Папа может!

15 декабря 2016 | Газета «Кузбасс»
papa-inostranets

Долгая дорога домой и разлука с детьми позади.

Иностранец разыскал своих пятерых детей в России, не допустив их сиротства

Как же это страшно – когда твой ребенок остается один в далекой северной стране! И в старой двухэтажке – старая электропроводка. И пурга может ночью распахнуть форточку, простудить. И некому поднять утром в школу. И на плечах в десять лет (!) лежит непосильная для детства ноша – сварить, накормить, одеть еще четырех малышей.
А еще – принять на себя их слезы. И научить верить и ждать…
Кого?
Папу Йулдоша Эшматова из-за границы.
Сказочного папу для пятерых сирот из далекой южной страны, упоенной солнцем.
И как же страшно было жить отцу-иностранцу вдали от детей и России с грузом вины…
Так что же случилось? И как он смог, наконец, сделать детскую сказку былью?

Футбол

Йулдошу сейчас 41 год. Но он, как в молодости, сух, легок, решителен и быстр в движениях. Его футбольное прошлое – с ним навсегда. И место на поле – защитника – стало главным на поле жизни…
– Меня привел в Россию футбол, – вспоминает Йулдош. – В 2000-м я заканчивал карьеру – играл в узбекской команде «Нав-бохор». И мы приехали на игры из Узбекистана в Кемерово осенью.
Играли много и хорошо. В городе стояла золотая осень, прощальная, под мое настроение… И вдруг моя осень сменилась весной: я познакомился в сквере с девушкой.
Кемеровчанке Марине было 17, Йулдошу – 26. К концу игр, к отъезду команды влюбленные поняли, что не смогут жить друг без друга. И Йулдош, уехав за границу, вскоре вернулся, как и обещал, навсегда к невесте в Кемерово.
– У нас родилась Вика, через два года – Альбина, – рассказывает с нежностью папа. – Мы снимали жилье. Потом уехали – попробовали жить у меня на родине. Но там с работой стало трудно. И жена тосковала по России… Так мы вернулись в Кемерово, и здесь родились Данил и Рустам. Я все годы работал на стройке, жена занималась детьми. Я был кормильцем… И жили мы уже в Кировском районе Кемерова – в однокомнатной квартире, оставшейся нам от Марининого отца. И за десять с лишним лет этот город стал мне родным…

Пропавший Новый год

Но в канун 2014-го жизнь разыграла неожиданную стремительную комбинацию, выбросив защитника Эшматова за границу поля…
Еще в октябре его среди ночи разбудил звонок. От товарища по команде, нападающего. Он позвал Йулдоша на стройку в Питер. Тот согласился. И там, на стройке, прошла осень, приближался Новый год. Объект готовили к сдаче…
Йулдош, прикинув, что попадет в Кемерово почти в самый праздник, уже купил детям подарки. И ничто не предвещало ЧП. И даже то, что Йулдошу как иностранцу подошел очередной конец срока временной регистрации в России (заканчивались положенные 90 суток пребывания в стране), было делом обычным.
– Чтобы не нарушать миграционное законодательство, я купил билет до Киева. Побывав в аэропорту Киева сутки, вернулся в Питер, чтобы, выехав из России и въехав заново в Россию, получить новую миграционную карту и заново встать на миграционный учет. А также закончить работу, получить расчет, вернуться к семье в Кемерово.
Но пограничная служба в питерском
аэропорту ошарашила:
– Вам въезд в Россию закрыт!
– Но я не нарушал, мне нужно к детям. Их четверо, и жена ждет пятого малыша! – объяснял Йулдош.
Однако в Россию его так и не впустили, отправив в Ташкент, на родину.
И все равно два последних декабрьских дня он снова провел на границе. Упрашивал пустить в Россию, к детям, уже на казахско-российской границе. Но снова слышал, что он – в списке запрета на пять лет, что накануне внесены поправки в закон насчет пребывания иностранцев, что изменились сроки и что, может, он перебрал свой максимум в днях…
– Но нарушений у меня не было. И, значит, это ошибка, и, значит, ее можно будет быстро исправить!
С такой надеждой 31 декабря, вернувшись в Узбекистан с российской границы, он приехал в дом своих родителей. И, успев под бой курантов набрать Кемерово, поздравляя детей с Новым годом, убеждал их и себя, что скоро вернется…

Одни дома

Но прошел год. Родившейся летом
2014-го дочке Анисе – пятому ребенку Йулдоша и Марины – уже стали малы пеленки…
Йулдош, находясь за границей, но найдя в Кемерове юриста Навруза Джураева, руководителя компании правовой помощи мигрантам «Глобал интермост», написал кучу запросов в высшие инстанции с просьбой снять запрет о въезде в Россию.
А Марина, гражданская жена, перестала ждать и верить и… ушла к другому. И дети остались одни…
Самую маленькую на время забрала семья брата Йулдоша, тоже живущего в Кемерове. А за остальных отвечала 10-летняя Вика. И, прижав к себе, не отдавала никому – даже во время очередного к ним рейда.
– Она звонила мне, я приезжал мигом, объясняя комиссии, что вопрос с возвращением отца из-за границы решается. Просил – и нам шли навстречу, не разлучали детей! – поясняет Навруз. – Слышать, как плакали дети, как ждали папу, было тяжело… И мы торопились…
«Красную карточку» невозврата с папы снимали так. Несмотря на весомейший аргумент – дети одни дома в России! – отца не впускали из-за поздно замеченной неточности в документах. В его свидетельстве о рождении записано Йулдош, кириллицей. В его паспорте – Yoldosh, латиницей. А дети записаны в документах на фамилию мамы, и отчество имели от русской версии имени отца – Юлдаш…
– Поэтому мы установили отцовство Йулдоша Эшматова. И в свидетельствах о рождении детей появилось правильное отчество, – поясняет Навруз. – И 24 февраля 2015-го заявление о снятии запрета на въезд в Россию, окончательный пакет документов ушли в УФМС по Кемеровской области. Мы указали, что обращались раньше всюду, в том числе в судебные инстанции, и нам отвечали: недостаточно веских причин. Но теперь – установлено отцовство, папа рвется к детям. К тому же уже остро встал вопрос о том, что детей развезут по детским домам… А я знал пример, как в другой семье увезенные в детдома дети были сразу усыновлены, и их уже стало не найти… Так что мы очень спешили!
4 марта 2015-го Наврузу пришел ответ из УФМС области о том, что пакет на въезд Йулдоша ушел в Москву.
– Это означало: на областном уровне он принят. А окончательного утверждения надо ждать несколько месяцев. Но в конце апреля 2015-го мы узнали, что больше просто не можем ждать, – признается Навруз.
Малышку Анису забрали в одну больницу, братишек – в другую, и то был первый этап подготовки перед передачей их в детдома. А Вику и Альбину забрали на время кемеровские родные…
Тогда Навруз с братом Йулдоша рванули на Алтай, в управление ФСБ.
– Я объяснил про отца и детей. Про то, что его документы на въезд уже почти два месяца в Москве. Просил помочь и пропустить Йулдоша через границу ради детей. Решения ждал два часа. За это время там подняли всё, перепроверили, и при мне дали команду всем пограничным постам: пропустить! – широко улыбается Навруз. – И мы поехали к казахско-российской границе, к КПП Кулунда, и там ждали Йулдоша… в мой день рождения…
– А я, добравшись из Узбекистана, взял такси до того КПП. Но таксист отвез меня к другому КПП – Горняк. И там сначала сказали: «Нет!» А потом позвонили, уточнили, пропустили. Я от радости первые пять километров по России бегом бежал! – смеется счастливо Йулдош.
Остановил его звонок Навруза: «Ты где?» Оказалось, в ста километрах… Час, пока к нему ехала машина, Йулдош провел один – среди бушевавшей весны. И плакал от счастья… К нему ехал брат. И юрист, ставший за полтора года другом, с именем Навруз, означающим «весна»… А вместе с именем Йулдоша это означало крепкую дружбу и «спутник весны»…
…Когда машина уже пересекла границу Алтая и Кузбасса, Йулдош попросил остановиться. Вышел. Встал на колени. И поцеловал кузбасскую землю. Дорогу, которая повела его напрямую к детям!

Корни

Писк дочек при виде отца Йулдош никогда не забудет. Сыновья прижались молча. И старший сказал:
– В больничном окне было дерево, на нем пять прошлогодних листьев, их срывал ветер. И я, глядя на них, думал про нас. И просил Боженьку не разлучать листья… И нас…
Йулдош с тех пор растит детей один. Как пояснил Навруз, после Нового года они подадут документы в УФМС на получение Йулдошем РВП (документа-разрешения на временное проживание в нашей стране сроком на три года), потом подадут на гражданство России… Здесь у Йулдоша дети, и здесь он давно пустил корни…
Свой последний «листочек» Йулдош бережно привезет домой в январе 2017-го. Маленькую Аниску из детского учреждения. Ведь документ на возвращение дочки у него уже на руках.

Лариса Максименко.

P.S. Эта история разлученных отца и детей закончилась хеппи-эндом. И семья говорит спасибо всем, кто помог. «Благодаря своевременному реагированию начальника УФМС России по Кемеровской области Осипчука Евгения Владимировича, начальника отдела иммиграционного контроля УФМС России по Кемеровской области Москвина Константина Сергеевича, сотрудника ПДН отдела полиции «Кировский» УМВД России по городу Кемерово Усмановой Златы Юрьевны, органа опеки и попечительства детей Кировского района Кемерова, компании правовой помощи мигрантам «Глобал интермост» дети остались в семье, – говорит Йулдош Эшматов. – Их не раскидали по детдомам, не торопились с решением. Надеялись, что я, отец, вернусь, и дети, хрупкие божьи создания, будут снова счастливы…»

 

Другие статьи на эту тему

30 декабря
Паша с мамой благодарят всех, кто помог собрать деньги на операции.

Стойкий оловянный солдатик!

Новогодне-рождественское чудо пришло в новокузнецкую семью Бородиных. А помогли ему горячие сердца кузбассовцев, собравших деньги на серию операций для Павлика.На днях мальчик сделал первые шаги.

28 декабря
Кузбасские Деды Морозы напоминают взрослым и детям, что главное в приближающихся праздниках – веселье, движенье и мера в еде и сладостях.

Сладкая сказка

Семилетний малыш с весом 60 кг вошел в историю региона.И в серии рекордов Кузбасса за здоровый образ жизни Дениска стал одним из самых ярких положительных примеров.

21 декабря
gen-deda-moroza

Дар Нового года

Дед Мороз спас мальчика от смерти, и тот, как вырос, тоже стал Дедом Морозом!

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети