Когда зла не хватает

22 ноября 2014 | Татьяна Фомина

психолог

Педагог-психолог из Кузбасса признана одним из лучших воспитателей страны.

Покидаю детский сад №34 «Красная Шапочка» в Осинниках с ощущением упущенных возможностей. Если бы такой психолог, с которым мы только что пообщались, попался на моем пути раньше, и ошибок столько, наверное, я бы не наделала, и детей своих не шпыняла бы за драки, ссоры с учителями, двойки, бардак в комнате и русские народные слова: оказывается, не велика беда и легко разрешима.
Это запоздалое открытие заставила меня сделать детсадовский педагог-психолог Ирина Стряпина. Кстати, она только-только вернулась из Москвы, с заключительной части конкурса «Воспитатель года России-2014». И там наверняка произвела на жюри столь же сильное впечатление, что и на меня. Потому ее и включили в десятку лучших воспитателей страны.

Два диплома плюс сертификат

Ирина Владимировна, можно сказать, трижды психолог. Окончила сначала Томский педагогический университет по специальности «дошкольная педагогика и психология», затем – Томский гос-университет по специальности просто «психология» (это чтобы иметь право и возможность работать с людьми разных возрастов). Кроме того, три года обучалась гештальт-психологии и получила сертификат Московского гештальт-института. Психологом работает уже восемь лет, четыре из них – в детском садике №34 города Осинники.
Профессию свою обожает, выбрала ее, еще будучи школьницей. Тогда и у нее порой возникали проблемы в общении с ровесниками. И вот в учебно-производственном комбинате, через который раньше проходили все старшеклассники с целью профориентации, она встретила замечательного психолога, который помог ребятам сдружиться. После этого и сама Ирина захотела посвятить себя психологии.
Основной метод, который Стряпина использует в работе, – гештальт-подход. Он заключается в том, чтобы воспринимать человека целостно. При этом особое внимание обращается на то, как человек общается с другими. Главное в таком подходе – забота об эмоциональном самочувствии ребенка, о его социализации.

Расскажи мне про игрушку

В ее небольшом детсадовском кабинете много всякой ребячьей всячины. Есть куклы большие и поменьше, есть мохнатые «друзья детства». Но мое внимание сразу привлекли маленькие игрушечки в коробке. Зверушки разные и человечки из «киндер-сюрпризов». Понимаю, что здесь им отводится какая-то особая роль, но какая – понять не могу. Вот кисточки, карандаши и альбомы лежат – это ясно для чего: психологи всегда заставляют детей нарисовать что-нибудь, а потом по рисункам всю подноготную узнают. Если мальчик изобразил себя отдельно от папы с мамой, значит, ему одиноко в семье. Если братишка на рисунке слишком большой, а он слишком маленький – то братан этот, наверное, юный тиран и деспот. Если рисунок в черных тонах – то ребенку тревожно. Утрирую, конечно, но принцип ясен. А киндер-сюрприз что может рассказать о ребенке, ведь не он его изготовил?
– Если мне важно узнать что-то о ребенке, самый безопасный для его души метод выяснения – через рисунок или игрушку, – объясняет Ирина Владимировна. – Я детей не на занятия привожу, а приглашаю поиграть. Предлагаю, например, эту вот самую коробочку с игрушками. Говорю: «Выбери любую». Он выбирает. Тогда я прошу придумать про нее историю. Он рассказывает, и я узнаю, что с ребенком происходит. Потому что он переносит на игрушку себя. То есть говорит о себе. И так не только с детьми, кстати. Если вы сейчас выберете игрушку и будете о ней рассказывать, вы тоже частично о себе поведаете.
Я не воспользовалась этим предложением, стало страшновато быть «разоблачённой», но заметила:
– Есть наблюдение: когда один человек рассказывает о другом, из его слов мы больше узнаем о самом рассказчике, чем о том другом человеке. Видимо, тот же механизм срабатывает?
– Конечно. Потому что для человека в первую очередь важен он сам. А рисунки могут не только «раскрыть подноготную», но и помочь ребенку справиться с проблемой.
– Это как?

Драка на бумаге

– А вот есть у меня любимый пример. Мальчик в подготовительной группе ведет себя агрессивно, обижает сверстников, дерется. При этом очень умный, развитый. Мы с ним подружились, я пригласила его к себе поиграть. Пошел с удовольствием. Предлагаю: «Давай порисуем вулкан». Он говорит: «Ой, я так много знаю про вулканы…» «А какой он?» – спрашиваю. Говорит, такой-то и такой-то. Ему грустно, ему плохо…
– Мальчику или вулкану?
– Нет, ну он-то о вулкане говорит… Дальше: «А что вулкан делает?» – «Извергает лаву». И отчаянно стал рисовать на бумаге извержение. Отражал свое состояние. И тут наступает следующий момент: когда он говорит о лаве, я-то знаю, что он это о себе, а он не знает. И моя задача – открыть ему эту тайну. Спрашиваю: «Если бы вулканом был ты, что бы ты делал?» – «Я бы тоже начал извергать лаву!» То есть злиться! И проблема в том, что ребенок сердится, но не умеет безопасно для себя и других выплескивать негативные эмоции. Тут я даю ему подушку, чтобы поколотил, бумагу, чтобы порисовал, «подрался» на ней. Самое интересное, что, выплеснув злость, он начал сам играть в спокойные игры. И это было только начало. Мальчик и дальше стал пробовать эти методы и работать с ними. Позднее я брала вместе с ним других детей, и он учился с ними договариваться, по-другому выстраивать общение. Помню, захожу в группу, он говорит другому мальчику: «Давай подеремся». Тот: нельзя, мол, заругает воспитательница. А он: да нет, ты не понял, давай на листочке, бери карандаши… В итоге никто не пострадал, ребенок стал радостным, спокойным, уравновешенным. У него уже не было потребности причинить кому-то боль.
– А разве такая злость внутри маленького человека – это нормально?
– А куда эти чувства деть, если они есть? Человек рождается с чувствами и эмоциями, так же, как с руками, ногами и головой. У того ребенка была большая потребность выразить свою злость. При этом проявлять негативные эмоции в обществе нельзя. Не дай бог разозлиться на папу или обидеться на маму. Моя задача – предоставить условия, в которых он может себя выразить, проявить, рассказать о своих чувствах. И всё в форме игры. Кстати, занятия с родителями я нередко тоже провожу в игровой форме.

Татьяна Фомина.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети