Защита детей – дело самих детей?

19 января 2017 | Газета «Кузбасс»
Школа

Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека выступил с инициативой создания института школьного омбудсмена. Он должен избираться из числа учеников самими ребятами и помогать им защищать свои права. Словом, работа школьного омбудсмена должна напоминать работу уполномоченного по правам человека.

Идея многим понравилась, сейчас ее обсуждают на уровне федеральных органов образования и других ведомств. А мы решили поговорить о ней с уполномоченным по правам ребенка в Кемеровской области Дмитрием Кислицыным. Рассмотрен был и другой аспект: насколько часто нарушаются права в школах. И если нарушаются, то какие и чьи.

Игры в демократию?

– Дмитрий Владимирович, инициатива предусматривает, что дети будут обращаться за защитой к таким же детям. А в принципе нынешние ученики жалуются на нарушение их прав в школах?

– За всю мою бытность омбудсменом, а я уже семь лет на этой должности, дети ни разу ко мне не обращались. Правда, приходят их законные представители – родители, опекуны. Более того – у меня есть детский общественный совет, в его составе самые активные ребята. Но даже им не приходит в голову жаловаться в какие-то высокие инстанции, чтобы защитить свои права на образование.

Несколько лет назад был создан институт уполномоченных по правам участников образовательного процесса, по уполномоченному ввели в каждой школе. Они призваны отстаивать права всех заинтересованных в учебном процессе, не только школьников – родителей и учителей тоже. Система этих уполномоченных и сейчас декларируется, они в школах есть. И если они будут выполнять свою функцию, не надо и придумывать ничего нового. Правда, в свое время это начинание не было активно поддержано, в том числе и финансово, а потому существует система таких уполномоченных больше формально. Не знаю, может, омбудсмены из числа учащихся заменят их, но у меня есть основания сомневаться. Так что не думаю, что инициатива актуальна.

– Уполномоченный по защите прав участников образовательного процесса – взрослый человек. Может, ученики стесняются им жаловаться, а сами дети смогут более результативно отстаивать свои права?

– Поверьте мне, я очень хорошо знаю детей, их способности, стремления. Очень сложно от ребенка ожидать принципиальности, непредвзятости в решении даже элементарных детских вопросов.

– Ну да, ребенок зависим в суждениях…

– Безусловно. Мы его и называем недееспособным, несовершеннолетним. У него есть законный представитель, который влияет на его точку зрения. Игра в детскую демократию – модная, популярная, полезная отчасти, может быть. Но если серьезно – права детей обязаны защищать взрослые. В конце концов, это закреплено в Конституции, в других законах. А детство на то и детство, чтобы оно было беззаботным, настоящим. Придут еще взрослые времена, когда человеку придется напрягаться, думать о том, как кормить семью, как уберечь своих детей. И пока он сам не вышел из ребяческого возраста – пусть будет просто ребенком. Общественными делами заниматься – это прекрасно, но главная задача ребятишек все-таки учеба, получение образования. А задача взрослых – обеспечить комфортное получение этого самого образования.

Конфликт интересов

– Однако разных защитников много, а проблема нарушения прав учеников существует по-прежнему, это ведь не секрет?

– Конечно. Она существует, существовала и, думаю, будет существовать. Дело в конфликте интересов. Педагоги, учащиеся, родители на фоне взаимоотношений сталкиваются в различных непростых ситуациях. Всегда были и будут те, кто недоволен тем, как преподают предмет, как воспитываются их дети. Также есть и будут недовольные со стороны учительской общественности. Это вечная тема. По большому счету это проблема отцов и детей. Ко мне на прием периодически приходят и учителя, и родители. Но повторю: дети ко мне не обращаются.

– А с какими жалобами обращаются к вам родители школьников?

– Я бы разделил их на пять подгрупп. Первая – предвзятое отношение к ребенку в школе со стороны педагогов. Занижение оценок и так далее. Не понравился ребенок, например. Или его родители не понравились – через ребенка родителям мстят – даже такие моменты бывали. Второе – факты неадекватного поведения отдельных учеников в классе, когда один ученик держит в страхе других. Обеспокоенные родители хотят как-то изолировать такого ребенка от остальных, перевести его в другое учебное заведение. Третья проблема – определение образовательного маршрута. Когда ребенок считается трудным, плохо учится, педагоги нередко настоятельно рекомендуют перевести его в другую школу. А родитель не хочет этого, хочет, чтобы ребенок учился со всеми в классе. Или, бывает, педагоги советуют направить ребенка, который отстает в учебе, в коррекционную школу, а родители против и через всякие инстанции утверждает право сына (дочери) учиться в обычном классе (кстати, по закону он имеет такое право). Бывает, что обращаются по возмещению вреда здоровью. Если, допустим, ученик получил травму на физкультуре, на перемене.

Часто в таких случаях школа отходит в сторону, и родитель всячески, в том числе и через судебные инстанции, пытается добиться какой-то компенсации.

Еще одна тема жалоб – поборы в школах. Таких обращений не очень много, но бывают. Люди просят вмешаться, разобраться, есть ли коррупционный момент.

Вот и представьте, как такие случаи будет разбирать несовершеннолетний омбудсмен в конкретной школе.

– Согласна, такие вопросы детям не под силу решить. Но ведь конфликты происходят и между самими детьми. Может, там как раз и есть поле деятельности для них?

– Нет. Ребенком будут манипулировать. Это могут быть педагоги, директор школы, назначенный школьник. Так что ученик не в состоянии этим заниматься в силу возраста.

– Вы встречались с ситуациями, когда не педагоги нарушают права детей, а наоборот? Мне известен совсем недавний случай, когда девочка, пропускающая занятия и получающая бесконечные двойки, оговорила учительницу. Якобы та – на самом деле интеллигентная и добрая женщина – издевается над ней. Так школьница выстроила свою линию защиты перед матерью. А та, не сомневаясь в правдивости дочери, сразу пошла в прокуратуру и департамент образования с жалобами. В итоге, слава богу, разобрались.

– Сплошь и рядом такое случается. Детям вообще свойственно фантазировать, обвинять педагогов, людей старшего возраста. В педофилии в том числе. Иди потом докажи, что это не так, отмойся. Это ужасно, но такова реальность. Масса случаев, когда порядочные, честнейшие люди оказываются в такой нелепой унизительной ситуации и вынуждены опровергать полнейший бред. Увы, способность к такому фантазированию свойственна некоторым подросткам. И это не вчера появилось. Поэтому с каждой жалобой приходится разбираться осторожно и деликатно, чтобы не навредить никому. Детям такая работа не под силу будет.

– То есть создавать сеть детей-омбудсменов не нужно?

– На мой взгляд, это бесполезно. По своему личному опыту уполномоченного по правам ребенка скажу, что этот орган вряд ли будет результативным. Думаю, было бы неплохо реанимировать то, что уже существует, то, что заявлено. Помочь развитию той же системы уполномоченных по правам участников образовательного процесса.

Татьяна Фомина.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети