«Генплан – это документ не для удивлений», –

20 июля 2011 | Газета «Кузбасс»

утверждает Николай Марков, начальник Главного управления архитектуры и градостроительства области.

Примеры недовольства кузбассовцев новыми вариантами застройки привычных парков и скверов, дефицитом места во дворах домов или парковок, узкими дорогами, кажется, только множатся вслед за строительством новых домов и увеличением количества автомобилей. Однако недавно в области завершился шестилетний процесс разработки новых генеральных планов всех 16 городских округов. Документов, которые принимались с учетом мнений самих жителей. О том, чего ждать от этих документов, «Кузбассу» рассказал начальник Главного управления архитектуры и градостроительства области Николай МАРКОВ.

–Николай Николаевич, в последние пару лет, когда завершалась разработка новых генпланов, было обнародовано много информации о старых документах. В большинстве территорий области, как выяснилось, даже не были выполнены старые планы. Теперь приняты новые. Что они собой представляют? В чем их принципиальное отличие от прежних генпланов?

– Безусловно, между прежними и новыми генпланами есть разница. И существенная. Раньше была плановая экономика, и нас органы власти настраивали на то, когда, где, что и в каком объеме должно быть сделано, построено. Вы правы, многое из того, что принималось в конце 1970-х – начале 1980-х годов (а именно тогда принимались старые генпланы), не выполнено. Не освоены огромные территории, численность населения сейчас существенно ниже, чем закладывалась. Генпланы тогда делали с огромным «запасом». К примеру, в городе Березовский поселок и микрорайон должны были срастись к сегодняшнему дню. Это население в пределах 120 тысяч человек. Сейчас с трудом набирается 60 тысяч.

Наши города сейчас имеют либо совершенно иную промышленную структуру, как это мы видим в Кемерове, либо уже не в том масштабе, как в Новокузнецке. Изменились жизнь, строй в России. Изменился и подход к градостроительной документации, к ее разработке и назначению.

Сегодня, в первую очередь, происходит оценка территорий, потенциала и пути их развития. Одна из первоначальных целей – определить ограничения развития данной территории: техногенные, природные, геологические, санитарно-эпидемиологические, экологические. Берем, скажем, полосу железной дороги или завод. Исходя из санитарных норм, мы понимаем, в каких пределах строить нельзя. Или геология – возможные оползни, подтопления. Или чисто географические ограничения, как в Осинниках, «зажатых» Новокузнецким районом, рекой и поселком Высокий, где строить просто ничего нельзя, потому что это подработанные угледобычей территории.

Другое дело, что в такой ситуации надо смотреть резервы территории. Нужно утилизировать вышедшие из строя или отслужившие свой век жилые дома и другие объекты и там строить. Или идти путем наращивания этажности, если позволяют показатели по сейсмике. Иных решений требует Анжеро-Судженск. Там территории для новой застройки есть. Тот же Восточный район. Но городу нужны новые производства и инфраструктура.

В целом же в генплан закладываются условия для оценки того уровня, в каком город будет находиться через 10-15-25 лет. Этот документ является своего рода подложкой программ социально-экономического развития территорий, визуализацией программ развития наших городских округов. И в этом смысле нынешние генпланы более реальны, на мой взгляд.

– Что собой представляет этот документ – генплан?

– Генплан, по большому счету, – это набор схем. В частности, в генплане есть иллюстрация действующей транспортной системы городов, а также проектные предложения по их совершенствованию для оптимального движения. Также в генплане, образно говоря, крупными мазками обозначена картина развития города: в этой зоне будет развиваться жилое строительство, промышленность, там – складская зона, санитарные ограничения, туристические зоны. А если речь идет о жилищном строительстве, то генплан дает представления о том, какие и где объекты социальной сферы (больницы, школы, поликлиники, детсады) необходимо построить.

– Генплан как градостроительный документ на кого ориентирован? Чем и кому он может быть полезен?

– Во-первых, он нужен власти. Я считаю, что глава города, принимая те или иные решения, должен руководствоваться программой социально-экономического развития территории и ее продолжением – генпланом. И для нового человека, который приходит на этот пост, генплан должен стать одним из первых документов, с которыми он должен познакомиться, чтобы понять, как развивать город.

Генплан важен и для бизнеса. Предприниматели, компании должны понимать, в каком объеме и где та или иная услуга, товар для горожан могут быть востребованы. Если речь идет о производстве, то бизнесу важно знать, где его можно разместить.

Наконец, самим людям, живущим в конкретном городе, полагаю, небезынтересно будет узнать, в каком направлении будет развиваться город. Конечно, в генплане люди не увидят информацию, расширят ли двор конкретного дома. Но документы другого уровня – проект планировки территории, правила землепользования и застройки, – которые и призваны отвечать на такие вопросы, базируются именно на генплане.

– Если конкретно, то чем генпланы могут удивить кузбассовцев?

– Это документы не для удивлений. Они соответствуют принятой еще раньше схеме территориального планирования области, которой, в частности, предусмотрено, что население Кемерова в определенный момент может превысить население Новокузнецка, за счет миграции прежде всего. Для этого складываются объективные предпосылки. Кемерово становится неким тяготеющим центром, общественно-деловым полюсом. Некоторые малые города – Прокопьевск, Ленинск-Кузнецкий, Белово – будут прирастать за счет районов. Некоторые инвестпроекты, реализация которых уже началась, могут привести к появлению новых населенных пунктов. К примеру, освоение марганцевого месторождения недалеко от Междуреченска может потребовать строительства нового поселка для работников добывающего комплекса с условным названием Белоусинск.

В генпланах заложено и перспективное решение транспортных проблем, самые существенные из которых в Кемерове. Это, к слову, заложено и в схеме территориального планирования области. Я говорю о предложении вывести федеральную трассу М-53 за пределы города. Для этого предусмотрено строительство северо-западного обхода Кемерова от села Топки на Верхотомку и дальше на Кедровку. Также заложен вариант строительства т.н. Восточного обхода через Металл­площадку в сторону Березовского, мимо Лесной Поляны. Все это предполагает строительство двух мостов через Томь. Здесь стоит упомянуть предложения, отраженные в схеме терпланирования области. В частности, строительство автомобильной дороги через Зеленогорск в Крапивинском районе на поселок Центральный Тисульского района. Это стратегический путь, который позволит югу Кузбасса, доезжая до Панфилова, поворачивать в сторону Красноярского края и Хакасии напрямую. И это должно вдохнуть жизнь, дать возможность развития Зеленогорска, открыть доступ к новым лесным ресурсам, а также связь с Хакасией через Междуреченск.

– Дороги и мосты – очень дорогие объекты. Потому встает вопрос о реалистичности генпланов.

– Генеральный план в сегодняшних экономических условиях носит не директивный характер, а, скорее всего, регулятивный. В силу социально-экономических возможностей той или иной территории он показывает варианты развития. Нормы, которые в нем заложены, могут быть выполнены, если этому будет благоприятствовать социально-экономическая обстановка. И в генпланах есть как оптимистический, так и пессимистический прогнозы.

Что же касается дорогих проектов, то генпланы – это документы не только «внутреннего» городского или кузбасского пользования. На федеральном уровне сегодня четко сказано, что с 2013 года правительство, федеральные ведомства даже не будут разговаривать с субъектом или муниципалитетом, у которых нет генпланов. Хочешь получить для микрорайона деньги на внутриквартальные сети? Нужно будет представить генплан.

При этом одновременно генплан – это еще и документ, цель которого – резервирование территорий под будущее строительство объектов муниципального, регионального значения.

Возможно, новых автодорог не будет еще долго, но когда начнется их строительство, нужно, чтобы территории были свободны.

Что до реалистичности, то генпланы разрабатывались специализированными организациями из Томска, Новосибирска, Кемерова. Особо отмечу, что Институт урбанистики, ведущий профильный институт России, выполнял генпланы Кемерова и Новокузнецка. А до этого разработал схему терпланирования области. Это очень удачное сочетание. Опирались же разработчики, повторю, на программы социально-экономического развития территорий. Была проделана огромная аналитическая работа. И мы считаем, выполнена она на высоком профессиональном уровне. Отмечу и то, что принятие этих документов сопровождалось публичными слушаниями. То есть все заинтересованные лица могли высказать свои замечания и предложения. Документы утверждены горсоветами. Гепланы не спущены сверху, как раньше, а приняты представителями людей, живущих в городе.

– Как можно использовать генпланы в текущем режиме уже сейчас?

– Мы уже на электронном ресурсе области собираем всю базу данных по муниципальным образованиям. Соединим генпланы с базой Росреестра. И муниципалитеты смогут видеть, где зарегистрировано право на землю. Так генплан станет и настоящим рабочим документом.

 

Беседовала Татьяна ДУМЕНКО.

Фото Сергея Гавриленко.

 

 

 

 

 

Комментировать 0
Оставить комментарий
Как пользователь
социальной сети