О чем жужжит пчела?

7 декабря 2016 | Газета «Кузбасс»
Вот такую необычную продукцию можно было увидеть на кузбасском форуме пчеловодов. Фото автора.
Вот такую необычную продукцию можно было увидеть на кузбасском форуме пчеловодов. Фото автора.

Через год после слов

Год назад у кузбасских пчеловодов приключился праздник: в докладе на Дне работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности губернатор Аман Тулеев заговорил о пчёлах. Кто не в курсе, и пчёлы, и пчеловоды в его речь попали впервые, и призывы власти к развитию этой подот-расли сельского хозяйства и, тем более, обещание помощи стали для многих откровением. Было сказано: осваивайте рынки – и внутренний, и внешний, развивайтесь, постараемся помочь, вы и ваш продукт нужны Кузбассу.
«Кузбасс» остается верным «пчелиной» теме («Пчела под черепом», 17.12.2016, «Кто жужжит под черепом?», 03.03.2016), продолжая ее. Так, в ноябре прошел двухдневный Кузбасский форум по пчеловодству, включивший международную научно-практическую конференцию «Развитие промышленного пчеловодства в России и мире», семинары и мастер-классы, съезд пчеловодов Кузбасса. Вот некоторые темы, звучавшие в залах и
аудиториях…

Из зоны риска –
к экспорту?

Пчеловодство Кузбасса в советское время занимало заметное место в производственной деятельности сельхозпроизводителей. Численность пчелосемей в семидесятые годы прошлого века превышала 120 тысяч, производство товарного меда – 2– 2,5 тысячи тонн в год. До 200 тонн таежного кузбасского меда экспортировалось в Финляндию, Японию, Германию специализированными пчелосовхозами «Таштагольский», «Успенский», «Лысинский».
Сегодня и специализированные хозяйства, и единая система пчеловодства – в прошлом. До 85-90 процентов кузбасского меда производится мелкими и средними пасеками, имеющими от пяти до ста пчелосемей, их бизнес/хобби находится в зоне повышенного риска (проблемы квалификации, качества и сбыта продукции, низкой доходности, дефицита средств на развитие, устаревшие методы пчеловождения). Лишь 10– 15 процентов пасечников имеют отношение к промышленному пчеловодству. Об экспорте мы пока только мечтаем.
– Мы неконкурентоспособны, – делился с трибуны Алексей Матюшкин, председатель Союза пчеловодов Кузбасса. – Цена, по которой готовы закупать у нас любой мед, – около двух долларов за килограмм, но кузбасские пчеловоды по такой цене поставлять мед не готовы. Вторая проблема – объемы. Для заключения контрактов нужно 100-200 тонн качественного меда, без кооперации столько не набрать никому. Мед должен пройти сертификацию и собрать документы, необходимые для принимающей стороны, это не под силу даже среднему пасечнику… Кроме того, кузбасский мед неизвестен в мире. Но чтобы позиционировать себя на международном рынке, нужно использовать возможности, которые предлагаются. В следующем году в Турции будет проходить Всемирный конгресс пчеловодов Апимондия, подобные мероприятия предоставляют хорошую возможность для раскрутки кузбасского меда и заключения международных контрактов, но собственных средств на участие в них у пчеловодов недостаточно…
К слову сказать, Матюшкин – один из полутора десятков членов сельскохозяйственно-потребительского кооператива «Сибирский мед», который в этом году получил грант на развитие материально-технической базы и пытается развивать собственный бренд, выводя под ним на рынок своих членов. Такие проблемы для одиночек крайне сложны…
О том, что далеко не все проблемы можно решить внутри профессионального сообщества, говорил и Николай Ляпин, новокузнецкий пчеловод, второй в области по количеству пчелосемей:
– Чтобы решать задачи, которые стоят перед нами, кроме всего прочего нам нужен региональный закон о пчеловодстве. В Алтайском крае и Новосибирской области он есть…
Объясним: алтайский закон действует шесть лет, новосибирский – пять, они не только регулируют взаимоотношения, возникающие в сфере пчеловодства, и формулируют права и обязанности пчеловодов, но и декларируют помощь, в том числе финансовую, со стороны власти.

%d0%bc%d0%b5%d0%b4

Осторожно:
вас обманывают!

Кузбасский мед, как утверждают специалисты, отличается высоким качеством. Николай Брагин, кандидат сельхознаук и пчеловод, привел данные физико-химического анализа трех десятков образцов местных медов, от одуванчикового до дягилевого. Все они, как выяснилось, соответствуют требованиям ГОСТа, а, к примеру, по такому ферменту, как диастаза, одному из главных показателей качества меда, превышают норматив в два – шесть раз. Но потребитель нередко поддается на агрессивную рекламу завозных продуктов, к примеру, «меда с кандыка», «женьшеневого», «живокостного», «хвойного», которых на самом деле не существует. Люди наивно верят, что «мед с кандыка» якобы излечит глаукому, «боярышниковый» – ишемию сердца, «живокостный» – саркому, и платят за такие фальшивки в несколько раз (до 1500 рублей за килограмм) дороже, чем стоит натуральный местный мед. По данным Брагина, доля завозных фальсифицированных медов и медовых продуктов, выдаваемых за мед, на кемеровском рынке составляет до 45 процентов.
Еще один пример дорогостоящего обмана из разряда «панацей» – «мед с маточным молочком» (1200– 1500 рублей за кило). Он предлагается сотнями килограммов, хотя столько, исходя из биологических особенностей пчел, могут поставить только все пасеки Сибири вместе взятые, но никак не один продавец-коммерсант. При исследовании такого «меда» в лаборатории РГАУ-МСХА им. К. Тимирязева (Москва) маточного молочка в нем не обнаружено, но найдено молоко сгущенное.
Пчеловодами Кузбасса сделано немало для разъяснения различий между фальшивками и медами натуральными, но количество желающих платить за сомнительную завозную продукцию более чем велико…

Пчела – это вам
не корова!

Во время этих двух пчелиных дней случились очень разные мероприятия, встречи, разговоры. Утилитарные, направленные на выяснение нюансов технологий пчеловождения. Сладкие – во время дегустации медов со всех уголков Кузбасса и обмена впечатлениями. Странные, когда Татьяна Кузнецова, помощник настоятеля строящегося храма Воскресенья Христова, предприниматель-производственник с 25-летним стажем, попыталась выяснить, сколько будет стоить мерва (продукт пчеловодства), нужная для свечного заводика. В ответ, естественно, услышала: а сколько предложите? Неожиданные, как слова Владимира Кашковского, признанного авторитета среди пчеловодов, автора Кемеровской системы ухода за пчелами.
– Вы меня освищете, – негромко начал речь 86-летний новосибирский профессор, – но хочу поговорить, как защитить пчеловодов от посягательств. До XXI века пчеловод никогда не знал, что на него могут подать в суд за то, что кого-то пчела ужалила. А сейчас, допустим, соседка подсмотрела, как пчеловод ест ложками мед, поймала осу и идет в суд: меня ужалили. Раньше в Кемеровской области я выиграл таких пять судов, а теперь мы проигрываем. Так что есть проблема защиты пчеловода. Предлагаю исключить пчелу из числа домашних животных!
И тут же педантично начал перечислять признаки домашних животных:
– Первое. Человек дает им кров. Допустим, корове, и все коровы потеряли дикую окраску. Но пчела свободно живет и без нашего крова. Каждый год с пасеки дезертируют сколько угодно роев и прекрасно живут в природе… Второе. Человек кормит домашнее животное. Но пчелу мы, наоборот, грабим, отбираем самое ценное, что она производит… Третье. Человек контролирует размножение животного, управляет им. А пчел мы не контролируем, ни одной породы не создали, все породы пчел создала природа! То есть по всем трем признакам пчела – дикое животное! Хотел бы, чтобы пчеловоды через депутатов в российском законе о пчеловодстве прописали статью, что за ужаление человека медоносной пчелой пчеловод не должен привлекаться к административной и уголовной ответственности!

Итоговое жужжание

Конечно, возрождение даже такой небольшой под-отрасли как пчеловодство, – дело небыстрое. Правда, раньше пчеловоды считали, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих, а теперь надеются, что их беды и проблемы услышаны властью. Верят, что у них есть будущее.
Без этой веры как жить, как развиваться? Поэтому, пожужжав два дня – то оптимистично, то деловито, то грустно, то иронично, – они создали резолюцию и отправили ее во власть, в департамент сельского хозяйства, в агропромышленный кластер – всем, кто, как они считают, призван помочь им кормить Кузбасс качественным и натуральным продуктом.
Вдруг переиначилось заболоцкое: …пчеле положено трудиться и день и ночь, и день и ночь. И пчеловодам, если прислушаться к их жужжанию, тоже…
Игорь АЛЕХИН.

Другие статьи на эту тему

24 ноября
Андрей Любимов среди атрибутов современного пчеловодства. Фото автора.

Пчёлы везде

Андрей Любимов уверен, что именно пчелы помогли ему вернуться к активной жизни после тяжелой автоаварии, и свой опыт он старается донести до других.

%d0%bc%d0%b5%d0%b4

Осторожно: «больной» мёд!

Мёд с антибиотиками обнаружили в одной из торговых сетей Кемерова.

03 марта
Пчелы1

Кто жужжит под черепом?

Четыре месяца назад Аман Тулеев заговорил о пчёлах, уделив им немалое место в своем докладе…

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети