Юрий Шейбак о замещении котельных на Радуге: «Давайте оперировать фактами»

28 февраля 2017 | Газета «Кузбасс»
28-1

В столице Кузбасса продолжает работу комиссия, созданная при Кемеровском городском Совете народных депутатов, которая должна решить вопрос о возможности досрочного замещения котельных Рудничного района мощностями Кемеровской ТЭЦ. О всех тонкостях и сложностях переключения потребителей к другому теплоисточнику мы беседуем с Юрием Шейбаком, директором Кузбасского филиала Сибирской генерирующей компании.

– В последние дни развернулась широкая дискуссия о целесообразности замещения двух котельных – №27 и №45 – в Рудничном районе мощностями Кемеровской ТЭЦ. А сама электростанция готова к тому, чтобы обогреть Радугу?

– Давайте расставим все точки над «i». Целесообразность в замещении двух неэффективных котельных – №27 и №45 – проанализировало и определило Министерство энергетики России и лично заместитель министра Вячеслав Кравченко, утвердив в августе прошлого года Схему теплоснабжения г. Кемерово до 2031 года. Это объемный документ, для составления которого были задействованы специалисты четырех институтов, все детально просчитывалось. И этот документ проверялся экспертными комиссиями, кстати – неоднократно, в течение длительного времени отправлялся на доработку. А защитил этот основополагающий документ развития централизованного теплоснабжения областной столицы Кузбасса лично глава города Илья Середюк. Поэтому ставить под сомнение такое решение ошибочно.

Во главу угла этого документа поставлен законодательно закрепленный принцип: неэффективные источники тепла должны быть замещены более эффективными с точки зрения экономики и технологии. Сейчас речь идет о досрочном замещении этих котельных – не к отопительному периоду 2019–2020 годов, а на год раньше. Инициировали такое решение депутаты Кемеровского горсовета, чтобы сэкономить городской бюджет на компенсации выпадающих доходов ресурсоснабжающим организациям. В Схеме объем такой экономии для городского бюджета – 187 млн рублей в год. Это первое.
Что касается готовности ТЭЦ. После закрытия в Кировском районе всех крупных промышленных производств Кемеровская ТЭЦ загружена всего на 30%. Ее установленная тепловая мощность 749 Гкал/час, в то время как подключенная договорная мощность всего 247 Гкал/час. То есть 500 Гкал/час на ТЭЦ остались невостребованными и могут быть направлены на организацию централизованного теплоснабжения правобережной части города Кемерово. Хотя еще в 2008 году по инициативе горадминистрации от Кемеровской ТЭЦ в Рудничный район была построена за 1,5 млрд рублей (в тех ценах) новая тепломагистраль диаметром 700 мм для подачи тепла всем потребителям этого района. Но сегодня она загружена только на 20%. Поэтому станция с легкостью готова покрыть все существующие и перспективные тепловые нагрузки правобережной части города. Была даже построена мощнейшая подкачивающая насосная станция, в открытии которой принимали участие Владимир Михайлов, Валентин Мазикин, Илья Середюк, Анатолий Лазарев. И сегодня в здании ПНС висит сохранившийся с тех пор баннер «Тепломагистраль от Кемеровской ТЭЦ в Рудничный район города Кемерово».

– То есть труба загружена всего на 20%? Это что значит, что ваше тепло всё-таки поступает на Радугу?

– Конечно, порядка 46 Гкал/час тепловой энергии СГК сегодня подаёт в новые микрорайоны Рудничного района, где она реализуется населению уже компанией «Теплоэнерго».

– А как же надежность? Всё-таки 12 км?

– Сегодня котельные «Теплоэнерго» расположены на минимальном удалении от жилой застройки (что не очень хорошо с точки зрения экологии), но это не абсолютная гарантия надежности теплоисточника.

Пример тому – случившийся 17 февраля пожар на котельной №27. Без тепла и горячей воды остались 55 домов. Хорошо, что на улице не было сильного мороза, и хватило мощностей, чтобы запитать потребителей по резервной схеме.

Что же касается теплотрассы от Кемеровской ТЭЦ, то функционирует она в рамках утвержденного Схемой эффективного радиуса теплоснабжения, при определении которого разработчики и эксперты учитывают не только вопросы экономической эффективности, но и вопросы надежности теплоснабжения. Исходя из существующей практики проектирования и строительства тепломагистралей централизованного теплоснабжения в России, как правило, строительство теплотрассы протяженностью свыше 20 км считается неэффективным. И потом: вы думаете от Ново-Кемеровской ТЭЦ или Кемеровской ГРЭС ближе, скажем, до домов Шалготарьяна или проспекта Комсомольский? Но я понимаю ваш вопрос. А вдруг что произойдет? Надежно ли, все же в Сибири живем? Ну, во-первых, если говорить о начале пути теплоносителя, то на станции восемь не загруженных котлоагрегатов, и в случае ремонтов или неполадок (а такое может случиться и на любых других электростанциях, но это не сказывается на теп-лоснабжении) каждый из них способен взять на себя нагрузку. Идем дальше по технологической цепочке. Большая часть протяженности тепломагистрали от Кемеровской ТЭЦ в Рудничный район (9,4 км из 13) – наружной прокладки. Как правило, такие тепломагистрали менее подвержены коррозии и повреждениям и более надежны, чем тепломагистрали подземной прокладки. Кроме того, время отыскания и ликвидации повреждения на теплотрассах наружной прокладки минимально. Даже в гипотетически худшем сценарии развития события отмечу, что на теплотрассе два трубопровода – прямой и обратный. В случае разгерметизации одного из них второй запускается в режим прямого, и теплоноситель продолжает поступать в дома потребителей. Это стандартная технология. Сложность рельефа и перепад высот по трассе прохождения тепломагистрали также были учтены в свое время при её проектировании и строительстве от Кемеровской ТЭЦ в Рудничный район. В-третьих, а кто сказал, что не будет резервных мощностей на Радуге? Замещение котельных вовсе не говорит об их полной ликвидации. Они могут быть переведены в режим подкачивающих насосных станций, узлов смешения и резервных источников тепла.

– Не могу обойти вопрос о монополизации рынка теплоснабжения. Не получится ли так, что сегодня крупная компания поджимает под себя мелкий тепловой бизнес, а завтра увеличивает тарифы?

– Очень хороший вопрос. А почему вы считаете, что монополия – это плохо? Почему никто не говорит, что армия или полиция – это тоже монополия?

– Ну вы хватили…

– Я фигурально. Вы дослушайте. Потому что эти государственные монопольные структуры обеспечивают на принципах единоначалия безопасность и жизнь миллионов граждан. Так вот, система теплоснабжения – это тоже своего рода система обеспечения безопасности жизнедеятельности человека, особенно в наших суровых сибирских условиях. Поэтому чем меньше мелких фирмочек здесь задействовано, тем надёжнее сам теплофикационный комплекс города. А чтобы у монополии не росли аппетиты (а теплоснабжение является регулируемым государством видом деятельности), есть РЭК, надзорные и правоохранительные органы. Да и, посмотрите, у СГК, которая в лице АО «Кемеровская генерация» отапливает 87% города, тариф для конечного потребителя 1328,99 рубля за гигакалорию, а у АО «Теплоэнерго» – 2460,17. Ну, и кто в данном случае работает эффективнее? Кто более выгоден для потребителя?

– Однако представители «Теплоэнерго» заявляют, что у них стоимость продукта на котельных №27 и 45 ниже, чем у «Кемеровской генерации»!

– Вы знаете, можно сколько угодно заниматься компиляцией цифр и даже заявить о создании «вечного двигателя», но давайте оперировать фактами. А факты – это утвержденные Региональной энергетической комиссией тарифы и установленные Советом народных депутатов платежи, по которым потребитель реально платит. И сегодня бизнес Рудничного района, в том числе запитанный от котельных №27 и 45, платит «Теплоэнерго» почти в два раза больше, чем предприниматели того же Кировского района, получающие тепло от Кемеровской ТЭЦ. Думаю, перспективе снизить объем платежей за коммунальные услуги бизнесмены Радуги будут только рады.

– Вы сказали, что на Радуге уже есть тепло от Кемеровской ТЭЦ. То есть потребители разных улиц уже платят разную цену?

– Ну, население, как вы знаете, платит у нас в городе только часть от обоснованного тарифа, всего 664,19 рубля за гигакалорию, оставшуюся разницу доплачивает ресурсникам городской бюджет. Такая вот мера социальной поддержки. Что касается Радуги, то там действительно есть тепло от котельных №27 и 45, и есть тепло от Кемеровской ТЭЦ. Только происходит вот что: «Теплоэнерго» на конце нашей трубы покупает тепло у «Кемеровской генерации» по ее тарифу в 1328,99 рубля за гигакалорию, а дальше, на правах ЕТО, перепродает его уже почти в два раза дороже – по 2460,17 рубля. С населения получает 664,19 рубля за гигакалорию, а с городского бюджета за население – оставшуюся разницу. Вот такая причудливая арифметика.

– Почему же такая разница в тарифах?

– Разница между просто котельной и крупной ТЭЦ всегда будет в пользу крупного теплоисточника, работающего в режиме когенерации. Что это значит? На электростанциях типа ТЭЦ основным видом продукции является тепловая энергия, электроэнергия является попутным продуктом, который торгуется на свободном рынке. Ну, согласитесь: из одной тонны условного топлива выгоднее получить один продукт, или сразу два, которые можно продать? Кроме того, у всех (как у мелких котельных, так и крупных по сравнению с ними ТЭЦ) есть условно постоянные расходы на единицу выпускаемой продукции. На одной ТЭЦ они значительно ниже, чем у множества мелких котельных. Поэтому, конечно, себестоимость производства тепла на угольной ТЭЦ априори становится ниже, чем на котельной. Тем более работающей на природном газе. Не стоит забывать и о КПД топливоиспользования: у котельных он, безусловно, ниже.

Проблема в другом: электроэнергия Кемеровской ТЭЦ проигрывает по себестоимости электрической мощности гидроэлектростанциям и мощным ГРЭС из-за своей недозагруженности. И при проходящем конкурентном отборе электрической мощности она сегодня не покрывает всех своих заявляемых затрат на поддержание этой электрической мощности. Но альтернативы теплоснабжения Кировского района нет, поэтому государство наделяет такую станцию статусом «вынужденный генератор», обязывая рынок принимать и покупать ее мощность в приоритетном порядке по устанавливаемой государством цене. В этом как раз и заключается государственный подход, государственная поддержка теплоисточников, которые важны для теплоснабжения города.

– Говорится о том, что при замещении котельных №27 и 45 экономика «Теплоэнерго» просядет, и тариф на остальных котельных этой компании вырастет многократно…

– Ну, никто из наших оппонентов пока открыто не приводил конкретных, обоснованно подтвержденных расчетами цифр, только «страшные» цифры в 7–9 и даже 13 тысяч рублей за гигакалорию. Хотя в Схеме теплоснабжения расчетные данные есть – 4139 рублей за гигакалорию. Кроме того, доля потребителей оставшихся котельных ничтожно мала, и найти механизм компенсации расходов по ним для бюджета гораздо проще и дешевле, чем для потребителей всего Рудничного района. Кроме того, возможна и такая модель централизованного теплоснабжения, когда статусом единой теплоснабжающей организации по городу может быть наделена одна компания. Она покупает тепло у менее эффективных теплоисточников по установленным для них РЭК тарифам, а продает по более привлекательным для потребителя ценам, также утверждаемым регулирующим органом. По-моему, это самый разумный вариант, который может устроить все стороны: и владельцев теплоисточников, и потребителей, и власти города.

Олег ГАВРИЛОВ

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети