Угольная мифология Кемерова

16 февраля 2017 | Газета «Кузбасс»
Копикуз. Отгрузка угля на баржи.
Копикуз. Отгрузка угля на баржи.

Кто на самом деле открыл уголь в Кузбассе? Какую роль в развитии угледобычи сыграл «английский вор» Вардроппер? Откуда у Кемерова французские корни? Об этом и многом другом неравнодушные к истории кемеровчане узнали от журналиста-краеведа Владимира Сухацкого. Встреча проходила в антикафе «Кот да Винчи» в рамках проекта «Внутри и снаружи».

Иностранный след

Пересказать на одной газетной полосе полуторачасовой рассказ Владимира Александровича невозможно. Остановлюсь на малоизвестных фактах нашей истории.

Первооткрывателем кузбасского угля был немецкий ученый, исследователь Сибири Даниил Мессершмидт. Именно он первым сообщил Петру I о «серой земле наподобие каменного уголья», найденной при впадении реки Абашевы (Абы) в Тому (Томь). Охотник Михайло Волков оказался у кемеровской горы Горелой только месяц спустя и тоже послал на экспертизу найденные образцы. В СССР вплоть до 1940-х годов первооткрывателем называли Мессершмидта. Потом началась борьба с низкопоклонством перед Западом, и в историю был введен русский промысловик-искатель.

На протяжении примерно 150 лет после открытия уголь российскому государству нужен не был: что с ним делать в таежной глуши?

В 1880 году английский купец Джеймс Вардроппер, владевший акциями золотых Ленских приисков, возвращался из Якутии в Тюмень, где у него были судостроительные верфи. И в Томске услышал, что неподалеку крестьяне помаленьку копают уголь. В промышленной Англии в ту пору уголь активно использовали в пароходстве. Вардроппер приехал, убедился, что уголь действительно есть, нанял для добычи местных крестьян и по водному пути вывез несколько огромных барж.

Царю Николаю II доложили, что англичане воруют угль, и он смекнул: значит, это имеет ценность. В 1907-1908 годах на территории будущего Кемерова было заложено восемь шахт. Полукустарным способом они добывали 10 тысяч тонн угля в год. А для обеспечения топливом паровозов и пароходов Сибири требовалось 500 тысяч тонн.

В 1912 году действительный тайный советник царя Владимир Трепов захотел взять в аренду золотые прииски Восточной Сибири. Но получил отказ. Тогда управляющий Кемеровским рудником горный инженер Владимир Мамонтов обратил его внимание на уголь, который мог давать 45% чистой прибыли.

Трепов заключил договор об аренде кузнецких земель сроком на 60 лет. Но русские банки денег на их освоение не дали. Тогда «олигарх» с инженером отправились в Париж и нашли акционеров среди крупнейших французских и бельгийских банков. Томская газета того времени писала: «Приступила к работе французская колония в Кемерове». Узнав об этом, российские банкиры встали в очередь на финансирование «Копикуза» (акционерного общества «Кузнецкие каменноугольные копи»).

«Копикуз» разработал несколько пластов и построил несколько шахт, включая шахту «Центральная»: она одна стала добывать 110 тысяч тонн угля в год. Для сведения: весь Кемеровский рудник давал 112 тысяч тонн.

Контора Копикуза 1917

Контора Копикуза 1917

Гнет капиталистов и коммунистов

В 1917 году в Кемерове работали 2448 горняков. Полторы тысячи из них были переселенцами по Столыпинской реформе. Еще около шестисот человек – крестьяне из окрестных деревень, и четыре сотни – иностранцы-военнопленные Первой мировой войны.

Чтобы закрепить эти кадры, копикузовские капиталисты активно давали им ссуды: на строительство жилья, на покупку коровы… Шахтеры того времени получали 50–55 рублей в месяц. А килограмм свинины в местном магазине стоил 26 копеек, килограмм баранины – 20 копеек… 124 дня в году, включая религиозные и светские праздники, были у копикузовцев выходными (это больше, чем сейчас в России).

Село Щеглово стало городом в интересах шахтеров. «Понаехавшие» составляли здесь большинство, им надо было где-то жить, а вся земля принадлежала крестьянам, и мироеды-«щеглы» драли за аренду бешеные деньги. Статус города уравнял бы в правах всех. 9 мая 1918 года первый уездный съезд Советов переименовал село в город Щегловск, по сути, узаконив отъем крестьянской собственности на землю.

Сакральные слова того времени: «Уголь – хлеб промышленности». Понимая, как отставала от Запада царская Россия, Ленин и советское правительство объявили индустриализацию. В 1920-е годы на базе капиталистического «Копикуза» создается социалистическая автономная индустриальная колония (АИК) «Кузбасс». Она была многонациональной, но в шахтах преимущественно работали американцы и югославы. Зарплата горняков-аиковцев была вдвое выше, чем у рабочих советского «Кузбасс-треста».

Но западной цивилизации и российской патриархальной было трудно уживаться друг с другом. Местным жителям не нравились американские порядки: работать без перекуров, убирать с улиц навоз за коровами… Произошел конфликт между советской бюрократией и аиковцами, которые вообще-то были коммунистами. Большинство иностранцев — романтиков, прибывших в далекую Сибирь, чтобы построить общество будущего, разъехались. Из оставшихся 27 человек 23 сгинули в ГУЛАГе…

В 1930-е годы до 40% добычи на некоторых шахтах Кемерова обеспечивали тылоополченцы. В эту категорию входили представители бывших привилегированных слоев общества: дворян, духовенства, купцов, буржуа, госслужащих. Они селились в шалашах и землянках и, чтобы выжить, все, включая детей и беременных женщин, вынуждены были тяжело и много работать.

Когда в 1932 году развернулась дискуссия о переименовании Щегловска, предлагалось много вариантов: Щеглы, Углекамск, Владленск, Кузбасск, Революция и, конечно же, Углеград. Остановились на Кемерове, потому что и в СССР, и на Западе нас уже знали как Кемеровский рудник.

Шахта Центральная 1917

Шахта Центральная 1917

Будущим поколениям

Углеград сегодня – это прежде всего административно-культурный центр. Здесь широко представлены медицина, образование, социальные услуги, оптово-розничная торговля и, разумеется, госуправление.
По мнению Владимира Сухацкого, уголь, в свое время кардинально изменивший жизнь человечества, положивший начало эпохе войн, революций и массовой урбанизации, в дальнейшем роль катализатора истории играть уже не будет. Потому что в постиндустриальном обществе важнее информационные технологии. Тем больше оснований воздать дань славному прошлому региона.

Краевед считает, что к юбилею Кемерова, который будет отмечаться в 2018 году, вполне разумно было бы открыть здесь музей угля. У старой пристани стоит прекрасно сохранившееся здание бывшей конторы «Копикуза». В одной линии с ним расположены деревня Красная (бывшая заимка Щеглова), Сосновый бор, считавшийся в XIX веке «дачей», то есть заповедными землями его императорского величества, и музей «Красная горка». Все это – уже готовая историко-культурная зона. Здесь можно музифицировать уходящую Великую угольную эпоху, сделав ее достоянием будущих поколений.

Шахтеры-аиковцы. 1920-е годы.

Шахтеры-аиковцы. 1920-е годы.

Кстати

Местные для местных

Проект «Внутри и снаружи» – иллюстрация к тому, что идеи порой буквально носятся в воздухе и становятся материальными в удаленных друг от друга местах. Рассказывает руководитель творческого объединения «Кот да Винчи» Ольга Васильева: «Мы ежедневно выкладывали на стене группы в соцсетях информацию о том, что происходило в этот день в прошлом – в мире или в России. Потом задумались: а какой была раньше повседневная жизнь кемеровчан?

Связались с краеведом Владимиром Сухацким, и он стал читать для желающих лекции в «Котэ». Но ведь слушать их в «декорациях» кемеровских улиц было бы интереснее? Так в марте прошлого года родилась экскурсия «Странный Кемерово», которую Владимир Александрович водил по выходным в течение двух месяцев.

Потом оказалось, что мы – в тренде, что движение «Местные для местных» развивается во многих городах. Изюминка его в том, что экскурсии готовят не профессионалы-экскурсоводы, а самые обычные жители. И проводят они их не для приезжих, а для своих земляков».

Но чтобы превратить идею в работающий проект, который знакомил бы горожан с неофициальной историей города, нужны были деньги: на сбор материала для новых маршрутов, а главное, на создание сайта, где посетители могли бы записываться на экскурсии, выбирая их по описанию.

В начале прошлого года «котовцы» отправили заявку на «Планету.ру» – это российская социально-сервисная платформа для народного финансирования творческих и благотворительных проектов. Прошли отбор, выполнили ряд довольно жестких условий и в итоге собрали почти 64 тыс. руб. Так у «Внутри и снаружи» появилась своя страничка в интернете (перейти на нее можно, набрав @@vnutrikemerovo). Сегодня она содержит информацию о десятке тематических экскурсий.

Названия одних говорят сами за себя: «Театральный Кемерово», «Арт-объекты города К.», «Ложа. Логово Гришковца»… Другие слегка загадочны. Так, экскурсия «Мечты, мачты и мосты» рассказывает о том, как выглядела русская пролетарская мечта, что общего у Кемерова с Венецией и Парижем и почему Томь – река-разлучница. А путешествие «Кладбища и все тлен» отчасти виртуально. Посещения настоящих кладбищ оно не предполагает. Но нужная атмосфера, рассказывающая о тайнах и преданиях «подземного» города, воссоздается без труда.

Список постоянно обновляется. Перед Новым годом, например, состоялась рождественская прогулка по городу «Снежность». А в январе – экскурсия «Палитра» в Кемеровский художественный колледж. Сейчас организаторы готовят тур по ресторанам Кемерова с дегустацией различных «вкусняшек»…

Круг поклонников проекта «Внутри и снаружи» постоянно растет. Что неудивительно: он формирует совершенно особую культурную среду, помогая местным жителям лучше узнать свой город и почувствовать себя в нем более комфортно.

Валентина Акимова

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети