Новые лица районного агропрома

8 февраля 2017 | Газета «Кузбасс»
Яшкинская делегация в молочном цехе промышленновского кооператива «Согласие». Фото автора.
Яшкинская делегация в молочном цехе промышленновского кооператива «Согласие». Фото автора.

В конце января промышленновское СХПК «Согласие» принимало очередную порцию гостей, на этот раз из Яшкинского района. Кооператив известен не только в Кузбассе, но и в стране (дипломы, грамоты, медали), больше десяти лет достаточно успешно выстраивая цепочку от частной коровы до прилавка. В начале этой цепочки заметны рост мычащего поголовья и самозанятости сельского населения, в конце – появление вполне качественной линейки молочных продуктов, распробованной потребителем.

Яшкинскую делегацию возглавлял первый заместитель районной администрации, сопровождал представитель областного департамента сельского хозяйства, в ее состав вошли как фермеры, так и потенциальные инвесторы.

– В личных подсобных хозяйствах многие держат коров, – объяснял «Кузбассу» цель визита Линар Юсупов, начальник отдела сельского хозяйства и продовольствия Яшкинского района. – Если мы в перспективе начнем сбор молока, то люди увидят, что есть реальный сбыт, потихоньку начнут зарабатывать деньги, одно подворье купит одну корову, другое – три… Но хотим знать чужой опыт, чтобы избежать ошибок…

Логика достаточно проста: в районе есть населенные пункты, приближенные к рынкам сбыта – городам Кемерово и Юрга, есть – отдаленные. В первых цена на молочные продукты повыше, с рабочими местами полегче, во вторых – Ленинском, Пашковском, Литвиновском сельских поселениях – и с работой напряженка, и литр молока стоит всего 20 рублей, вдвое дешевле, чем у «выгодных» территорий. Банками-сумками много не навозишь, а производить невостребованную продукцию бессмысленно. И кооператив по сбору молока мог бы снять с частника проблему реализации, мотивировать на развитие, дать заработок.

Кстати, последний кооператив по сбору молока в Яшкинском районе приказал долго жить десять лет назад…

Но, по Юсупову, собирать молоко – лишь первый шаг. Второй этап – собственные цеха переработки мощностью в пять тысяч литров молока в сутки. При радиусе сбора в два десятка километров резко сокращаются транспортные издержки и, соответственно, растет доходность производства. Подобный цех по переработке молочки вместе с помещением и оборудованием стоит полтора десятка миллионов рублей, деньги для района неподъемные, без инвесторов не обойтись, зато, если всё получится, молоко, сметана, творог со скоростью горячих пирожков разлетятся по соседним городам, а масло – по просторам страны.

Конечно, скоро сказываются лишь сказки, но если не пытаться, то и дела не будет в принципе, и поэтому в унисон Юсупову звучали слова Дениса Петроченко, фермера:

– Мы хотим в Пашково возродить сельское хозяйство, чтобы люди начали работать и сдавать молоко. В летний период у нас можно собирать 500-600 литров в сутки. В будущем хотим поставить перерабатывающий модуль… Готов выступить инициатором сбора… Почему сейчас, а не год или пять назад? Потому что в районе сменилась администрация, теперь другой коллектив народа, и все мы заинтересованы…

При ближайшем рассмотрении оказалось, что потенциальные инвесторы из числа яшкинских гостей как на подбор кемеровчане: в селе со свободными средствами туго, зато проблем хватает.

– Администрация района ищет людей, которые готовы заниматься сельским бизнесом, вкладывать в том числе и мозги, которые умеют привлекать инвестиции, – объяснялся Иван Петрик, кемеровский предприниматель («…мы занимаемся строительством и проектированием»). – В районе есть вопрос по Колмогоровской птицефабрике, которую нужно возрождать, там много строительства, там нужно привлекать инвестиции. Плюс от меня ждут посильной помощи в организации технологии, потому что по первому образованию я – инженер химик-механик пищевых и химических производств… Мотиваций несколько. Во-первых, это мне самому интересно уровнем задач, во-вторых, думаю, это перспективно для вложений. Кроме того, сельское хозяйство меньше подвержено кризисным скачкам, чем строительство и проектирование, где в кризисы могут закрываться до 90 процентов проектных контор, а строительные организации, оставшиеся на плаву, можно по пальцам пересчитать. Люди ели, едят и есть будут. Вдобавок пищевой суррогат, который продается в магазинах, начинает надоедать. Хочется чего-то настоящего, особенно когда появляются собственные дети, а у меня, например, ребенку три года…

Другой инвестор – Валерий Шубин, тоже кемеровчанин, трое детей. Занимался полиграфическим бизнесом, реализацией сельхозпродукции, теперь взял в аренду больше тысячи гектаров земли. Правда, говорит, нынешней весной сеять не удастся, слишком запущены поля: «Состояние плачевное, год будем просто тратить деньги, чтобы вернуть их в севооборот». Планов и идей громадье, в том числе вариация на тему челябинской «коровы на балконе». Там горожане «покупают» коров, передавая их фермерам и получая за это договорные количества молочных продуктов от «своей» буренки. И покупка, и персонификация коровы условны, хотя над «вашей» животиной при желании даже установят видеокамеру: смотри, владей и радуйся! Шубин называет это «маркетинговым ходом», но рациональное зерно в идее видит: «…привлечь конкретные деньги от состоятельных горожан под определенные гарантии. Например, чтобы в течение двух лет по определенному графику человек получал с бесплатной доставкой на дом те или иные качественные продукты питания. Скорее всего, здесь должна работать система кооператива»…

В любом случае, новые люди для района – это новые идеи, новые планы, новые, пусть пока и гипотетические, возможности.

Так вот, все эти люди – и новые, и свои, яшкинские, – слушали, как организована система сбора молока в «Согласии», внимательно осматривали технологическую цепочку производства молочной продукции, выспрашивали подробности о потенциальных шишках и граблях, типичных для кооперативов в частности и сельского хозяйства в целом. Валерий Лазуткин, председатель «Согласия», был рад очередной возможности вспомнить тернии и звезды, встреченные кооперативом.

Рассказывал, как в трудные бартерные времена частник не верил, что новый кооператив будет не просто рассчитываться, но рассчитываться деньгами. Как сначала за молоко сдатчик платил ежедневно, потом – раз в неделю, а через два года, когда поверили, – ежемесячно, чтобы сумма была поощутимее. Как трудно первопроходцам и как обидно, если в «твою» деревню приходит свежеиспеченный конкурент, обещая за молоко на рубль больше. А ты такую же цену дать не можешь, потому что кроме «выгодных» деревень есть шлейф «невыгодных», которые дают минимум объемов при максимуме расходов, ведь находятся у черта на куличках, но их для «оптимизации расходов» бросить просто нечестно. Про риски сборного молока, когда из-за одной «паршивой овцы», сдавшей маститное молоко или разбавившей продукт водой, могут пострадать десятки честных сдатчиков, ведь в молоковозе все смешается. Про проблемы «большого» молока, ценовой диктат молзаводов, собственную переработку как возможность оптимизации бизнеса и повышение его эффективности…

Но, как мне показалось, Лазуткину не удалось запугать гостей и потенциальных инвесторов, и слава богу. Ура – счастливой особенности предприимчивых людей – верить, что у них все получится, а грабли и шишки достанутся кому-то другому. Ведь «Согласие» – вот оно, живое и здоровое. И сыр у него вкусный, и масло настоящее, и в деревнях все больше Февралек, Март, Апрелек…

Игорь АЛЕХИН

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети