Соцсети:

Милосердие «Благодатной»

8 ноября 2011 | Газета «Кузбасс»

Людмила Шуберт, мама ребенка с психофизическим заболеванием, вместе с другой матерью, у которой тоже ребенок-инвалид, строят в селе Кузедеево на собственные средства дом попечения для молодых людей с психофизическими нарушениями. «Мы хотим, чтобы наши дети жили достойно», — говорят матери-предпринимательницы. К слову, Людмиле Сергеевне когда-то предлагали сдать её больного сына Никиту в интернат. Но мать категорически отказалась.

Первая в России

Наша газета неоднократно рассказывала о строительстве социальной деревни в Кузедееве. Строительство «Благодатной» (под таким названием зарегистрировано некоммерческое партнерство двух матерей) было начато два года назад. За двести тысяч рублей выкуплено здание бывшего кинотеатра «Урожай». Его триста с лишним квадратных метров сегодня превратились… в восемьсот «квадратов» будущего жилья для больных людей. Так что социальная деревня уже приобрела вполне реальные черты. Возведена двухэтажная коробка дома с фронтонами. В скором времени на здании появится крыша. В строительство уже вложено 8,5 миллиона рублей личных средств матерей и один миллион спонсорских. А ещё здесь предстоит построить мастерские, котельную, сделать отделку интерьера главного корпуса… Женщины намерены возвести и мансарду для обслуживающего персонала. На работу в «Благодатную» собираются пригласить около двадцати человек, в том числе и врачей различного профиля. Сделать предстоит еще немало. Так что помощи матерей таких же детей-инвалидов в «Благодатной» ждут с нетерпением.

Планируется, что в деревне будут проживать 15 молодых людей с психофизическими заболеваниями. Главное ее предназначение — адаптация людей с несохранным интеллектом, а также с различными психоневрологическими отклонениями. Под наблюдением специалистов инвалиды будут не только учиться обслуживать себя самостоятельно. Они обретут трудовые навыки в мастерских и на приусадебном участке, ухаживая за домашними животными. Кроме того, здесь они будут учиться тому, чего были лишены раньше, – общению, без которого зачастую остаются дети, попадающие в казенные психоневрологические диспансеры. Социальные деревни уже давно действуют за рубежом, появляются и в России. Но такая, как кузедеевская, которую возводят матери больных детей, в нашей стране первая.

Ради любви к ближнему

Недавно Людмила Шуберт в качестве директора некоммерческого партнерства «Деревня Благодатная» была единственной от Кузбасса участницей Всероссийской конференции по теме «За достойную жизнь в обществе людей с тяжелыми нарушениями развития». Прошла она в Санкт-Петербурге. Организована конференция была на базе социальной школы «Каритас» (в переводе — «Любовь к ближнему»). Она была создана в Германии ещё в XIX веке, а в последние годы обосновалась и в северной столице России.

Надо сказать, что за время работы «Социальной школы» в России организаторы уже успели сделать вывод: специалистов социальной работы и образования у нас в стране много, и они готовы меняться в своем отношении к делу, порученному им обществом. Но руководители госструктур зачастую не знают, где обучать «своих» специалистов, где позаимствовать опыт такой работы. Поэтому деятельность «Каритас» направлена прежде всего на обучение практиков, где основной принцип – уважение личности с умственной отсталостью, и самая большая аудитория – это государственные социальные работники. Лариса Косулина, координатор проекта, так и сказала: «Мы не эксперты. Но мы хотим дать возможность вам обменяться опытом и улучшить жизнь умственно отсталым людям. Так называемое «поддерживаемое проживание» движется с трудом, и здесь вы получите импульс для последующей работы».

Участвовали в обсуждении проблем людей с ограниченными психофизическими возможностями около сорока представителей различных российских городов. На форуме предполагалась разработка предложений для двух ветвей власти – законодательной и исполнительной, определение организационных и содержательных аспектов так называемого «Поддерживаемого проживания», а также план по лоббированию результатов конференции. Как пояснил Дмитрий Бартенев, юрист Психиатрического правозащитного центра, «поддерживаемое проживание» — это форма услуги для людей с тяжелой инвалидностью, обеспечение их максимальной вовлечённости, понимание необходимости индивидуализации, развитие самостоятельности, а также сокращение государственных средств на их содержание. Участники конференции говорили о том, что в принципе в пользу таких людей законы приняты. Но на практике все остается по-прежнему: законы (как «О соцобслуживании», так и «О психиатрической помощи») в большинстве случаев бездействуют. Если суд решает поместить человека в ПНИ (психоневрологический интернат), то нет критериев, по которым это решение принимается, они нигде не прописаны. Должна быть альтернатива, другой выход, считают участники конференции, иначе проблема повсеместного ограничения так и останется «извечной проблемой». По мнению юристов, сейчас признание недееспособности ведет к ущемлению прав недееспособных. «Важно добиться от государства признания автономии человека с недееспособностью… Государство же сегодня не видит необходимости в правах недееспособного человека». К слову, в Англии принят документ, который в переводе звучит так: «Ценим человека». «Пока государство не начнет ценить человека, все предпринятые меры будут косметическими. Должно быть равное право инвалида – выбирать, где ему жить, а также недопущение дискриминации недееспособных в обществе» – такое резюме прозвучало на «форуме милосердия».

Волонтеры для инвалидов

В последнее время все же наметились подвижки. В нескольких регионах, например, в Москве и Санкт-Петербурге, стали открываться социальные дома для пенсионеров и инвалидов. Опекаемый таким образом государством человек передает свою квартиру в пользу муниципалитета. А город, в свою очередь, предоставляет ему небольшое жилье со всеми удобствами в «социальном доме», где ему оказывается вся необходимая помощь, в том числе и медицинская. (У нас в Кузбассе подобные дома существуют для ветеранов войны и труда). По словам Людмилы Шуберт, сегодня в Кемеровской области для инвалидов с ограничениями в развитии существует два вида поддерживаемого проживания. Это – психоневрологические интернаты и «домашнее содержание».

Между тем законы предполагают и другие варианты. Например, развитие различных форм сопровождающего проживания. Это и тренировочные квартиры, где ребята-инвалиды учатся навыкам бытового обслуживания; и учебные квартиры, куда приходят люди, имеющие навыки по подобному обслуживанию. При этом в таких квартирах обязательно должен находиться социальный работник. Подобные услуги могут быть организованы либо на дому, либо в социальных поселениях в сельской местности.

Рассматривались на всероссийской конференции «За достойную жизнь в обществе людей с тяжелыми нарушениями развития» и вопросы взаимодействия с меценатами, с властью, с активными добровольцами. Например, в Пскове с помощью немецких спонсоров создан центр лечебной педагогики. Причем при содействии муниципальных властей! Спонсоры построили современное здание центра, купили несколько трех-четырехкомнатных квартир для тренировочной и учебной деятельности. И уже при поддержке местных властей построили мастерские, обустроили сельхозучасток. (К слову, в Белоруссии, представители которой также участвовали в форуме, таких центров различного направления насчитывается уже около ста пятидесяти). В Москве развивают волонтерское движение, направленное на помощь людям с такими формами заболевания.

С докладом о строительстве «Деревни Благодатной» выступила и новокузнечанка Людмила Шуберт. Она рассказала, как продвигается строительство дома попечения, с какими проблемами пришлось столкнуться. После выступления ей рукоплескали и благодарили за мужество. Санкт-петербургский общественный деятель и писатель Борис Кривошей, знакомый с этой проблемой на примере собственного сына, взялся за сбор материала для будущей книги о кузедеевской деревне милосердия. Кстати, закончила Людмила свою речь такими словами: «Возможно, я не всегда правильно веду себя с чиновниками, и понимаю это… Но я действую так, как подсказывает мне моя интуиция. Никто не защитит моего ребенка лучше меня. Пути назад нет. Строительство продолжается…»

Татьяна ШИПИЛОВА.

Фото автора.

Новокузнецк.

Комментировать 2
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети
  • object(WP_Comment)#8538 (18) { ["comment_ID"]=> string(6) "468426" ["comment_post_ID"]=> string(5) "25647" ["comment_author"]=> string(10) "Елена" ["comment_author_email"]=> string(14) "dsmk10@mail.ru" ["comment_author_url"]=> string(0) "" ["comment_author_IP"]=> string(13) "92.252.156.34" ["comment_date"]=> string(19) "2015-02-14 03:24:12" ["comment_date_gmt"]=> string(19) "2015-02-13 21:24:12" ["comment_content"]=> string(1179) "Я в ауте!!! (простите). От ситуации, от позиции людей, от отношения к таким инвалидам (дай бог, чтобы у них не случилось такого).......Мы с подругой просто тоже такими инвалидами занимаемся (у меня дочь такая), однажды приехали на встречу к главе одного района с предложением создать клуб инвалидов для людей с ментальными особенностями, на что нам его помощница ответила (цитирую): "А у нас нет инвалидов.." Мы с подругой переглянулись....ну о чем тут еще говорить. Я подумала: слава богу, что у вас лично их нет. Вообще, сколько сталкиваюсь с этой проблемой, делаю выводы: общество не готово принять эту категорию инвалидов, даже государство делает больше...." ["comment_karma"]=> string(1) "1" ["comment_approved"]=> string(1) "1" ["comment_agent"]=> string(109) "Mozilla/5.0 (Windows NT 6.1; WOW64) AppleWebKit/537.36 (KHTML, like Gecko) Chrome/40.0.2214.111 Safari/537.36" ["comment_type"]=> string(0) "" ["comment_parent"]=> string(1) "0" ["user_id"]=> string(1) "0" ["children":protected]=> NULL ["populated_children":protected]=> bool(false) ["post_fields":protected]=> array(21) { [0]=> string(11) "post_author" [1]=> string(9) "post_date" [2]=> string(13) "post_date_gmt" [3]=> string(12) "post_content" [4]=> string(10) "post_title" [5]=> string(12) "post_excerpt" [6]=> string(11) "post_status" [7]=> string(14) "comment_status" [8]=> string(11) "ping_status" [9]=> string(9) "post_name" [10]=> string(7) "to_ping" [11]=> string(6) "pinged" [12]=> string(13) "post_modified" [13]=> string(17) "post_modified_gmt" [14]=> string(21) "post_content_filtered" [15]=> string(11) "post_parent" [16]=> string(4) "guid" [17]=> string(10) "menu_order" [18]=> string(9) "post_type" [19]=> string(14) "post_mime_type" [20]=> string(13) "comment_count" } } Avatar
    Елена
    14.02.2015 в 03:24

    Я в ауте!!! (простите). От ситуации, от позиции людей, от отношения к таким инвалидам (дай бог, чтобы у них не случилось такого)…….Мы с подругой просто тоже такими инвалидами занимаемся (у меня дочь такая), однажды приехали на встречу к главе одного района с предложением создать клуб инвалидов для людей с ментальными особенностями, на что нам его помощница ответила (цитирую): «А у нас нет инвалидов..» Мы с подругой переглянулись….ну о чем тут еще говорить. Я подумала: слава богу, что у вас лично их нет. Вообще, сколько сталкиваюсь с этой проблемой, делаю выводы: общество не готово принять эту категорию инвалидов, даже государство делает больше….

    Ответить

  • object(WP_Comment)#8539 (18) { ["comment_ID"]=> string(6) "298810" ["comment_post_ID"]=> string(5) "25647" ["comment_author"]=> string(46) "Шуберт Людмила Сергеевна" ["comment_author_email"]=> string(0) "" ["comment_author_url"]=> string(0) "" ["comment_author_IP"]=> string(12) "85.26.231.32" ["comment_date"]=> string(19) "2012-05-13 12:09:29" ["comment_date_gmt"]=> string(19) "2012-05-13 05:09:29" ["comment_content"]=> string(14679) "Землю под Домом попечения мы выкупили в собственность, но её назначение записано в свидетельстве о собственности - под кинотеатр "Урожай". Необходимо изменить вид разрешённого использования - под социальный объект. Вот и прошли публичные слушания по земле. Другого и не ожидала. Нет, надеялась всё же, что кто-нибудь, да придёт по тем объявлениям, которые я развешала по деревне. Но, по этим объявлениям никто не пришёл, а присутствовали люди, которых пригласил Хорозов А.М. (Глава посёлка), он всех знал по именам – тех, кто ещё должен прийти. В основном, это соседи нашего «Дома попечения», которые в прошлом году боролись за футбольное поле. Сейчас на его месте поставили хоккейную коробку, и уже никому не надо футбольное поле, теперь они борются за неё. В самом начале встречи я показала на компьютере видеорепортаж о социальной деревне «Прибайкальский исток» (13 мин.). Затем рассказала о перспективах работы, о том, сколько рабочих мест у нас предполагается и каких. Хочу обратиться к выпускникам сельской школы, чтобы шли учиться на дефектологов, социальных педагогов, олигофренопедагогов – нам нужны будут такие специалисты. Все слушали внимательно и с интересом. Когда речь зашла о земле – вот тут и началось… Всё, как обещал Хорозов : «Да её порвут, как Тузик грелку!». Особенно агрессивна была Депутат Кузедеево – главврач местной больницы. Мне уже второй раз на пути попадается мать инвалида, которая настолько агрессивна по отношению ко мне. Жаль этих женщин. Наверное, им трудно смотреть, как я и сколько делаю для своего ребёнка, в то время, как они не могут. Ну, не могут они, у них, наверное, меньше моральных сил, и они в этом не виноваты. Говорят же – «Бог даёт по силам». Да… наверное, у меня сил много. Даже не знаю, откуда они у меня берутся. Порой выплачешься в подушку, кое-как уснёшь, а то и не уснёшь. А на утро с новыми силами идёшь куда-то, чего-то добиваешься, или не добиваешься. Недавно мне знакомая женщина (католичка) сказала: «Людмила, Вы же понимаете, что это Бог вашими руками делает задуманное. Сколько мам сидят по домам в депрессии, и ничего не делают, а Вы действуете». Надо же, я уже во второй раз это слышу. В первый раз мне сказал парень из церкви Евангельской: «Это не Вы делаете, это Бог делает». Я не знаю, так ли это, но, мне очень хочется верить, что это так – и это придаёт мне силы. Публичные слушания. Сейчас вспоминаю, и меня не покидает ощущение, что всё было, словно, срежессировано. Во-первых, должны были приехать зам Главы района по соцвопросам, главная депутат Новокузнецкого района и куратор Кузедеевской территории. Во-вторых, та депутатка, которая присутствовала, как будто говорила явно то, что ей велели сказать, причём повторяла одно и то же несколько раз. Парни, которые пришли последними, вторили ей. А главное – Хорозов А.М. слишком уверенно себя чувствовал, словно ему дали указание. Хотя, возможно, я и ошибаюсь. Да, понаслушалась я всякого. Оказывается, я скрывала, что строим Дом инвалидов. Хотя, с тех пор, как мы начали разбирать здание, сразу было показано несколько репортажей по ТВ, и написано несколько статей в газетах, в т.ч. «Сельские вести» писали дважды. Нет, никто не читал, и я всех обманула. Соседей конкретно. Хорозов А.М. объявил, что он вообще не знал, что мы тут строить начали, хотя его сын работал на нашем объекте, и он-то точно знал, что мы строим. А у Александра Михайловича была своя программа – он хотел здесь спортивную площадку организовать. В Кузедеево 4,5 тыс. населения и 15 км протяженность. Конечно, больше негде было спортплощадку организовать. Всё дело в том, что Хорозов очень дружен с начальником Кузедеевской полиции, а тот наш самый близкий сосед. Он хороший хозяин, у него большой парк машин, много скота, огромный красивый дом, лесопилка из Дома быта переделана, 5 детей, и ему наш Дом совсем не нужен. Сам-то он на такие собрания не ходит, а людей, я предполагаю, организовывает. Тем более, что все знают – кто хозяин в деревне! Как одна женщина мне объяснила: «Так он же власть! Как же Хорозов его слушаться не будет?» Вот и слушается, и, похоже, не только Хорозов. Сейчас нам предлагают вместо поля рядом со зданием - 50 соток земли школьной территории. В своё время мы просили эту 55-летнюю деревянную школу за 500 тыс. руб., но нам её продавали за 1960 тыс. руб. без земли. Сейчас начальнику полиции, похоже, заплатили деньги за то, чтобы её разобрали. И, теперь, получается: стоит Дом попечения, потом идёт хоккейная коробка, затем небольшой участок, дорога, а потом эти 50 соток. Котельная у нас должна стоять там, где сейчас хоккейная коробка. Я предложила переставить хоккейную коробку на территорию школы – это логично. Мне ответили, что дело не в хоккейной коробке, и не в футбольном поле. Просто соседи не хотят, чтобы мы здесь размещали свои мастерские, котельную, сарай и огород. Директор «Дома творчества» заявила: «Я не хочу, чтобы ваши грядки у меня под окном были!» У нас тут 10 лет стояло пустое поле, и пусть дальше стоит. «И котельная ваша нам не нужна, - заявил молодой человек, - мы не для того из города приезжаем, чтобы вашим газом дышать!» А уж когда я сказала, что у нас котельная на дизельном топливе, так меня здесь и впрямь, чуть не порвали. Я спросила: «Ну, хорошо, какую котельную мы поставить должны? Мы поставим» Мне молодой человек с такой ухмылкой ответил: «На электричестве!» А женщина в шапочке объявила: «Вот, в Коммуне люди купили дом, да соседям не понравились, так их сожгли! Это же деревня – здесь так! А как Вы среди нас жить будете?» Я её поблагодарила за правду и предупреждение. Упитанный мужчина начал требовать с меня документы – почему не принесли, да и не копии – а оригиналы. Хотя я объяснила, что все документы предъявляла в Поссовет. Его это не впечатлило. Почему до сих пор Разрешение на строительство не получили? Объяснила на 3-й раз, что мне сначала надо пройти публичные слушания, затем получить градострительный план. А я уже 4 письма в Администрацию написала – ответа нет! Замкнутый круг какой-то. И тут женщину в шапочке осенило: «А давайте письмо Тулееву напишем, пусть он им деньги за Дом вернёт, а они на эти деньги другой дом построят!» Я согласилась: «Давайте! А мы построим на территории школы». Молодой человек удивился: «А Вы что, не поняли, что дело не в футбольном поле, и не в хоккейной коробке - вы тут вообще не нужны?! Мы вообще не хотим, чтобы вы тут были». Здесь вдруг депутатка вспомнила, что в другом посёлке продаётся 2-хэтажный дом с большим участком земли. «Вы вот его за 8 млн. руб. купите, и вам хватит». Я ответила, что у нас нет столько денег, мы и так коробку 5-й год строим, 14 млн. руб. уже потратили. Мне сообщили, что так нам дешевле обойдётся. Депутатка напомнила, что психиатрическая больница, например, стоит на горе, т.е. вдалеке от жителей города. Молодой человек посоветовал взять справку у психиатра, что эти дети необучаемы, и, что учить их нечего – бесполезно же. Я говорю: «Так, может тогда их убить, сделать им эвтаназию – вам всем сразу легче будет». На что прозвучало молчаливое согласие. Упитанный мужчина заявил, что они собрали полную поляну детей, которые против размещения нашего Дома попечения на данной территории. И поинтересовался: «А кто это решил, что у вас социальный объект? Может, он совсем и не социальный». Здесь прокатился шум, что под социальный объект хоть что записать можно. Словом, проголосовали все против того, чтобы поменять разрешение земли под социальный объект. Решили – пусть кинотеатр останется, или спортивный центр, здание же красивое. А так вдруг Дом терпимости сделают, или одноруких бандитов поставят. Действительно, спортивный центр лучше, чем Дом инвалидов. Пусть они где-то в другом посёлке будут, а так – нет, они не против инвалидов! Совсем добил меня пожилой мужчина интеллигентного вида, который в конце сказал: «А мы думали сначала – святое дело Дом для инвалидов, а теперь…» Я не поняла, а что изменилось-то? Просто разные Главы, будь то территории, или района просто по-разному формируют общественное мнение. К сожалению, как видим, вразрез с политикой страны. 25 апреля 2012 Госдума ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов. «А в деревне Гадюкино по-прежнему идут дожди…»" ["comment_karma"]=> string(1) "0" ["comment_approved"]=> string(1) "1" ["comment_agent"]=> string(72) "Mozilla/5.0 (Windows NT 6.1; WOW64; rv:12.0) Gecko/20100101 Firefox/12.0" ["comment_type"]=> string(0) "" ["comment_parent"]=> string(1) "0" ["user_id"]=> string(1) "0" ["children":protected]=> NULL ["populated_children":protected]=> bool(false) ["post_fields":protected]=> array(21) { [0]=> string(11) "post_author" [1]=> string(9) "post_date" [2]=> string(13) "post_date_gmt" [3]=> string(12) "post_content" [4]=> string(10) "post_title" [5]=> string(12) "post_excerpt" [6]=> string(11) "post_status" [7]=> string(14) "comment_status" [8]=> string(11) "ping_status" [9]=> string(9) "post_name" [10]=> string(7) "to_ping" [11]=> string(6) "pinged" [12]=> string(13) "post_modified" [13]=> string(17) "post_modified_gmt" [14]=> string(21) "post_content_filtered" [15]=> string(11) "post_parent" [16]=> string(4) "guid" [17]=> string(10) "menu_order" [18]=> string(9) "post_type" [19]=> string(14) "post_mime_type" [20]=> string(13) "comment_count" } } Avatar
    Шуберт Людмила Сергеевна
    13.05.2012 в 12:09

    Землю под Домом попечения мы выкупили в собственность, но её назначение записано в свидетельстве о собственности — под кинотеатр «Урожай». Необходимо изменить вид разрешённого использования — под социальный объект.

    Вот и прошли публичные слушания по земле.
    Другого и не ожидала. Нет, надеялась всё же, что кто-нибудь, да придёт по тем объявлениям, которые я развешала по деревне.
    Но, по этим объявлениям никто не пришёл, а присутствовали люди, которых пригласил Хорозов А.М. (Глава посёлка), он всех знал по именам – тех, кто ещё должен прийти. В основном, это соседи нашего «Дома попечения», которые в прошлом году боролись за футбольное поле. Сейчас на его месте поставили хоккейную коробку, и уже никому не надо футбольное поле, теперь они борются за неё.
    В самом начале встречи я показала на компьютере видеорепортаж о социальной деревне «Прибайкальский исток» (13 мин.). Затем рассказала о перспективах работы, о том, сколько рабочих мест у нас предполагается и каких. Хочу обратиться к выпускникам сельской школы, чтобы шли учиться на дефектологов, социальных педагогов, олигофренопедагогов – нам нужны будут такие специалисты. Все слушали внимательно и с интересом.
    Когда речь зашла о земле – вот тут и началось… Всё, как обещал Хорозов : «Да её порвут, как Тузик грелку!». Особенно агрессивна была Депутат Кузедеево – главврач местной больницы. Мне уже второй раз на пути попадается мать инвалида, которая настолько агрессивна по отношению ко мне. Жаль этих женщин. Наверное, им трудно смотреть, как я и сколько делаю для своего ребёнка, в то время, как они не могут. Ну, не могут они, у них, наверное, меньше моральных сил, и они в этом не виноваты. Говорят же – «Бог даёт по силам». Да… наверное, у меня сил много. Даже не знаю, откуда они у меня берутся. Порой выплачешься в подушку, кое-как уснёшь, а то и не уснёшь. А на утро с новыми силами идёшь куда-то, чего-то добиваешься, или не добиваешься.
    Недавно мне знакомая женщина (католичка) сказала: «Людмила, Вы же понимаете, что это Бог вашими руками делает задуманное. Сколько мам сидят по домам в депрессии, и ничего не делают, а Вы действуете».
    Надо же, я уже во второй раз это слышу. В первый раз мне сказал парень из церкви Евангельской: «Это не Вы делаете, это Бог делает». Я не знаю, так ли это, но, мне очень хочется верить, что это так – и это придаёт мне силы.
    Публичные слушания. Сейчас вспоминаю, и меня не покидает ощущение, что всё было, словно, срежессировано. Во-первых, должны были приехать зам Главы района по соцвопросам, главная депутат Новокузнецкого района и куратор Кузедеевской территории. Во-вторых, та депутатка, которая присутствовала, как будто говорила явно то, что ей велели сказать, причём повторяла одно и то же несколько раз. Парни, которые пришли последними, вторили ей. А главное – Хорозов А.М. слишком уверенно себя чувствовал, словно ему дали указание. Хотя, возможно, я и ошибаюсь.
    Да, понаслушалась я всякого. Оказывается, я скрывала, что строим Дом инвалидов. Хотя, с тех пор, как мы начали разбирать здание, сразу было показано несколько репортажей по ТВ, и написано несколько статей в газетах, в т.ч. «Сельские вести» писали дважды. Нет, никто не читал, и я всех обманула. Соседей конкретно.
    Хорозов А.М. объявил, что он вообще не знал, что мы тут строить начали, хотя его сын работал на нашем объекте, и он-то точно знал, что мы строим. А у Александра Михайловича была своя программа – он хотел здесь спортивную площадку организовать. В Кузедеево 4,5 тыс. населения и 15 км протяженность. Конечно, больше негде было спортплощадку организовать.
    Всё дело в том, что Хорозов очень дружен с начальником Кузедеевской полиции, а тот наш самый близкий сосед. Он хороший хозяин, у него большой парк машин, много скота, огромный красивый дом, лесопилка из Дома быта переделана, 5 детей, и ему наш Дом совсем не нужен. Сам-то он на такие собрания не ходит, а людей, я предполагаю, организовывает. Тем более, что все знают – кто хозяин в деревне! Как одна женщина мне объяснила: «Так он же власть! Как же Хорозов его слушаться не будет?» Вот и слушается, и, похоже, не только Хорозов.
    Сейчас нам предлагают вместо поля рядом со зданием — 50 соток земли школьной территории. В своё время мы просили эту 55-летнюю деревянную школу за 500 тыс. руб., но нам её продавали за 1960 тыс. руб. без земли. Сейчас начальнику полиции, похоже, заплатили деньги за то, чтобы её разобрали.
    И, теперь, получается: стоит Дом попечения, потом идёт хоккейная коробка, затем небольшой участок, дорога, а потом эти 50 соток. Котельная у нас должна стоять там, где сейчас хоккейная коробка. Я предложила переставить хоккейную коробку на территорию школы – это логично. Мне ответили, что дело не в хоккейной коробке, и не в футбольном поле. Просто соседи не хотят, чтобы мы здесь размещали свои мастерские, котельную, сарай и огород. Директор «Дома творчества» заявила: «Я не хочу, чтобы ваши грядки у меня под окном были!» У нас тут 10 лет стояло пустое поле, и пусть дальше стоит.
    «И котельная ваша нам не нужна, — заявил молодой человек, — мы не для того из города приезжаем, чтобы вашим газом дышать!» А уж когда я сказала, что у нас котельная на дизельном топливе, так меня здесь и впрямь, чуть не порвали. Я спросила: «Ну, хорошо, какую котельную мы поставить должны? Мы поставим» Мне молодой человек с такой ухмылкой ответил: «На электричестве!»
    А женщина в шапочке объявила: «Вот, в Коммуне люди купили дом, да соседям не понравились, так их сожгли! Это же деревня – здесь так! А как Вы среди нас жить будете?» Я её поблагодарила за правду и предупреждение.
    Упитанный мужчина начал требовать с меня документы – почему не принесли, да и не копии – а оригиналы. Хотя я объяснила, что все документы предъявляла в Поссовет. Его это не впечатлило. Почему до сих пор Разрешение на строительство не получили? Объяснила на 3-й раз, что мне сначала надо пройти публичные слушания, затем получить градострительный план. А я уже 4 письма в Администрацию написала – ответа нет! Замкнутый круг какой-то.
    И тут женщину в шапочке осенило: «А давайте письмо Тулееву напишем, пусть он им деньги за Дом вернёт, а они на эти деньги другой дом построят!» Я согласилась: «Давайте! А мы построим на территории школы». Молодой человек удивился: «А Вы что, не поняли, что дело не в футбольном поле, и не в хоккейной коробке — вы тут вообще не нужны?! Мы вообще не хотим, чтобы вы тут были».
    Здесь вдруг депутатка вспомнила, что в другом посёлке продаётся 2-хэтажный дом с большим участком земли. «Вы вот его за 8 млн. руб. купите, и вам хватит». Я ответила, что у нас нет столько денег, мы и так коробку 5-й год строим, 14 млн. руб. уже потратили. Мне сообщили, что так нам дешевле обойдётся.
    Депутатка напомнила, что психиатрическая больница, например, стоит на горе, т.е. вдалеке от жителей города. Молодой человек посоветовал взять справку у психиатра, что эти дети необучаемы, и, что учить их нечего – бесполезно же. Я говорю: «Так, может тогда их убить, сделать им эвтаназию – вам всем сразу легче будет». На что прозвучало молчаливое согласие.
    Упитанный мужчина заявил, что они собрали полную поляну детей, которые против размещения нашего Дома попечения на данной территории. И поинтересовался: «А кто это решил, что у вас социальный объект? Может, он совсем и не социальный». Здесь прокатился шум, что под социальный объект хоть что записать можно.
    Словом, проголосовали все против того, чтобы поменять разрешение земли под социальный объект. Решили – пусть кинотеатр останется, или спортивный центр, здание же красивое. А так вдруг Дом терпимости сделают, или одноруких бандитов поставят. Действительно, спортивный центр лучше, чем Дом инвалидов. Пусть они где-то в другом посёлке будут, а так – нет, они не против инвалидов!
    Совсем добил меня пожилой мужчина интеллигентного вида, который в конце сказал: «А мы думали сначала – святое дело Дом для инвалидов, а теперь…»
    Я не поняла, а что изменилось-то? Просто разные Главы, будь то территории, или района просто по-разному формируют общественное мнение. К сожалению, как видим, вразрез с политикой страны.
    25 апреля 2012 Госдума ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов.
    «А в деревне Гадюкино по-прежнему идут дожди…»

    Ответить