Кузбасс – регион душевный

23 декабря 2013 | Валентина Акимова

народ

На прошлой неделе Кемеровская область была признана лучшим регионом России в сфере оказания психиатрической помощи населению.

Событие это в некотором роде беспрецедентное. В сугубо профессиональном медицинском конкурсе «За подвижничество в области душевного здоровья» пальму первенства отдали не главной психиатрической больнице Кузбасса и даже не психиатрической службе области в целом (что было бы логично), а именно региону. Признав таким образом заслуги не только медиков, но и региональной власти, которая успешно проводит социально ориентированную политику.

Неслышный дирижер

О роли психиатрии в современном обществе большинство из нас, к счастью, не задумывается (нет повода). А между тем ее незаметность сродни слаженной работе всех систем здорового организма. Мы ведь не анализируем, как именно мы дышим, как бежит кровь по сосудам, как от нейрона к нейрону передается сигнал, рождающий те или иные эмоции… Мы просто живем. Вот так и незаметная психиатрия неслышно дирижирует сегодня многими социальными процессами.

Но стоило не так давно Мариинску на время остаться без психиатра, как враз обострились вопросы, решение которых не терпит отлагательств. Это и выдача направлений на медико-социальную экспертизу. И освидетельствование призывников военкомата. И разрешения на вождение автомобиля. И допуск к опасным условиям труда. Не говоря уже о лечении обострений у пациентов с истинно психическими заболеваниями и о профилактике этих самых обострений с помощью современных высокоэффективных лекарств, выписать которые терапевт, например, не имеет права… Чтобы не допустить коллапса, доктора Кемеровской областной клинической психиатрической больницы ездили работать в Мариинск вахтовым методом.

Принцип шаговой доступности

Главный приз конкурса — большую хрустальную бабочку, главному психиатру департамента здравоохранения Веронике Альбертовне Сорокиной вручили «за разработку системной и этапной научно-практической модели оказания психиатрической помощи».

Эта сложная формулировка означает, что психиатрическая служба Кузбасса имеет несколько основных векторов деятельности. Оказание специализированной помощи при неотложных состояниях в психиатрии; социальная реабилитация взрослых пациентов; профилактика общественно-опасных действий со стороны психически больных; комплексная помощь детям и подросткам; лечение и реабилитация лиц с пограничными расстройствами; помощь пострадавшим в чрезвычайных ситуациях…

Самое первое психиатрическое отделение было открыто в Кузбассе в 1938 году – в Новокузнецке. Однако система оказания специализированной помощи в ее современном виде начала формироваться позже, в 60-е, когда в территориях началось бурное строительство больниц и психиатрических диспансеров. Сегодня Кузбасс буквально «накрыт» их сетью.

Так, в Кемерове, Новокузнецке, Прокопьевске, Ленинске-Кузнецком и Калтане работают психиатрические больницы, в состав которых наряду со стационарами входят и специализированные поликлиники (диспансеры). В Анжеро-Судженске, Юрге, Белове, Киселевске и Междуреченске действуют психиатрические диспансеры. Впрочем, они также располагают собственным коечным фондом. А сельским жителям психиатрическую помощь оказывают в психиатрических кабинетах центральных районных больниц. То есть людям не нужно ехать за тридевять земель, специалисты могут принять их в «шаговой доступности».

В принципе, все это – вещи очевидные, само собой разумеющиеся. Тогда почему лучшим регионом признали именно Кузбасс?

«Привычно это для нас, – поясняет Вероника Сорокина. – А на всю Томскую область, например, психиатрическая больница одна, и находится она в Томске. В Омской области ситуация аналогичная. В Новосибирской больниц несколько, но все они также расположены на территории города.

Для нас естественно, что стационарную и амбулаторную помощь пациенты получают в одном учреждении. И реабилитационное звено, лечебно-производственные мастерские у нас также расположены на территории больниц. Так что, когда больной выписывается, медсестра в прямом смысле за руку отводит его в соседнее здание диспансера, знакомит с участковым психиатром. И в дальнейшем уже этот доктор курирует пациента, приглашает на диспансерные осмотры, назначает поддерживающее и профилактическое лечение. Если больному рекомендована реабилитация в лечебно-производственных мастерских, аккуратность их посещений контролирует медсестра по социальной помощи. Не пришел человек – его тут же начинают разыскивать. Благодаря такому подходу, а также развитию стационарзамещающих технологий у нас самый низкий в России процент повторных госпитализаций. И средняя длительность госпитализации тоже самая низкая.

А наши коллеги из Москвы, например, выступая недавно на одной из профессиональных конференций, как о ноу-хау докладывали о своем решении объединить стационары с психиатрическими диспансерами. Они там сегодня мало того что разобщены территориально, так еще и работают автономно, по обращаемости. Выписывается пациент из стационара больницы, ему говорят: «Езжай теперь в диспансер». А у него ни желания нет, ни денег…

Или взять такой аспект, как работу психиатров в системе медицины катастроф. В принципе, бригада для реагирования на чрезвычайные ситуации существовала в областной психбольнице и раньше. Но после 2004 года, когда во время наводнения в Калтане врачи кемеровской, новокузнецкой и калтанской психиатрической больниц работали бок о бок со спасателями, ее деятельность была упорядочена. Работа под эгидой областного центра медицины катастроф внесла ясность и четкость: ставки, круглосуточные дежурства на дому, доплаты… В Краснодарском крае этого до сих пор нет. Я спрашивала руководителя их службы, как они оказывали помощь пострадавшим от наводнения в Крымске. Он ответил, что врачи отнеслись с пониманием…

Процент истинно психических заболеваний в популяции невелик. Тогда как психические расстройства, возникающие как реакция на внешние обстоятельства (нарушение сна, снижение настроения, эмоциональная неустойчивость, агрессивное поведение и прочее), уже сегодня, по некоторым данным, затрагивают до 20% населения. Причем в известной мере их распространенность зависит от… местной власти.

Когда в Челябинске упал метеорит, люди несколько часов не знали, что произошло. Не было сообщений в СМИ, по мобильной связи невозможно было дозвониться ни в детсады, ни в школы. Представляете, что чувствовали родители? Особенно на фоне слухов про атомную войну и нашествие инопланетян. Позже к детским психиатрам обратились более 100 семей с детьми, у которых начались проблемы именно вследствие падения метеорита.

И возьмем пример с нашим землетрясением в Белове, разрушившим несколько тысяч домов. Власть отреагировала оперативно: людей успокоили, что без крыши над головой они не останутся, тут же пошла какая-то помощь. В результате обращений к психиатрам не было.

В том, что Кузбасс был удостоен высокой награды и всероссийского признания, велика заслуга всех главных врачей, в разные годы возглавлявших его психиатрическую службу и помогавших ей стать современной отраслью медицины. Но не менее значима здесь и роль областной власти, которая последовательно проводит в жизнь социально ориентированную политику».

* * *

По прогнозу Всемирной организации здравоохранения, уже к 2030 году депрессивные расстройства выйдут на первое место в мире среди причин утраты здоровья людей, опередив сердечно-сосудистые заболевания, травмы и онкопатологию.

«Выйдут» или все-таки «могут выйти»? Хочется верить, что это зависит и от нас с вами…

Валентина АКИМОВА.

 

 

Фото Федора БАРАНОВА.

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети