пор всё было посвящено только Настеньке. И до сих пор Ольга не открыла имя отца своей дочки. Правда, родители и не настаивают. Как обещали помогать, так и продолжают. Рождению внучки были рады-радёшеньки. Конечно, лучше, если бы в графе «отец» стояло имя, а не прочерк. Но ничего, «Настасья Владимировна» тоже звучит! А может, и дрогнет сердце у того мужчины, когда он увидит свою кровиночку. Ребёночек-то как ангелочек. Всё для нее: самое красивое, самое вкусненькое…

Подрастая, девочка не задавала вопросов про отца. Так что не надо было придумывать легенды-сказочки ни про погибшего лётчика, ни про пропавшего альпиниста. Настя привыкла, что она для близких – самая лучшая и самая важная, а потому появление чужого мужчины рядом с мамой восприняла как предательство по отношению к себе. Сразу же окрестила его альфонсом, хотя Ольга настойчиво повторяла, что зовут её друга Валерием Николаевичем. И что он вовсе не проходимец, как думает Настя. Есть работа, была квартира, машина. Просто эту квартиру он оставил бывшей жене. Не стал размениваться после развода на квадратные метры, да и сыну-студенту помогает.

– Ага, всем помогает, а на нашу шею сядет, – сердито предрекает Настя.

Правда, доходы самой Насти – только её стипендия. Но Ольга Владимировна не напоминает об этом. Она лишь оправдывается перед дочкой за желание стать, наконец-то, замужней женщиной.

– Раньше надо было об этом думать, – поучает своенравная Настя.

– Раньше я боялась, что кто-то может тебя обидеть, – пытается объяснить Ольга.

– Скажи уж лучше, что раньше на тебя никто не смотрел. Да и этот смотрит лишь на нашу квартиру!

Ольга закрывает руками лицо. Оно горит от этих слов, как от пощёчин.

А кто здесь лишний?!

Ольга Владимировна – не разлучница и не соперница. С Валерием познакомилась, когда тот уже был свободным. Вернее, её познакомила с ним бывшая одногруппница по альма-матер Татьяна. Сама она была замужней и, как уверяет, счастливой, любящей, любимой.

– Хватит тебе с Наськой возиться, как с маленькой, – поучала Татьяна Ольгу. – Сверхлюбовь, как и нелюбовь, тоже навредить может. Эгоистка она у тебя.

Ольга и обижалась на правду-матку, и соглашалась. Согласилась и на знакомство с Валерием. Всё-таки встреча с реальным человеком – это не какая-то переписка по интернету с виртульно-потенциальным претендентом на руку и сердце. Там и впрямь можно напороться на мошенника. Другое дело, когда общаешься глаза в глаза.

Глаза Валерия Ольге приглянулись. Нет-нет, не влюбилась она с первого взгляда. Но добрый, открытый взгляд Валерия её, как говорится, зацепил. Согласилась на вторую встречу, третью… А потом пригласила его к себе, чтобы познакомить с дочкой.

«Прогенералила» и без того чистую квартиру, наварила, нажарила, нарезала всё для ужина. А ещё сама побывала в салоне красоты. Вышла с новой стрижкой, свежим маникюром. В «маршрутке» услышала невольный комплимент:

– Девушка, передайте, пожалуйста, деньги за проезд.

Передала с удовольствием, мысленно поблагодарив за «девушку».

Насте же преображение матери не очень-то понравилось. Как и визит «непонятного» гостя. За стол не села. В очередной раз хлопнув дверью, убежала к бабушке и дедушке. С новостью о мамином «сумасшествии». Однако родители Ольги сторону внучки не заняли. Настя надула свои пухлые губки и, артистично всхлипнув, произнесла:

– А я, выходит, теперь третья лишняя!

Примерно то же произнёс и Валерий, удручённый ультиматумом Насти:

– Возможно, твоя дочь права: лишний я здесь.

Ольга – в слёзы. Одногруппница (она же сватья) Татьяна посоветовала:

– Не слушай ты Наську. Прислушайся к своему сердцу.

– А ты не называй Настю Наськой. Мне не нравится. И вообще, зря ты нас, наверное, с Валерой познакомила, – вздохнула Ольга. – Жили мы, жили, особенно не тужили…

– Ну, вот, теперь и я оказалась виноватой и лишней, – в свою очередь обиделась Татьяна. – Верно говорят: «Не делай добра – не получишь зла».

Ушла – причем тихо, без истеричных слов и жестов. И Ольге от этого стало еще грустней. А тут ещё Валерий взял некий тайм-аут в отношениях…

– Не обломилась ему наша квартирка, – хмыкнула Настя. – Вот и решил поискать другую дурочку.

Модный приговор

Но, как потом выяснится, у Валерия были веские основания откладывать и встречи, и поход в загс с заявлениями. Оказывается, он занимался покупкой квартиры. Пока снимал чужой угол, копил на свое жилье. Отсюда его экономия и бережливость, а не скупость, как считала Настя.

– Он даже лишил тебя букетно-конфетного ухаживания. А наши пельмешки так трескает! – язвительно заметила дочь. А Ольга как всегда промолчала, чтобы не усугублять и без того накалённую ситуацию.

Даже новость о том, что Валерий приобрёл свою квартиру, не заставила дочку изменить к нему отношение. Вновь скривила своё милое личико:

– Фи-и, какая-то убитая однушка в хрущёвке. Или с милым и в шалаше рай? Ха-ха…

Да, за словом Настя в карман не лезла, чужих чувств не щадила. Наверное, поэтому и не было у неё ни близкой подруги, ни друга. «Только бы мою судьбу не повторила», – думала Ольга, удивляясь, почему её красавица и умница дочка всё одна и одна. Хотя, конечно, надо завершить учёбу, получить специальность, удачно устроиться… Стоп, стоп, всё это она, отличница Ольга, уже сама проходила. А когда возраст незаметно подкрался почти к тридцати, решилась родить для себя. Думала, что на этом сердце успокоится. Но женское сердце не камень. Застучало, заволновалось, когда этот самый полтинник стукнул.

А вот Настя никак не хочет ее понять, продолжает изводить упреками.

– Да она же тебе просто завидует, – уверяет приятельницу Татьяна. – Что ты её, дочку, опередила со свадьбой.

– Свадьбы не будет. Мы просто распишемся, просто тихо посидим в семейном кругу, – говорит Ольга.

Только вот получится ли с Настей посидеть действительно спокойно, душевно? На днях, например, она начала приставать к матери вот с такими вопросами:

– Кто мой отец? И где он?

Понятно, специально выбрала время, чтобы Ольге радость отравить.

– Выдрать бы её как следует. Да уже поздно, – посочувствовала Татьяна. И тут же дала очередной совет. – Хватит перед Наськой нюни распускать. Улыбайся и получай удовольствие. Кстати, в чём в загс-то собираешься? Пойдём, присмотрим тебе новый костюмчик. Будешь ты у меня красавица, как в «Модном приговоре» по телеку.

И Ольга пошла.

– Вместе со старыми одеждами скинешь с себя и годочки, – подбадривала Татьяна.

Обновки для мамы дочка, конечно же, не оценила. Съёрничала:

– Ой, ты же фату забыла купить!

А Ольга, чего Настя совсем не ожидала, только рассмеялась в ответ:

– Ты про свою фату не забудь. Если, конечно, тебя, такую вредную, кто-то замуж позовёт!

Тогда-то ей в отместку Настя и решила позвонить в редакцию.

Не знаю, может быть, о предстоящем замужестве матери рассказала дочка «по секрету всему свету» (то бишь в социальной сети). Не знаю, подали ли вообще заявление в загс Валерий с Ольгой. Во всяком случае, от неё я получила лишь эсэмэсное поздравление с январскими праздниками. Ответила тем же. Без вопросов.

Но один вопрос всё никак не покидает меня. Почему извечная тема «отцов и детей» в последнее время стала чаще подразумевать проблему «дочки-матери»?

Другие статьи на эту тему

Тайны Мастера

Роману Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» нынче исполнилось 80.  Кто есть кто в знаменитой книге?…

Святое воинство

В Сети, в «Списке Памяти медиков, погибших во время пандемии…», появились фамилии двух наших земляков

Новая новая сказка

Чудом выживший в катастрофе, ослепший кемеровчанин сконструировал и подарил жене…  русский терем.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети