Хочу в острог!

2 сентября 2011 | Галина Бабанакова

УДИВИТЕЛЬНОЕ _ РЯДОМ

…Как раз у Золотого ручья пришлось выйти из машины. Дальше по такой дороге без проблем может проехать только трактор. Так что надежней – пешком. К тому же до острога, как сказал наш провожатый, рукой подать. Да и в ручей лишний раз заглянуть не мешает. А вдруг именно нам повезет, и приплывут прямо в руки золотые песчинки. Не зря же ручей Золотым назвали!Журчит Золотой, не отпускает. Вот что-тои впрямь блеснуло. Опускаю руку и… На ладони только лучик от солнца. Снова ловлю что-то блестящее. А это просто листик золотой, слетевший с куста.Но ведь в этих местах и вправду искали и находили и серебро, и золото! У нашего всезнающего проводника – Владимира Петровича Ломекина — столько папок с документами об этих первооткрывателях и добытчиках драгоценных металлов, что вполне хватило бы для написания кандидатской диссертации. Но Владимир Петрович, исполняющий обязанности главы Утинской территории, отодвинув в сторону папки, сказал:– Кандидатской мне уже не надо. Вот построить бы острог…

I.

Острог – это дополнительный пункт к жизненной программе настоящего мужчины. Дети, внуки, дом, собственноручно посаженные деревья – все это у Владимира Петровича давно есть. А острог – это как мечта, главная цель, которой необходимо добиться. Пока не удалось. Но верит Владимир Петрович, что острог – его название Каштакский – из исторического памятника все-таки превратится в место отдыха. А именно – в туристический комплекс. А то ведь обидно, что столько денег везут наши земляки в чужие страны, не ведая, что у себя отдохнуть можно ничуть не хуже.

По просьбе Владимира Петровича местный художник Андрей Анисимов подготовил эскиз туркомплекса «Острог». Только вы, пожалуйста, не пугайтесь самого слова «острог». Каштакский острог – это вовсе не тюрьма, не место заточения и наказания; изначально так назывались оборонительные пункты.

Освоение Сибири было бы невозможно без возведения острогов — деревянных оборонительных сооружений для размещения «воинских людей»; обнесены они были заостренной сверху оградой. Вот и Каштакский острог охранял первые серебряные промыслы Сибири… Название Каштакский – от реки Каштак. А сейчас уже и озеро с таким названием есть. Непогода на него не действует: всегда оно чудное, манящее и рыбаков, и просто желающих уединиться от суеты и забот.

Однако вернемся к острогу.

– Вот мы и пришли. Только не свалитесь в ров, – предупреждает Владимир Петрович. Зря он опасался: мы и так уже замерли. От переполняющих чувств, наверное. Как будто клад нашли. Да что там клад… Как будто на машине времени перенеслись в XVII столетие! А именно — в 1697 год. Именно тогда в Томск по указу Петра I был направлен опытный мастер-плавильщик грек Александр Левандиан с десятью помощниками — «плавить руду на Каштаке и обучать рудоплавильному и серебряному и всякому другому делу томчан всяких грамотных и неграмотных».

Понятно, что не просто так царский указ вышел. Годом раньше, в 1696-м, чулымский князь Мышан Кайлачеков передал сборщику ясака (натуральной подати) Степану Тупальскому 400 граммов серебряной руды. По сведениям Мышана, руда находилась на реке Каштак. Воевода Василий Ржевский сразу отправил туда Тупальского, наказав осмотреть повнимательнее место и побольше руды набрать. Об этом и царю Петру Алексеевичу написал буквально следующее: «Посылаю я, холоп ваш ис Томска для той руды к нему же, князцу Мышану сына боярского Степана Тупальского с товарищи и он, князец Мышан указал то место, где та руда означалась на речке Каштаке».

В указанном месте сын боярский Степан пустил серебряную штольню и добыл восемь пудов руды. Руду отправили в столицу, потому что в Томске из-за отсутствия мастеров переплавлять ее было некому.

Руда сия добра образцом и в глубине пребогатая будет! – вроде так сказал тогда царь-батюшка и стал писать свой указ об обучении рудоплавильному делу. Из пуда руды (16 кг) выходило больше двух золотников серебра…

 

II.

Как отличный, энергичный и заинтересованный экскурсовод Владимир Петрович продолжает вводить нас в курс истории давно минувших дней. Вот сейчас, перебравшись через ров и пройдя несколько метров вверх, мы стоим на месте сереброплавильного завода. И сам завод, а уж тем более острог были построены быстро. Острог, например, как свидетельствуют архивные документы, всего за четыре дня. Правда, и людей на это дело было брошено немало. Сейчас Владимиру Петровичу со своей мечтой, планами и поисками инвесторов (и с несколькими единомышленниками) об этом можно только мечтать…

А 27 августа 1697 года из Томска вышел по тем временам невиданный отряд, насчитывающий 800 человек ратных и работных людей. Вместе с оборудованием для добычи руды и строительства завода отряд вез три пушки: енисейские киргизы уже были известны своими жестокими набегами.

Не зря ратные и работные люди так заботились о безопасности. Прошло всего два дня после возведения острога с башнями, как пришли киргизы и (цитирую описание из книги) «…чинили на них воинские напуски по три дни, а в тех напусках одного служилого калмыка да на покосах русских людей побили до смерти…»

Вообще-то работным людям не только от неприятеля доставалось. Владимир Петрович показывает рукой вдаль. Там среди берез лежит большой камень. Это было место порки провинившихся. Кто-то из современников для натуральности выкрасил часть камня красной краской. Как будто кровь… Бр-р-р… Владимиру Петровичу, судя по его виду и голосу, эта «кровавая» натуральность тоже не нравится. Другое дело — название еще одного красивейшего озера близ Каштакского острога – Согласие. Так и хочется узнать легенду, как возникло такое название. Может быть, и появится она, когда будет здесь туристический комплекс…

Не знаю, как вы, а я бы стала здесь одной из первых отдыхающих. Но это, как и у Владимира Петровича, пока только в мечтах. А сейчас, глядя на окружающую неописуемую красоту, в который раз думаю: до каких же пор нас больше будет манить только «прекрасное далеко»?! Ведь тут, в родных краях, всего в шести километрах от Тисуля, такое чудо чудное! Высокие скалы над озером, водопад и не просто журчащие, а прямо-таки говорящие ручьи. И лес со всем набором растительности. Про воздух я уж и не говорю: им дышишь – не надышишься.

 

III.

Но это сейчас я только прекрасное вокруг замечаю. Первопроходцам в этих местах часто было не до красот. Ведь за летом, осенью 1697 года наступила зима. Она у нас на севере области и сейчас холодная, затяжная. А уж какой была три века назад! Еще раз заглянем в архивы.

«…Зимним временем работать невозможно. Никакой работы, а потому работные люди живут даром и запас государев издержитца напрасно… А что писал ты, государь, преж сего об дровях, чтоб рубить на уголье дрова, то работны люди босы и наги, и без рукавиц и рубить дров зимним временем стало нельзя: топоры ломаются…»

Лютый мороз, набеги киргизов, а тут еще грунтовые воды. До десяти тысяч ведер воды в день приходилось вычерпывать… Но не только это заставило уже в 1699 году прекратить работы по добыче. Выяснилось, что руда на реке Каштак невысокого качества…

…По легенде, те русские люди, которые пришли сюда с Левандианом, остались здесь жить, основав поселение Тисуль.

– Нет сомнений, что наш поселок зародился благодаря именно острогу. И теперь, пока не стерты с лица земли последние памятники истории, настало время воссоздать то, что там было. Это был бы не просто туристический комплекс, а память о наших истоках, – так говорит Владимир Петрович, увлеченный идеей вновь построить острог.

Конечно, не забывает он и о делах текущих на Утинской территории. А это несколько сел и деревень. И в каждом поселении – своя «изюминка». Взять, к примеру, озеро Берчикуль. Или озеро Утинку. Специалисты из научно-исследовательских институтов подтвердили лечебные свойства грязи в Утинке и сапропели в Берчикуле. А еще в Утинке есть источники с сероводородной водой.

Что же касается озера Согласие у Каштакского острога, то и без ученых ясно: оно от всяких нервных стрессов вылечит. Люди давно это поняли и нередко наведываются сюда. Вот под березами столик со скамейкой. Следы от костра и «скатерти — самобранки». Дикарями, как говорится, отдыхали. А при наличии туркомплекса был бы к их услугам и стол, и дом. А еще исторические экскурсии, база проката, баня, кафе, лодочная станция, конные прогулки, рыбалка, пляж,

детская площадка. Зимой — каток, лыжно-санные спуски. После свежего воздуха – банкетный зал, развлекательно-игровые программы, спальные номера… И на этом идеи Владимира Петровича и его товарищей — единомышленников еще не заканчиваются.

Но все упирается во что? Правильно – в деньги. Ау, инвесторы! Одно дело, конечно, их призывать заняться культурно-оздоровительным бизнесом, другое – пригласить хотя бы на экскурсию. Мы-то сами сюда напросились, еще не зная, что Каштакский острог окажется тем местом, куда захочется вернуться.

По дороге назад вновь переходили Золотой ручей. И опять смотрели в него не как в зеркало, а с надеждой на маленькое счастье. Вдруг сейчас «намоем» золотые крупинки? Опускаем ладони в воду. Господи, хорошо-то как! И подумалось: чего стоит одна маленькая крупинка в сравнении с такой богатой красотой, которая вокруг? И вспомнились строчки из стихов местного самодеятельного поэта В. Хайрулина: «И хочется сказать первопроходцам-землякам: «Примите наш поклон, спасибо вам…»

А я прямо до самой земли поклонилась, когда оступилась, перескакивая через ров, вырытый еще три века назад.

Галина БАБАНАКОВА

НА СНИМКАХ: места эти и вправду дивные; Владимир Петрович, который хочет построить острог; озеро Согласие.

Фото

Кирилла Кухмаря.

 

Тисуль – Утинка – Каштакский острог.

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети