29 миллионов причин

15 апреля 2015 | Газета «Кузбасс»

разрезРоссия – огромная страна, самая большая в мире. Поэтому у каждого из нас, кроме общей большой Родины, есть еще и родина малая – тот регион, где мы родились и живем. Как правило, малая родина существует как родной дом – вне политики. Что же должно случиться с людьми, пытающимися оболгать и ославить свой дом, родной регион, на весь мир? Какая может быть причина у такого предательства?

Казас и Чувашка — два поселения, которые давно вошли в городскую черту шахтерского города Мыски. Когда-то, в прошлые века, здесь жили в основном шорцы — один из коренных народов Кемеровской области. Но к нашему времени эти окраины Мысков постепенно превратились в дачные поселки для жителей Новокузнецка и других южнокузбасских городов. Людей, которые были прописаны в здешних домах, — единицы. Коренного населения — всего несколько семей. Как водится, молодежь мечтает окончить школу и уехать отсюда. Оно и верно: окраина маленького городка — не самое перспективное место для жизни. До недавних пор тут даже работы было не найти.
Впрочем, именно с работой здесь буквально в последний год стало лучше. В ноябре 2014 года в четырех с половиной километрах от Чувашки начал добычу угольный разрез «Кийзасский». А немногим ранее недалеко от Казаса принялась добывать уголь компания «Южная». Конечно, рабочих на разрезы нанимали в первую очередь из Мысков и окрестных поселков. Возможность стабильного заработка получили сотни людей.

Естественным образом появление двух промышленных предприятий окончательно определило судьбу прилегающей территории. Людей из Чувашки и Казаса было необходимо переселить. Как водится в нынешние капиталистические времена, неудобство переезда для местных жителей было оценено в деньгах. За свои домики, где из благ цивилизации только электричество, люди получили от угольщиков от полутора до трех миллионов рублей на семью. Нужно ли говорить, что такое три миллиона в Мысках, если на эти деньги можно купить хорошую квартиру даже в областном центре? Наконец-то у людей появилась возможность приобрести достойное жилье, дать хороший старт в жизни своим детям. Наверное, для того в Кузбассе и добывают уголь, чтобы кузбассовцы могли повышать свой уровень жизни.

Впрочем, существует вероятность, что тот же «Кийзасский» скоро закроют, и окрестности снова заполнятся бедностью и безработицей. А все из-за жадности нескольких человек.
На крупнейшем в мире видео-хостинге YouTube выложена видеозапись: мужчина с простым открытым лицом, представленный как житель поселка Казас, рассказывает о том, как его и сотни других семей сгоняют с обжитой земли, как уничтожаются в Кузбассе места обитания коренных народов… Мужчину зовут Юрий Бубенцов. И хотя он любит прикидываться жителем Казаса, прописан он и постоянно проживает в Новокузнецке. А беспокоится он о судьбе поселка ровно по одной причине: в Казасе у него дачка — деревянный домик с удобствами на улице, за который Юрий Бубенцов требует от угольщиков 29000000 рублей.

Сейчас Юрий Бубенцов и несколько последних обитателей Казаса и Чувашки (которые там даже не прописаны) строчат письма в ООН и правительство РФ о том, какие несчастья обрушили угольные гиганты на страдающий коренной народ. Между тем широким народным массам и правоохранительным органам Бубенцов известен совсем в другом качестве. Еще несколько лет назад он устраивал в Новокузнецке ночные факельные шествия, наряжаясь в черную униформу, очень напоминающую мундиры офицеров «СС». Он координирует на юге Кузбасса деятельность незарегистрированной нацистской партии «Великая Россия». Он распространяет в интернете призывы к изгнанию из нашей страны всех «инородцев»: представителей кавказских и тюркских народов.
Какое же чудо преобразило этого непримиримого борца за чистоту славянской расы и русского государства? Почему его сердце вдруг защемило от «страданий» шорского народа, да так, что он активнее всех в Мысках встал на его защиту? Какая причина заставляет его денно и нощно биться за тех, кого он еще недавно и за людей не считал? Причин много: 29 миллионов.

Бубенцов справедливо смекнул, что в ответ на его непомерные запросы угольщики могут просто сказать: «Не хочешь брать три миллиона — ладно, оставайся здесь один». Само собой, иметь дачу в поселке, откуда все уехали, Бубенцова не радовало. Поэтому он нашел способ шантажа угольщиков: разыграть национальную карту коренных народов Кузбасса. Тогда-то он и начал, бия себя в ультрарадикально-славянскую грудь, писать письма и снимать сюжеты в защиту тюркоязычного коренного меньшинства.
Алчность — очень мощный поведенческий стимул. И своими действиями наш герой уже сейчас доставляет двум угольным предприятиям заметные проблемы. В ход идут все аргументы, до которых он может дотянуться. Окраина Мысков, если судить по его заявлениям и видеосюжетам, стала чуть ли не заповедной зоной, вековыми охотничьими угодьями. (Нужно ли говорить, что среди жителей Чувашки и Казаса нет ни одного владельца охотничьего ружья? И никто не выдает лицензий на охоту в этих местах — за отсутствием заявок.) Семьи, с радостью купившие на полученные от угольщиков миллионы по две квартиры в Мысках, объявлены выброшенными на улицу, лишенными жилья. Законная деятельность угольных разрезов называется почти геноцидом

Ну, а чтобы не возникало вопросов по поводу его все же откровенно русопятой физиономии, он привлек на свою сторону и несколько последних жителей Чувашки из числа шорцев. Люди поверили его сказкам о возможном несметном богатстве, отказываются от предлагаемых миллионных компенсаций и могут в скором будущем остаться ни с чем. Если бубенцовское дело не выгорит — он будет и дальше жить как ни в чем не бывало, в своей квартире в Новокузнецке. У обманутых им представителей коренного народа там квартир нет.
Наконец, самое неприятное обстоятельство этого дела в том, что Бубенцову удалось раскрутить скандал. Ситуацией заинтересовались даже в ООН. Областные власти получают запросы из правительства России. Угольщикам работать в такой ситуации крайне невыгодно: в условиях экономического кризиса попасть в центр скандала — худшее, что может случиться с промышленной компанией.

На горизонте маячит реальная перспектива закрытия разрезов и прекращения добычи угля в окрестностях Чувашки и Казаса.
Если это случится, если Бубенцову удастся этого добиться, сотни семей из Мысков и окрестных сел окажутся без средств к существованию. И никакие придуманные «вековые охотничьи угодья» неподалеку от пригорода их не прокормят. Виноватыми снова объявят местную власть и промышленников, а настоящий виновник социальной катастрофы будет, как и прежде, требовать очистить русскую сибирскую землю от «унтерменшей».

Тимур Бабаев.
г. Мыски.
Оригинал этого материала:
http://novolitika.info/news/135489

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети