Благодетель? Нет, посредник!

4 апреля 2015 | Газета «Кузбасс»

Петр-Бизюков-1

Петр Бизюков, ведущий специалист социально-экономических программ Центра социально-трудовых прав (г. Москва):

Чьи деньги, Зин?
Сразу возьму «быка за рога». Социальные отчисления, по поводу которых начат разговор в «ОПОРЕ», — не деньги предпринимателя. Это средства, заработанные работником! Сумма отчислений определяется как процент именно от реального заработка человека. Эти платежи идут в систему социального страхования, которая ставит свое целью защитить работника. А работодатель, в силу сложившихся традиций, в данном случае исполняет лишь роль посредника между работником и государством. Когда мы со своего зарплатного счета перечисляем деньги через банк за коммунальные платежи, никто не считает, что это банк за нас оплачивает наши счета за воду и электричество.
Так почему же работодатель, перечисляя наш подоходный налог или платеж в фонд соцстраха, считает, что он платит за нас? Кстати, было время, когда подоходный налог и социальные платежи входили в фонд оплаты труда, были его составной частью. И это однозначно указывало на то, что данные деньги — не работодателя, а работника. А работодатель выполняет лишь роль помощника при перечислении средств работника в государственные фонды, поскольку это позволяет экономить время, повышает надежность системы и кое-что еще.
Можно, конечно, оспаривать эту функцию посредника. Но если работодатели откажутся от выплаты налогов и отчислений, им придется на эту сумму повысить заработную плату работников. Да, многие работодатели пребывают в заблуждении, считая, что если они перестанут перечислять эти деньги, то смогут оставить их себе. Но напомню про недавний опыт: в середине 2000-х годов был снижен размер социальных отчислений. Это позволяло на тот же процент увеличить зарплату работникам. Но как раз этого никто не сделал. Работодатели оставили зарплату на прежнем уровне, а сэкономленные проценты оставили себе.
Но что значит уменьшить, например, размер социальных отчислений в Фонд обязательного медицинского страхования в условиях нарастания дефицита и повышения стоимости медицинских услуг? Ухудшение функционирования системы в целом! В итоге через несколько лет вновь последовало, как и следовало ожидать, повышение размера социальных отчислений: нужно было ликвидировать сложившийся дисбаланс.

За готовенькое плати…
Сейчас иные представители бизнес-сообщества ставят вопрос ребром: а почему работодатель вообще должен платить государству какие-то социальные налоги? Мол, он сам по себе, создал свое дело с нуля, все держится на его усилиях и энергии, без него не было бы ни рабочих мест, ни зарплат, ни налогов.
Но это иллюзии — убеждение, что предприниматель все создает с нуля. В современном обществе это невозможно. Тот, кто что-то делает, «стоит» на плечах предшественников и опирается на поддержку современников. Например, никакое дело не создается без банков. Расчеты, кредиты – все это облегчает жизнь. Но кто из предпринимателей создавал это? Кто из них разрабатывал законы о банках, отлаживал схемы взаимодействия, просчитывал риски и т.п.? Нет, нынешний бизнесмен просто открыл счет и начал работать, оплачивая уже созданные и очень сложные услуги, большая часть которых просто невидима для пользователей.
То же самое и с работниками. Работодатель чаще всего получает работника бесплатно, правда, некоторые тратят деньги на обучение, но это для своей же пользы, а есть и такие, кто берет деньги за трудоустройство. Но работник не возник из пустоты. Его растили и учили родители с помощью государства, он тратил время и деньги на приобретение квалификации, которой пользуется работодатель. Это все требует компенсации.
С этой точки зрения поучительна ситуация, когда работодатель вынужден оплачивать все затраты на работника, которого он приобретает. Так делается, к примеру, в профессиональном спорте. Покупая спортсмена высокого класса, новый клуб компенсирует все предыдущие затраты, включая обучение, лечение, развитие, амортизацию оборудования, которым он пользовался, и т.п. Отсюда и стоимость трансферов – футболист перешел из одного клуба в другой за десятки миллионов долларов! Это полная стоимость работника. Да еще не нужно забывать, что без согласия самого спортсмена его не «продадут». Вот это и есть полная свобода для работодателя. Желая получить готового специалиста экстра-класса, он платит за все: за тренеров, за врачей, лечивших от травм, за психологов, спасающих молодые таланты от звездной болезни, за адвокатов, за агентов…
В обычной жизни за обучение и жизненные проблемы платит либо сам работник, либо государство. Поэтому говорить современному российскому работодателю о том, что он несет излишние расходы, перечисляя за работника заработанные им налоги, не стоит.

…или получишь прекариат
Кстати, поучительны уроки, уже преподнесенные глобализацией экономики. Она дала возможность невероятно быстрого перемещения капитала, когда он может искать зоны с наиболее благоприятными условиями для получения прибыли. И сначала капитал ринулся в страны, в которых не придавали значения затратам на экологию, на социальную защиту, на уровень жизни собственного населения. Респектабельные предприниматели из Европы, открывая свои предприятия в Юго-Восточной Азии, с удовольствием и с благословения местных элит драли по три шкуры с местных рабочих, заставляя их работать чуть не сутками и платя им копейки, не давая выбраться из нищеты. Именно здесь удалось заново отказаться от социального страхования. Так существенно снижали трудовые издержки и, поддерживая бедность, сохраняли возможность манипулирования рабочей силой.
А затем эта дешевая рабочая сила в виде мигрантов хлынула уже непосредственно в страны с высокими доходами. Однако целиком удовлетворить кадровые запросы бизнеса она была не в состоянии: мигранты недотягивали до образовательных и профессиональных стандартов развитых стран. Тогда возникла идея отчасти мигрантизировать собственных граждан. Для этого нужно было и их лишить возможности организованно отстаивать свои интересы, выключить из системы социального страхования. Инструменты для этого нашлись. В их основе лежит идея использования гибкого труда. Это краткосрочные контракты, гражданско-правовые договоры, заемный труд (труд через кадровые агентства) и т.п. Эти механизмы используются широко и достаточно давно. Настолько давно, что появились поколения работников, которые не только не знают, что такое стабильная работа по бессрочному контракту, но и что такое социальное страхование.
Появился новый социальный класс – прекариат, те, кто работает в постоянно нестабильных условиях, не имеет гарантий стабильной зарплаты, вынужден гоняться за любой работой (а это обесценивает образование и квалификацию) и совершенно не представляет, что ждет его в будущем. Такие люди не знают этого ни про себя, ни про общество в целом. Они живут одним днем. И именно они становятся той социальной базой, в которой поднимается новая волна национализма со всеми его прелестями в виде ксенофобии, борьбы с политическими, гражданскими, в том числе рыночными, свободами. Как там было сто лет назад? Пролетариат — могильщик капитала? С пролетариатом капитализм договорился через социальное государство. Сумеет ли неолиберальный капитализм договориться со своим новым могильщиком – прекариатом?
Так что можно требовать расширения сферы применения срочных и даже краткосрочных трудовых договоров. Но оплата по ним должна быть выше, чем по бессрочным контрактам. Можно требовать увеличения количества рабочих часов, но одновременно надо увеличивать продолжительность оплачиваемого отпуска. Наконец, можно говорить об увеличении пенсионного возраста, но одновременно надо увеличивать размеры пенсий и продолжительность жизни. Попытки переложить экономические трудности на работников, как неоднократно было показано в истории, заканчиваются плохо. Сначала протесты, потом революции – мы это уже проходили. Да, протесты можно подавить, но тогда начнется иной, еще более разрушительный процесс – апатия, отчуждение, когда люди не видят возможностей для улучшения своей жизни, и все постепенно разрушается. Таких примеров достаточно.
Взаимодействие общества и экономики – сложная система. Она выстраивается десятилетиями и столетиями. Традиции и сложившиеся практики имеют огромное значение. Именно они дают стабильность, которая позволяет видеть разным участникам свои перспективы в жизни.
Общество настраивается, как сложный музыкальный инструмент, долго, путем проб, ошибок, поиска взаимоприемлемых решений. Нельзя настроить одну пару струн правильно, а на остальные не обращать внимания. Устоявшиеся правила не стоит нарушать только потому, что это кому-то выгодно. Всегда нужно помнить, почему эти правила возникли и как их отмена скажется на других.

Полный текст комментария
читайте на сайте
www.kuzbass85.ru

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети